Мое детство прошло в парикмахерских, иногда мама брала меня с собой и тогда я погружалась в мир красивых ухоженных женщин, источающих аромат изысканных французских духов. Я, как сейчас, вижу маму, молодую и красивую, сидящую в кресле с журналом в руке, с волосами цвета меда, точь в точь, как у моей любимой героини детских сказок - Златовласки, способную защитить меня от любых невзгод. Это был совершенно другой мир, в нем едва ли нашлось бы место хмурым уставшим женщинам с тяжелыми сумками, невзрачным обоям в нашей скромной квартире и вызывавшей отвращение школьной форме моей сестры. В холле парикмахерской меня встречали фотографии настоящих красавиц, их глаза светились добротой и счастьем, наверняка в их жизни было все, что только могла пожелать маленькая девочка. Именно тогда я поклялась себе, что однажды мое лицо будет украшать обложки самых модных журналов, и я добьюсь своего, чего бы мне это не стоило. Наверное, это и было самым счастливым моментом в моей жизни. Как жаль, что время неумолимо меняет облик наших близких и вносит свои коррективы не зависимо от того, о чем мы мечтали в беззаботном детстве.

Сколько воды утекло с того времени, менялись люди, города, но неизменным оставалось одно мое стремление осуществить свою давнюю мечту. Я знала, что рано или поздно, мне представится счастливый случай.

Я росла обычным ребенком, непоседливым и любознательным, мама не скупилась на мои уроки музыкой, бальными танцами и наряды, очень часто мы ходили в театр. Первым спектаклем, который я посмотрела, стала "Зойкина квартира", я была в неописуемом восторге от игры актеров, света софитов и по случаю нарядной публики.
-Когда я вырасту, я обязательно стану актрисой! - заявила я маме.
-Да? - удивилась она, - тогда тебе нужно будет поступить в театральное училище!
-А у нас есть такое училище? - не унималась я.
-Оно есть в Москве. Мы обязательно сходим туда вместе, как только поедем к бабушке, - ответила мама.

В этот момент в наш разговор вмешалась пожилая женщина, сидящая рядом. Она обратилась к моей маме:
-Вашей дочери не рано ходить на такие серьезные спектакли, ей ведь лет десять, не больше?
-Ей восемь, - ответила мама.
-Это возмутительно! - женщина взглянула на мои руки и заметила перламутровый лак на аккуратных детских ноготках.
-А еще мне мама подарила духи и как только я стану взрослой я уеду в Москву и стану фотографироваться для журналов, - сказала я, предвкушая волну негодования, которая незамедлительно последует, и я не ошиблась.
-Как вы можете прививать своей дочери плохой вкус? - возмутилась она.
-Боюсь, плохой вкус у вас, а не у моей дочери, только такие как вы никогда этого не поймут! - отчеканила моя мама и взяла мою ручонку в свои ладони.
-Дорогая, запомни, ты никому не должна позволять критиковать свой выбор, ты меня поняла? - мама внимательно смотрела на меня, она всегда разговаривала со мной, как со взрослой. Поэтому я ощущала себя гораздо старше, чем мои сверстники. Самое важное из того, чему меня научила мама это то, что все зависит только от меня, я сама строю свою жизнь, и только я отвечаю за тот выбор, который делаю.

Мне приходилось часто выбирать между играми во дворе с подругами и чтением книг, разумеется, я выбирала последнее. На страницах книг и журналов я познавала жизнь, любила и сопереживала, мечтала и продолжала верить в свою счастливую звезду. Однажды листая газету, я наткнулась на объявление о том, что театру моды Тамары Белецкой требуются на работу манекенщицы, меня как будто ударило током. Не долго думая, открыла шкаф и начала примерять вещи для кастинга. В этот момент в комнату зашла мама с подносом, на котором был восхитительный дымящийся кусок яблочного пирога, у меня просто потекли слюнки, но я удержалась. Ведь мне предстоит кастинг у самого известного модельера города, с моим ростом в 168 см я и так не выгляжу кипарисом, особенно если рядом будут стоять шеренги высоких, длинноногих манекенщиц.
-Только не сейчас, мамочка! - сказала я, отстраняясь от излюбленного десерта.
-Доча, там, в холодильнике твое любимое мороженое, - сказала мама и заговорщески подмигнула.
-Я не могу, я тут нашла объявление, театр моды ищет моделей, - неуверенно начала я, мама бросила на меня быстрый взгляд, выхватила газету и быстро пробежала глазами объявление.
-Иди, конечно, тебя возьмут обязательно, дорогая! - сказала она.
-Завтра первый кастинг, нужно найти короткую черную юбку и туфли на каблуках.
-Всего то? - усмехнулась мама.
-Я же не ношу короткие юбки, ты забыла? - я растерянно опустилась на диван, мама присела рядом и взяла мою руку в свои ладони, как в детстве.
-Утром у тебя будет самая красивая и самая короткая юбка, это я тебе обещаю!
-А туфли? - я смотрела на маму глазами полными надежды, как смотрела, наверное, Золушка на фею. Мама улыбнулась, встала и вышла из комнаты. Через минуту она снова стояла передо мной, держа в руках коробку из-под обуви. Я просияла!
-Туфли! - казалось, я закричала так громко, что задрожали стены.
-Я хотела сделать тебе подарок на день рождения, но вероятно придется дарить что-то другое, - она медленно открыла коробку и достала самые красивые туфли из тех, что я когда - либо видела, черные с узкими заостренными носами, лакированные настолько, что казалось в них отразилась вся моя комната, я зачарованно любовалась ими. В этот момент все замерло, время остановилось, но я не могла позволить этому моменту длиться вечно.

Я тут же вытащила ноги из тапок с пушистыми плюшевыми мордами и аккуратно надела туфли, став сразу выше на двенадцать сантиметров.
-Мамочка! - воскликнула я, обнимая ее, и мы закружились по комнате, в предвкушении незамедлительно-последующего успеха на кастинге.

Когда я проснулась утром, на спинке моей кровати висела аккуратная черная юбочка, как выяснилось потом, мама пожертвовала своим костюмом, для которого накануне она купила ткань в магазине за бешенные по тем меркам деньги.

Я проснулась раньше всех, я до сих пор не могла поверить, что сегодня моя жизнь изменится навсегда, я неслышно проскользнула в ванную и встала под душ, совсем скоро, и я буду просыпаться в своем загородном доме и у меня будет самая большая в мире ванная комната, а не эта больше похожая на кладовку, в которой - то и стиральная машинка помещалась с трудом. Я вытерлась большим махровым полотенцем, надела банный халат, бросила взгляд на смешные тапки и, пожав плечами, прямо босиком прошла на кухню.

Мама уже во всю жарила яичницу и варила кофе. Я нежно чмокнула ее в щеку и поблагодарила за юбку.
-А папа уже проснулся? - cпросила я, отпивая большой глоток крепкого черного кофе.
Мама, казалось, не слышала, я забралась с ногами на стул и повторила свой вопрос.
-Инуль, я не хотела тебе говорить, но твой папа не ночевал сегодня дома, - сказала она как можно спокойнее.
-То есть как это? - я изумленно уставилась на нее. "Нет, наверное, мне это снится, такого просто не может быть, не может быть, чтобы опять это началось, у нас же только все наладилось!"
-Он даже не позвонил? - удивилась я.
-Ты же знаешь, что он никогда не звонил, - мама поставила сковородку на плиту и ловким движением разбила яйца, она протянула руку к шкафчику, в котором лежали специи и, вдруг, неожиданно побледнела. Я взвилась как пружина и подбежала к ней, помогла присесть, бросилась к аптечке и достала все, что первым попалось под руку.
-Мамочка, миленькая, подожди минуточку, сейчас все будет хорошо! - шептала я, капая в стакан валокордин. Я старалась не паниковать, но понимала, что мне не справиться одной.
-Доченька, успокойся, пожалуйста, - попросила мама совсем тихо.
-Ну, как ты? - я поставила стакан с лекарством на стол и присела рядом.
-Все в порядке, просто у меня закружилась голова. Я посижу еще не много и приготовлю тебе завтрак, хорошо? - она смотрела на меня своим любящим взглядом, готовая пожертвовать всем ради моего счастья, потому что это была МОЯ мама.
-Нет, ни в коем случае. Отдыхай! Ты и так всю ночь не спала, да еще папа не пришел, - я тут же пожалела о сказанном, но назад дороги не было.
-Мы собираемся развестись, - грустно ответила мама.
-Мама, - я посмотрела в ее красивые, добрые глаза и чуть не заплакала.
-Так будет лучше, дорогая! Я хочу, чтобы ты была счастливее меня в будущем. Жизнь, к сожалению, это - не всегда праздник. Ни один мужчина не стоит твоих слез, помни это! - сказала она серьезно.
Мама провела рукой по моим волосам, и вдруг ее глаза округлились.
-Дорогая, ты же опоздаешь на кастинг! Ну - ка, живо собирайся, слышишь, живо! - скомандовала она. Я всегда восхищалась ее умением собрать всю свою волю в кулак, не зря мама была женой офицера.

Я на ходу перехватила бутерброд и поспешила к себе переодеваться. Длинные волосы были собраны в высокий хвост, черный эффектный гольф, короткая умопомрачительная юбка и высокие сапоги. Туфли были сложены аккуратно в коробку, там они дожидались своего звездного часа.

Я взяла мамину тушь и два раза провела кисточкой по ресницам, едва припудрила лицо и чуть тронула губы нежно-розовой матовой помадой.

Когда мама вышла меня проводить, она ахнула.
-Ты обязательно пройдешь, девочка моя! Только тебе не хватает одного ценного штриха, - сказала она и достала из своей сумочки крохотный флакончик духов, разумеется, это была Шанель.
-Ну ладно, мам, а то я опоздаю! Спасибо тебе, пока, - я поцеловала ее в щеку и вышла. Нужно было торопиться, кто знает, может быть претенденток будет так много, что придется стоять в очереди, на улице - такая перспектива, откровенно говоря, меня не привлекала. Как я и ожидала, девушек пришедших на кастинг было слишком много. Далеко не все из них обладали идеальными параметрами, высоким ростом и правильными чертами лица. Но их объединяло одно - всеобщая страсть к красоте и моде. После того, как Маша Калинина стала первой и последней "Мисс СССР" все девушки от 14 до 25 заболели неизлечимой болезнью, которой продолжают болеть теперешнее поколение, ничего не изменилось, разве что только кумиры стали еще более худыми. Я, как и многие другие, попала в плен кошачьей походки, вспышек фотокамер и светской жизни. Я просто не понимала, как можно было не любить этот мир утонченной и изысканной красоты, и, конечно же, для меня не было проблемой отстоять час другой на морозе в тонких, как паутинка, колготках. Стоя в очереди, я разговорилась с одной высокой, рыжеволосой девушкой лет на пять старше меня, она рассказала мне, что отбор в театр моды очень строгий. У моделей Белецкой в набор обязательных требований входили высокий рост, хорошая фигура, пухлые губы и ослепительная улыбка ...вероятно известный модельер считала, что каждая вторая просто обязана выглядеть, как новое воплощение Грейс Келли.
- Еще ты должна уметь ходить, - авторитетно заметила моя собеседница, ставшая в одночасье моим гуру модельного бизнеса.
- Что? - я самозабвенно покачивалась на высоких каблуках, чувствуя себя центром мировой моды.
-Ты что же ничего об этом не слышала?
-Нет.
-И никогда не училась дефиле? - спросила она так громко, что на меня обратили внимания претендентки, в чье поле зрения я попала.
Я чувствовала себя еще меньше... в этот момент они все показались мне просто исполинами.
-Зато я играю в театре и очень хорошо танцую, - ответила я гордо, посчитав таланты серьезным аргументом в свою пользу, и почувствовала себя увереннее.
-Ну не знаю… - "гуру" тоскливо посмотрела на шеренги пришедших на кастинг девиц. В эту минуту в наших рядах наметилось волнение, причиной тому было появление Тамары Белецкой, которая подобно райской птице проплыла невозмутимо мимо нас, посиневших от холода, готовых возложить на алтарь мировой моды свое здоровье, перспектива отморозить себе придатки никого не беспокоила. Модельер поднялась по ступенькам и, повернувшись к нам лицом, окинула нас взглядом, черная норковая шубка еще больше подчеркивала безукоризненную белизну ее лица. Она кивнула тут же подбежавшей ассистентке и что-то ей сказала. Я замерла. Ассистентка подалась вперед, я последовала ее примеру, ловя ее каждый слово.
- Девушки, я сейчас передам список, вы должны внести в него свою фамилию, имя, рост и возраст. Мы вас пригласим! - больше ничего она не сказала, я пребывала в растерянности. Великий модельер тем временем исчезла за тяжелой дубовой дверью. Святая святых ее безупречного вкуса и безграничного таланта. Ассистентка, вероятно, растворилась в толпе, занимаясь списком. Мне передали его подобно листку старинного папируса, я написала свои имя, фамилию и возраст, на графе "рост" я остановилась.
- Ну что ты там тянешь? - спросила рыжая.
- Не знаю какой рост написать, - ответила я.
- Пиши 170, с меньшим тебя и смотреть не будут.

Я, раздираемая чувством внутреннего противоречия, вывела "171" и передала список дальше по цепочке. Каким - то чудом мы с Полиной, моей новой знакомой, дождались своей очереди, ассистентка модельера, при ближайшем рассмотрении, оказалась видавшей лучшие времена женщиной неопределенного возраста, худой, как и весь штат дома моделей. Виной тому была, скорее всего, нервная обстановка, царившая в этом храме искусства, спокойной была только Белецкая. Она молчаливо восседала на высоком стуле, с идеально ровной спиной, как - будто невидимые нити крепко держали ее прямые плечи. Тонкие кисти прятались в складках дорогой пашмины, расшитой стеклярусом, пайетками и еще бог знает чем. Острые колени, как-то по детски, выглядывали из - под черной юбки-миди. У нее была маленькая, трогательная голова, короткая стрижка и большие карие глаза, одним словом она выглядела богемно. Ассистентка ловила ее каждое слово, что было само собой разумеющимся, - женщина зрелого возраста, сумевшая сохранить девичью субтильность сразу приковывала всеобщее внимание. Осознавая это, она говорила очень тихо, немного растягивая слова… мне, неискушенной лицезрением светских персонажей это показалось настолько притягательным, что я, позабыв о том, зачем пришла, зачарованно застыла.
- Девушка, назовите ваше имя, - настойчиво попросила ассистентка.

Я представилась. Глаза модельера скользнули на мою обувь.
- У вас есть с собой туфли? - поинтересовалась эта удивительная женщина.
- О, простите, - я торопливо вытащила из пакета новенькие лакированные туфли и, переобувшись, вытянулась во все свои 168 см.
- Идите, - скомандовала ассистентка.
- Куда?
- Не куда, а по чему. Вы зачем пришли, вот подиум, вы что, впервые на кастинге, что ли?
Я молча поднялась по ступенькам и сделала несколько дефиле.
- Вы написали, что ваш рост 171 см, вы уверены, что не ошиблись?
- Я не ошиблась, - парировала я
В этот момент в разговор вмешалась Белецкая.
- Инна, вы очень органичны, я думаю, что я смогу предложить вам работу. При условии, что мы найдем еще девушку с таким же ростом, как у тебя. Какой твой реальный рост?
- 168-169 - ответила я.
-Сколько ты весишь?
- Пятьдесят три, - cлукавила я
- Это очень много, тебе нужно сбросить как минимум три, а лучше пять килограмм.

Да, я готова была сбросить все десять, лишь бы мое лицо красовалось на фото в доме моделей Белецкой! Я не помню, как я спустилась с подиума, быстро продиктовав номер своего телефона, и выскочила в коридор. Ощущения были, подобно тем, какие космонавты испытывают, выходя в открытый космос.
- Не взяли? - Полина теребила в руках рыжий парик, без него ее волосы, откровенно говоря, имели довольно жалкий вид.
-Сказали, что позвонят, если найдут мне пару, - ответила я смущенно.
-А я опять не прошла, не пойду больше на кастинг, надоело мне все это. Ты сейчас куда?
-Домой.
-За мной заедет мой парень, с ним будет его друг. Может поедешь с нами? Покатаемся, сходим в ресторан, будет весело, поедешь?
-Да нет, я домой.
-Ну, как хочешь, зря отказываешься… за такими парнями полгорода бегает. - Полина водворила парик на прежнее место, и ее голова опять обрела прежний ухоженный вид.

К входу подъехала синяя БМВ, Полина, махнув мне рукой, исчезла в глубине кожаного салона. В этот момент я подумала, что в мире существует масса способов стать богатой и знаменитой, но я была уверена в том, что сегодня я вытянула свой счастливый билет, способный меня вознести на любую вершину, благодаря моей красоте, молодости и уверенности в себе. Ведь мне было всего 17 лет, и вся жизнь была впереди.

Когда тебе 17, все кажется возможным и ты, подобно летящей комете готова ворваться в новую, взрослую жизнь, никто не в состоянии тебе помешать. Я ловила заинтересованные взгляды на себе, самозабвенно отдавалась репетициям и оттачивала мастерство кошачьей походки. Мое тело приобретало нужные формы, руки и ноги становились гибкими, и я, как - будто, даже стала выше. Пройдя обучение в театре моделей, я была допущена к своему первому настоящему показу, который состоялся в холле самого крупного банка. К слову сказать, работы в театре Белецкой было не так много и я легко, пройдя кастинг, оказалась в модельном агентстве "Подиум". Дефиле совпало с моим днем рождением, и мы начали отмечать это событие еще в кабинете директора, поневоле ставшим нашей гримерной.

Компания, на удивление, собралась разнообразная: две топ-модели, длинноногие и самодостаточные настолько, что общались исключительно между собой, обе были подругами состоятельных кавалеров, по слухам один из них был известным теннисистом. Душой компании был, несомненно, Макс, голубоглазый блондин, который имел способность нравиться всем: и женщинам, и мужчинам, очень красивая девушка с необычным именем Джулия, по слухам, занявшая второе место на каком-то столичном конкурсе, неформального вида брутальный красавчик, чье имя я никак не могла запомнить, Ксюша - романтическая особа, с внешностью нимфы и наш хореограф, по совместительству ведущая модель, Ян. И если половина города была влюблена в двух отчаянных сорвиголов на БМВ, то вторая половина просто обязана была влюбиться в Яна. К этой половине относилась и я. Мы шумно открывали шампанское, разливая его в пластиковые стаканы, заедая все мандаринами и шоколадными конфетами "Мишка на севере".
- За Инку, - сказала Джулия
-За Инку, - повторили эхом парни и девушки.
-Сколько тебе? - cпросил Макс, осушая второй стаканчик.
-18, разве в таком возрасте еще пытаются сделать карьеру модели? - иронизировала я, наблюдая удовлетворенное перемигивание двух более удачных коллег.
-Ну, если у тебя нет идеи фикс закадрить какого-нибудь спортсмена, то почему бы и нет? - хохотнула Джулия.
-А зачем Инке спортсмен, у нее есть мы, - пробасил Ян.
-Ну да, ты есть у всех… - ответила Джулия.
-Что за намеки? - обиделся Ян, - я публичный человек, к тому же режиссер-постановщик.
-Хореограф, - поправила его Ксюша.
-Танцор диско, - съязвил Макс.
- Да, я танцевал в клубе и ничуть не стыжусь этого, между прочим, этой весной я уезжаю в Москву и буду учиться у самой Аллы Духовой.
-Круто. Давай тогда за тебя! - поддержала я.
-И за тебя! - отозвался Ян.
-Ну, вы еще поцелуйтесь, - подхватили все хором.
Наши глаза были настолько близко, что, наверное, если бы в кабинет не вошла сотрудница банка, то это, скорее всего, бы произошло.
- Начало через 15 минут, будьте готовы, - сказала она и неодобрительно посмотрела на открытую бутылку шампанского.
-Лариса, вы к нам присоединитесь? Ин, ты ведь не против, да? - Ян уже припадал к наманикюренным пальчикам нежданной гостьи.
-Позвольте вам представить, этой очаровательной девушке мы обязаны приглашением на показ.
Директор по связям с общественностью и совладелица "Балтстандартбанка" Лариса Присяжная.

Ян был похож в этот момент на фаворита Екатерины второй. Лариса, попавшая под неиссякаемый источник обаяния Яна, брезгливо поморщилась, глядя на пластиковые стаканы. Для дочери банкира это было верхом неприличия, но она готова была терпеть неудобства, если дифирамбы в ее честь пел Ян. В нем было что-то такое, заставлявшее всех женщин поголовно, от 18 до 45, падать в его объятия, как срезанные бутоны. Я взяла платье, приготовленное для дефиле, и вышла в туалет переодеться.

Как же было наивно с моей стороны полагаться только на свою внешность и молодость. Нет, конечно, я не надеялась на то, что Ян всерьез обратит на меня внимание, и все же мне было немного обидно. Но я должна была принять это, как должное, у меня не было другого выхода. Отец Ларисы был спонсором нашего агентства.

Показ прошел "на ура", успех был просто оглушительным. Ян сразу получил штук десять приглашений на участие в корпоративных мероприятиях, его обаяние все-таки обеспечило нам хорошие гонорары и освещение мероприятия по местному телевидению. Роман Яна и Ларисы цвел бурным цветом, после каждой репетиции она заезжала за ним на своем красном кабриолете. Я провожала их долгим взглядом, пока машина Ларисы не скрывалась из виду. Все считали, что я без ума от кабриолетов. С тех пор я ненавижу красные машины. И виной этому Лариса, с ее слабостью к богемным хореографам, незримо я всегда присутствовала рядом с ними. Возможно, это было мазохизмом, но в 18 неразделенная любовь возвышает, придавая чувствам хоть какой- то смысл. Не знаю, сколько бы это все еще продолжалось, если бы не одно событие, круто изменившее ход истории. Дело было в пятницу, репетиция только что закончилась. Я попрощалась со всеми и уже было направилась на остановку.
- Инна, - окликнул меня знакомый голос.
Я обернулась, Ян стоял на обочине, оперевшись на кабриолет Ларисы.
- Я в твою сторону, тебя подвезти? - предложил он. Я, естественно, согласилась, кто ж откажется прокатиться на машине, о которой говорит весь город?
- Ты ведь домой?
-Ну да, - я удобно устроилась на непривычном, кожаном сиденье.
-Классная у Ларисы машина! - воскликнула я одобрительно.
-Теперь, моя, - как-то скромно ответил Ян.
-Да…. - я восхищенно разглядывала приборную панель.
-Ну, как у тебя дела вообще? - неожиданно спросил Ян.
- Ты про что? С работой, сам знаешь, все отлично. А в институте тоже все путем…- я замолчала, в тишине повисло напряжение. Ян заметил это и включил музыку. Стало веселее.
- Ты стала очень красивой Инка, скоро мы тебе портфолио сделаем, в Москву поедешь? - cпросил он и, как - будто случайно, коснулся моей руки. Я не отстранилась.
-Никогда не видела хорошее портфолио, - отозвалась я беззаботно.
- Так в чем проблема, хочешь посмотреть на фотографии Джулии, ее Парижское агентство отобрало, контракт заключат в июне.
Я прямо загорелась, ну надо же… вот Джулия дает, никому ничего не сказала, а тут такое!
-Конечно, хочу!

Ян развернул машину, и мы поехали к нему в студию, служившую ему домом и местом для творчества одновременно.

Фотографии были действительно роскошными, Джулия выглядела на них такой стильной, такой худой и такой высокой. Хотя ее рост был не многим больше моего.
- Фотографии супер! - сказала я.
- Твои будут еще лучше, - сказал Ян.

Я посмотрела на него и встретилась глазами, даю голову на отсечение он в этот момент думал не о моем портфолио. Дальше произошло то, что должно было случиться. Хотя потом все казалось мне сном. Сном, который я видела десятки раз и вот Ян, стоит рядом со мной так близко, что я чувствую на себе его дыхание. Нет, я не могла сопротивляться.

Вскоре я улетела в Москву на съемку. Но перед камерой фотографа я меньше всего думала о результате, в моих мыслях был только Ян, и я не могла дождаться нашей встречи.

Он встретил меня в аэропорту сам, в этот раз Ян приехал на такси.
- Ларисе понадобилась машина, - сказал он, как - будто оправдываясь.
- Я так соскучилась, - сказала я, обвивая его шею руками. Ян улыбнулся, его улыбка сводила меня с ума.
-Подожди, не здесь, - сказал он, мы сели в такси.
-Съемка прошла отлично, снимал Широков, классно получилось.
- Да, он мастер, - отозвался Ян. У меня возникло ощущение, что он был чем-то расстроен.
- Все нормально, как прошел показ в галерее?
-Отлично прошел, как всегда.
-Здорово! - улыбка не сходила с моего лица, я была счастлива и беззаботна, наверное, со стороны это смотрелось глупо, но меня это не пугало.
-Твои фотографии отсканируем и отправим в "Идол" сегодня же. Я хочу отправить тебя вместе с Джулией, правда, Марко говорит, что агентство планирует взять только одну, но я думаю, увидев тебя, они поменяют решение. - Ян торопливо рассчитался с водителем, я только сейчас заметила, что мы остановились около гостиницы.
- Извини, не могу пригласить тебя сегодня в студию, я ремонт затеял. Не могу же я пригласить звезду мировых подиумов в квартиру, пропахшую цементом и клеем, - рассмеялся он. Я виновато улыбнулась.

Французское агентство ответило довольно быстро, мое портфолио им понравилось, и вот мы обе, я и Джулия сидим в холле агентства, дела наши шли настолько хорошо, что "Подиум" смог арендовать под офис старый немецкий особняк.
- Ты как-то изменилась, похудела что ли? - спросила Джулия.
- Ну, как-то само собой получилось, - ответила я.
- Ты когда прилетела?
- Вчера.
- Сама добиралась?
- Да нет, меня Ян встретил.
Джулия внимательно посмотрела на меня, но промолчала. Тогда я не придала этому никакого значения. В этот момент из переговорной вышел Ян.
- У меня хорошая новость, девушки. Вы понравились обе и плохая… - Ян почему-то грустно посмотрел на меня, - в этом году они возьмут только одну.
- Ян, - нетерпеливо позвала его, выглянувшая из переговорной, Лариса.
-Извините меня, мне надо идти. Если кому я понадоблюсь, подождите немного, - сказал он и исчез за дверью.
- А ты молодец, есть хватка. Поздравляю! - сказала Джулия, глядя на меня в упор.
-Ты о чем? - я, непонимающе, посмотрела на подругу.
-Да, все о том же. Добилась своего все - таки.
-Да о чем ты, Джулия?
Она встала и потянулась за своим плащом Fendi, привезенным ею в прошлый раз из Милана.
- Тебя возьмут в "Идол"! Только я бы, на твоем месте, не радовалась, там Яна не будет, - сказала она, отрезав. Как на грех, в этот момент, Лариса проходила мимо. Не надо объяснять, что в Идол я не поехала, мало того, двери модельного агентства закрылись для меня навсегда. Я стала персоной нон грата по своей собственной воле. Ян ненадолго впал в немилость, но, вскоре восстановил свое положение, получив в собственное владение весь "Подиум" со всеми потрохами. В "Идол" полетела Джулия, и я потом часто видела ее в рекламе средств для загара. А мне ничего не оставалось, как попробовать свои силы в Москве, и теперь я была полна решимости держать на расстоянии всех, кто имел хоть какое-то отношение к моей работе. Самым известным модельным агентством Москвы был "Президент", заручившись поддержкой влиятельной и авторитетной дамы, бывшей модели, а теперь владелицы собственного агентства, я, во всеоружии, отправилась в столицу.

Офис в центре города встретил меня привычной суетой и вереницей страждущих девушек. В букерской, увешанной фотографиями и композитками, ежеминутно раздавались звонки. То и дело звучали имена известных дизайнеров, кого-то из моделей приглашали на кастинг Лидии Соселия, Helena Elange или Юлии Далакян. В воздухе была разлита атмосфера гламура и успеха. Я сразу поняла, что обратилась по адресу. Я села на свободный стул и принялась ждать, когда ажиотаж спадет, и я смогу поговорить с освободившимся менеджером. Наблюдать со стороны за обстановкой, царившей в офисе, оказалось весьма любопытным занятием. Девушки делились на два лагеря, одни из них были одеты довольно просто, непринужденно общались и производили впечатление заглянувших сюда на часок, чтобы потом умчаться дальше по своим делам. Другие же относились к своему имиджу настолько серьезно, что это даже казалось комичным. Потому что никто не разубедит меня в том, что девушка восемнадцати лет, сплошь увешанная брендами, это - жалкое зрелище. Ее глаза должны светиться изнутри, она должна быть открыта миру, нести в него свой абсолютно непохожий на других облик, а не становиться точной копией умудренной опытом тридцатилетней женщины. Возникало ощущение, что для многих профессия модели не посвящение в мир красоты и стиля, а только лишь пропуск в комфортную жизнь. Столица была подобна горной вершине, покорение которой, увы, часто зависит не от твоих личных данных, а от умения обзаводиться нужными людьми. А для этого требуются способности, достойные Пульцеровской премии. Подавать себя надо дозировано, как лекарство, иначе окружающие могут просто отравиться и потерять к тебе интерес. Я осмотрелась, моего менеджера перестали атаковать со всех сторон, за время ожидания он стал для меня кем-то близким, от того какое впечатление я произведу сейчас, зависят мои будущие контракты, показы, а значит и съемки, для обожаемых мною с детства, журналов.
- Простите, вы освободились? - спросила я довольно уверенно и в то же время любезно.
Голубые глаза симпатичного менеджера встретились с моими, воспользовавшись паузой, в течение которой меня изучали, я живо пересела ближе.
- Меня зовут Инна. Я ищу работу в вашем агентстве, - я положило на стол портфолио.
Рука обаятельного незнакомца потянулась к фотографиям, он быстро пролистал папку, его профессиональный взгляд, казалось, впивался в каждую черточку.
-Это кто тебе делал? - спросил он, не поднимая головы.
-Широков, - ответила я.
-Хорошо. Я - Константин, держи мою визитку. Нужно будет напечатать композитки и может быть сделать еще одну съемку, - он встал и вышел из-за стола.
-Костя, так я подхожу? - спросила я, стараясь не выдать волнения.
-Посмотрим, заполни для начала анкету, я пока покурю, - сказал он и исчез за дверью.
Когда он вернулся, на его столе лежала аккуратно заполненная анкета. Он мельком взглянул на нее.
-Инна, я не знаю, чему тебя научили в Подиуме, но здесь советую тебе забыть все, что ты знала раньше, отбросить сомнения и подумать о том, какая работа тебя бы устроила. Съемки и показы это только вершина айсберга. Это престижная работа, начинающие же модели часто работают на шоу и выставках. Это хорошо оплачивается, но работать придется много. Кастинги проходят по всему городу, и никто не даст тебе гарантию, что возьмут именно тебя. В нашем деле, чем меньше иллюзий, тем лучше. Это я тебе говорю как бывшая модель.
- Вот как? А у кого ты работал? - cпросила я, сгорая от любопытства.
- Да много где, у Зайцева, например.
- И почему ушел?
- В нашей работе есть потолок, дальше которого не прыгнешь. В какой-то момент все приедается. Но у тебя все впереди, не хочешь начать прямо сегодня?
- Хочу, а куда надо ехать?
- Сегодня три кастинга, и состоятся они в агентстве. Тебе только нужно внести свою фамилию в список. Начало через час. Ну, как, пойдешь?
- Я за этим и пришла, - тайный голос подсказывал мне, что сегодня я пройду все три кастинга.
-Вот и отлично, можешь пока погулять или сходить перекусить. Но помни, ты должна следить за весом, мы каждую неделю измеряем девочек.

Я кивнула, мое чутье меня не подвело, в этот день я получила предложения по работе от трех рекламодателей. Самой большой удачей для меня было то, что один из них искал девушку для обложки каталога одежды. Этой девушкой с легкой руки провидения стала я. Съемки стали для меня наркотиком, конечно, это выматывало и физически, и эмоционально. Но я не сдавалась, каждое утро я приезжала в агентство за заветным списком, а затем отправлялась по указанным адресам. Если не брать во внимания чудовищные расстояния, то это было невероятно увлекательным. Один день я проводила в салоне красоты "Долорес", отдаваясь в руки визажистам и парикмахерам. В другой раз дефилировала на показе в ночном клубе или сидела в рядах зрителей престижного конкурса, проводимого агентством "Elite". Но к этому ли я стремилась так долго? Моя жизнь проходила в круговороте событий, я знакомилась с множеством интересных людей, но, к сожалению ни то, ни другое не спасало меня от чувства неудовлетворенности собой. Работа модели это ежедневные кастинги, и далеко не всегда ты слышишь "да", очень часто работодатели брали мои композитки, но, увы, в итоге их выбор падал на обладательницу примелькавшегося лица. Я уставала, злилась и тяжело переживала свои неудачи. Работы у меня было ни меньше и ни больше, чем у других, но вероятно я хотела большего. А, получав то, что хотела, ставила все большие, почти недостижимые цели. Я скучала по близким, друзьям, положа руку на сердце, я даже скучала по Яну, так легко одержавшему свою очередную победу над наивной поклонницей его таланта и обаяния. Ничто не могло мне заменить мою прежнюю жизнь, в которой мои мечты, подобно комете, могли летать за пределами вселенной. В реальности все оказывалось другим. Иногда я даже думала о том, что наши мечты в праве оставаться для нас самих чем-то недосягаемым, оставляя в нашей душе потайную дверцу, за которой мы можем черпать наше вдохновение. Видя мое упадническое состояние, Костя вложил в мою руку листок с заветным адресом.
- Съемка на календарь, смотри, не опаздывай.
- Кто? - послышался единственный вопрос, на большее у меня просто не было сил.
- Аникин.

Петя Аникин, притча во языцех… я просто не поверила своим ушам. Бог фотографии, он брал только лучших, тут моя уверенность в себе мне изменила.
-Уверен, что ты пройдешь, - ободряюще сказал Костя.

Я готова была расцеловать его, сам не зная, Костя вдохнул в меня саму жизнь, я выбежала на улицу, поймала первую попавшуюся машину и поехала в студию. Вы не поверите, но я действительно прошла. Этот календарь висит теперь в квартире моих родителей. Но иногда мне, все - таки, кажется, что это не я….

Потом были многочисленные показы, съемки, конкурсы… но то чувство свободы я не забуду никогда. В тот день я получила работу, о которой мечтали многие девушки агентства. Я была счастлива. Я была свободна от своих грез, потому что они воплощались как - будто помимо моей воли. Возможно, наши мечты это всего лишь предвестники будущего и мы все обладаем талантом предвидения, но, вырастая, забываем то, о чем грезили в детстве и проживаем чужую, и поэтому несчастливую для нас самих жизнь? Никто не знает как на самом деле.

С Яном мы все же встретились. Это произошло спустя несколько лет, на финале конкурса "Мисс Вселенная, Россия". Он стоял какой-то отрешенный, все такой же красивый, как и раньше, но что-то в нем было утеряно навсегда. Я сама подошла к нему, не испытывая преступной дрожи, я хотела прочесть в его глазах свое прошлое и не смогла прочесть ничего. Они были пусты, наверное, такой взгляд бывает у человека, обреченного на жизнь в темнице.
- Ну, здравствуй! - мой голос прозвучал издалека и показался мне чужим.
- Инка, неужели ты? Я вот гадал ты или нет.
- Я надеялась, что мое лицо ты не забудешь, - пошутила я. Но вышло не смешно.
- Я и не забывал… я просто никак не мог собраться с мыслями, после твоего ухода многое навалилось…

Я пристально смотрела на него, впитывая каждое колебание его голоса, как раньше. Почти как раньше. Глядя на него сейчас, я отчетливо понимала, что Ян был моим первым, сильным чувством, незамеченным мной среди всей этой легкости… легкости бытия, наверное, по-другому я тогда не умела.
- Как твоя жизнь? Ты по-прежнему руководишь агентством? - cпросила я, чтобы перевести тему.
-Да, ничего не изменилось.
-Наверное, ты счастлив!
Ян посмотрел куда-то в толпу, я проследила за его взглядом.
-Лариса…- почти одновременно сказали мы оба. Я понимающе закивала, вероятно, он поступил как честный мужчина. Она была беременна…
-О Тодесе, разумеется, речи больше не было, - подхватила я.
- Ну, ты то как? Осуществила свою мечту?

Мысль о том, что, возможно, не мое лицо украсит обложки глянцевых журналом, и что не моим именем будут пестрить заголовки всех газет, теперь меня не пугала. Я обрела нечто более ценное, потому что смогла остаться собой, а это иногда значит больше, чем пресловутые корона или съемка на развороте глянцевого журнала. Хотя от съемки я бы все-таки не отказалась.
- Ну что ж… мне пора, скоро начало. Было приятно тебя увидеть, - сказала я и, развернувшись, пошла в сторону гримерной.
- Я найду тебя, твой телефон не изменился?

Я промолчала и даже не оглянулась, потому что иногда что-то меняется в нас самих и то, что казалось таким важным в одночасье, становится просто воспоминанием.

Я провела рукой по восхитительному жемчужно-серому платью из последней коллекции Юлии Яниной, обвела глазами гримерную, как бы я хотела запечатлеть это волшебное мгновение, спрятать его в свой тайник, чтобы насладиться им сполна, оставшись наедине с той маленькой девочкой, которая с таким трепетом смотрела на фотографии удивительных до совершенства моделей в парикмахерской. Эти воспоминания возвращают меня в счастливое детство, где мои родители были вместе, и где я так искренне верила в свою счастливую звезду.

Инесса Заозернова