Расслабленные мысли у окна, в которое с улицы вползает плотный душный воздух.
Июньская жара, тополиным пухом заметает перекрестки...
Фонтанка кажется покрытой тонким, но густо заснеженным ледком...
И я вспоминаю январь, мост через эту речку, вечернюю прогулку,
снег, который тихо и густо падал... нам на головы и таял...
Порою кажется мне, что вместо сердца у меня небольшой стеклянный шар-имплантант....

Такие шары особенно популярны перед новым годом -
в их сердцевине навечно заключена некая инсталляция:
фигурка или пейзажик...
а если встряхнуть шар - в нем взлетит вверх и - неслышно для нас - запоет -
и закружится водоворот снежинок.
А потом снова осядет унылым сугробиком...
До новой встряски.

В моем шарике -
который иногда вибрирует и дрожит, хочет на волю -
заточена осенняя набережная широкой русской реки...
...ветер на ней, прохлада и сладкое-тревожное и неправдоподобное
головокружение...
пространство - пульсирующее от напряжения и близости так,
что пасмурное небо просветлело, тучи расступились и на землю хлынул водопад света...
Сияние - глаз, душ и солнечных лучей...
Тепло рук, ощущаемое на расстоянии,
даже без непосредственно касания...

Как этот шарик заместил мое сердце - и куда оно пропало?
Наверно осталось там, запуталось в кружевах решетки, окаймляющей набережную...
Дай Бог, если оно лежит и зябнет
даже в летний зной...
Зябнет, хотя само - горячее, как негаснущий уголек.
А что если кто-то осторожный наступил на него - в целях сохранения безопасности,
и защиты от угрозы случайного возгорания?

Что мне делать тогда - ведь игрушечный шар долго не выдержит
- так сильно давление на его стенки заключенных в нем стихий....
Что мне делать, когда
и шарик
расколется -
выпустив на свободу все эти блаженные воспоминания
(блаженные настолько, что просто от вспоминания их наслаждение так сильно,
что практически несовместимо с жизнью)
и сердце
не найдется и не возвратится ко мне…

Урсула Кнегнитска