ИГРА В ВОЙНУ

А я в войну играл четыре раза:
Впервые в детстве целились в меня,
Второй — в Афгане рядовым спецназа,
А третий и четвертый раз — Чечня.

Я в детстве был, конечно же, Чапаем
И лужи как Урал переплывал.
В меня стреляли шишками с сарая,
Но я всегда упорно выживал.

Потом в горах, где мало кислорода,
Я нянчил, как ребенка, автомат.
Я проводил в последний путь полвзвода
И раз меня отпел военкомат.

А в мирной жизни — полный неумеха!
И я, поскольку в ней мне не везет,
Опять играть в солдатиков поехал
И в Грозном чудом встретил Новый год:

Меня чеченский снайпер в ногу ранил,
Второю пулей счет прервется дням!..
Но я его прикрыл собой в Афгане
И он, узнав, не дострелил меня.

Живу, служу, хромаю понемногу,
Ни дома, ни детей и ни плетей!
Тут — вновь к чеченским братьям на подмогу
И, вроде, все по-честному теперь.

Мы в этот раз, наверно, победили,
Хоть без потерь опять не обошлось!
И в Грозном кого надо посадили,
И воевать особо не пришлось.

Я пацанов своих берег, жалея,
Чтоб было кому вспомнить о войне.
Я их учил всему, что сам умею…
Как вдруг война закончилась во мне.

И хоть меня просили, чтоб остался,
И командир, и даже пацаны,
Но я ответил честно — наигрался
(Знать, утонул Чапай в реке войны…)

АССОЦИАЦИИ

Заводная игрушка ползет по столу -
Неожиданно красный пластмассовый танк,
И причудливой змейкой ползет по стволу
Симпатичная трещинка - в сущности, брак.
Заводная игрушка за десять рублей,
Смотрит сын на нее вот уже полчаса,
И сияют зеленые звезды на ней,
Отражаясь в горящих ребячьих глазах.

Не лисичка-сестричка, не плюшевый пес,
Не конструктор и даже не велосипед,
А вот этот смешной неуклюжий курьез
Стал мечтою для парня в неполных пять лет.
Я смотрю, как он валит солдатиков строй,
В слабом шорохе гусениц слышится лязг…
Кто закован в броню, тот, конечно, герой,
И нетрудно ему других втаптывать в грязь.

Пусть броня из пластмассы, но это пока:
Это лишь первый шаг, пробный выстрел, тренаж -
Скоро пальцы коснутся другого курка
И негромкий хлопок потревожит пейзаж.
Настоящих солдатиков - с блеском в глазах,
С нездоровым дыханием и щетиной,
Каждый миг кто-то давит в горах и песках
Заводною игрушкой – обычной войной!

В шорах триплексов виден с трудом горизонт,
Но не видно совсем девять метров вокруг,
И броня не спасет дружный свой гарнизон
От гранаты, в упор кем-то пущенной вдруг.
Закоптится от пламени зелень брони,
Полетят похоронки казнить матерей,
Вас оденут, быть может, в бетон и гранит,
А скорее всего, вы сгорите в костре.

Вновь поднимутся цены на соль, керосин,
В адском пекле войны миллионы сгорят…
Заводною игрушкой любуется сын.
Я беззвучно шепчу: Зря купил ее, зря…

Константин Скуратов