Лена Филиппова - профессиональный переводчик. Она обожает классическую английскую и русскую литературу, увлекается музыкой, любит путешествовать по миру и, конечно, по необъятным просторам Интернета, который в любой момент может "подбросить" самый неожиданный сюжет не только для "небольшого рассказа", но и для романа.

Где познакомиться с молодым человеком? В кафе, клубе, на вечеринке, в метро, наконец, просто на улице. Да, это действительно было так... в прошлом веке. В наш век прогресса и высоких технологий есть ИНТЕРНЕТ, где можно найти все - в том числе и свою судьбу. Вот только сделать это не так-то просто - ведь виртуальный поклонник на самом деле может оказаться совсем не тем, за кого себя выдает. Как же не запутаться в сетях Всемирной паутины? Об этом - и о многом другом - роман Лены Филипповой.

Эта книга представляет собой творческое произведение. Все совпадения с реальными лицами или событиями являются случайными.

Посвящается любимому мужу, родителям и лучшей подруге Кристине. Спасибо за то, что вы есть!

ГЛАВА 1

Существует лишь одно лекарство от страдания - действие.
Г. Г. Льюес

- Привет! У тебя есть фотка? - спросила "Аська" на английском языке.
Ну почему, почему начинать надо всегда именно с этого? У меня из-за этого пропадает всякое желание общаться. Кажется, что тебя рассматривают исключительно как кусок мяса или вообще как не знаю что.
- У меня нет фотки, - гордо заявила я. - А зачем тебе?
В ожидании ответа я открыла окошко "данные пользователя". Бельгиец, 30 лет, ник Биг ПопаПап. Интересно, он знает, что значит "попа" по-русски? Ну да ладно, бельгийцы сейчас в Интернете редкость, просторы всемирной сети в наше время бороздят в основном турки и египтяне. А бельгийцы (и иже с ними)- вид виртуально-вымирающий, надо с ними поласковее.
- Хочу увидеть, с кем я общаюсь, - наконец, последовал шаблонный ответ.
Конечно, все они так говорят. На самом деле цель-то совсем другая. Поэтому так и хочется сделать все наоборот и написать: я страшная уродина, похожа на ведьму, у меня вставная челюсть и деревянная нога. Опыт показывает, что со всеми это срабатывает по-разному. Одни пишут "Не может быть, я чувствую, что ты очень красивая", другие пишут "Да ладно?! А пришли фотку!", третьи не пишут вообще, видимо, испугавшись, что по ту сторону монитора действительно сидит баба-яга.
- Разве для того, чтобы общаться, обязательно нужно видеть того, с кем ты говоришь? - парировала я. Я всегда это пишу, когда получаю шаблонный ответ.
- Ну… нет, в общем-то… - выдал он.
И тут Остапа понесло…
- Я сейчас расскажу тебе о себе… Я 8 месяцев назад закончил институт. Я скоро собираюсь поехать в Россию и хотел бы заранее с кем-нибудь познакомиться. Я очень страстный и любвеобильный. Может быть, я приеду, и мы безумно полюбим друг друга и сможем пожениться… Я очень, очень страстный…
- Рада за тебя, - написала я, - но мне это не очень интересно.
Идиот какой-то… Не видел меня ни разу, а такие вещи пишет. Может, он сам на бабу-ягу похож…
Между тем еще какой-то товарищ по имени Мерлин из доброй старой Англии присылал мне сонеты Шекспира. На среднеанглийском, само собой. Причем только сонеты, ни здрасьте вам ни до свидания, а просто - сонет такой-то и далее по тексту. Получив от него пятый сонет, я не выдержала:
- Ничего не имею против Шекспира, просто любопытство замучило: зачем ты мне все это шлешь?
Вместо ответа я получила отрывок из "Короля Лира". Для тупых там было примечание, что эти стихи не сонет, а из пьесы. В общем, на все мои попытки выйти на связь Мерлин отвечал стихами, Шекспировскими, разумеется. Не иначе как это поэт-неудачник, который сошел с ума, решила я. А может, он просто дал самому себе обет всю оставшуюся жизнь популяризировать стихи Шекспира. Как будто они нуждаются в популяризации!
Тут ко мне подключился мужик с ником "Франкфуртец".
- Как ты, крошка? - спросил он.
И я, тупо решив, что это немец из Франкфурта радостно ответила:
- Неплохо, малыш, спасибо!
Зря я погорячилась, оказалось, что это турок, который живет во Франкфурте. Ну ладно, попробую поговорить с турком, решила я.
- Сколько тебе лет? - пожелал узнать он.
- О, я очень стара.
- 24 года? или сколько?
Именно столько написано в моих "данных пользователя" в "Аське", потому что именно столько лет мне и есть на самом деле. Но на этот раз я решила наврать и ответила:
- 39.
- Ты замужем? - последовал вопрос.
- Да, но я больше не люблю своего мужа.
Разумеется, никакого мужа у меня нет.
- Я могу помочь тебе, если хочешь - предложил "Франкфуртец".
- Правда? - не поверила я. - И как ты можешь мне помочь?
- Не знаю, - сказал он. И воцарилось молчание.
Через минуту последовало продолжение:
- А ты была в Турции? Ты приедешь, если я приглашу тебя в Турцию?
Интересный разговор получается…
- Зачем мне ехать в Турцию? - я решила прикинуться дурочкой.
- Чтобы встретиться, солнышко. Чтобы я мог узнать тебя поближе. Я хочу жениться на русской.
- Я замужем, - повторила я свою наглую ложь.
- Тогда, может быть, мы сможем заняться сексом.
Да уж, крейзи фрог какой-то…
- А что, ты хороший любовник? Даже не знаю, у меня такой богатый опыт… - съехидничала я.
- О да! Я хочу тебя, давай займемся виртуальным сексом!!! Я тебе сейчас дам свой и-мейл, - обрадовался он.
Ну не знаю, я еще могу теоретические представить такое по "Аське", но по и-мейлу… это что-то новенькое.
- Не забывай, мне всего 27, - вдруг выдал он.
А это вообще к чему? Ах, ну да, мне же тридцать девять.
- Ну и что? Ты разве не слышал про Деми Мур и Эштона Катчера? - возмутилась я.
- О да, крошка, конечно. Но все это не имеет никакого значения, давай свой и-мейл. У тебя есть веб-камера?
Тут меня затрясло от смеха. Я плавно сползла под стол и улеглась на полу, хохоча во все горло. "Аська" до сих пор что-то там квакала, но меня это уже не волновало. Мне было слишком весело.
Теперь с трудом верилось в то, что совсем недавно я чувствовала себя по-другому. Казалось, это было в прошлой жизни и вообще не со мной. А ведь все изменилось за один-единственный день…

* * *

Я открыла глаза. Меня разбудил солнечный свет, бивший прямо в лицо. Наверное, когда я легла спать, было уже темно, и я просто забыла задернуть шторы.
Зажмурив опухшие веки, я уставилась на часы. Кажется, полседьмого. Боже, как рано… С часов взгляд опустился на фотографии. Наши фотографии. Те самые фотографии, на которых мы выглядели такими счастливыми и еще смели надеяться на светлое будущее. Кажется, это было вчера. А ведь прошло уже полтора месяца, с тех пор как я осталась одна и в моей жизни поселилась эта всепоглощающая пустота. Все это время я парила в невесомости, не соображая, существую я на самом деле или мир - всего лишь иллюзия. Раньше я никогда не думала, что уход дорогого человека может быть таким болезненным. Хотя нет, возможно, и думала, но не знала.
С Кириллом я познакомилась в баре. Ну, как это обычно бывает. Слово за слово… Вино, прогулка по набережной Москвы-реки. Я думала, мне, наконец-то, повезло. Шутка ли - встретить свою судьбу только в двадцать четыре. К тому времени я уже устала ждать и надеяться на то, что на свете вообще существует пресловутая любовь. И тут появился он: красивый, умный, нежный, одним словом - идеальный. Я всегда недоумевала, что он во мне нашел. Наверное, это неправильный подход. Линка всегда говорила: это мужчина должен быть убежден, что ему в виде тебя привалило великое счастье, а никак не женщина.
Все закончилось так нелепо, страшно. Авария - один миг, и вот она, твоя жизнь истекает кровью на асфальте. Сколько раз я говорила ему, что кайф не в скорости, что на наших дорогах не ездят со скоростью двести километров в час. Даже на "БМВ". В ответ я слышала только его мягкий смех и одну фразу: "Все будет хорошо, котенок". Хорошо - это не то слово. Вряд ли это подходящий эпитет для описания того, что я чувствую сейчас. Он оказался не прав. Права оказалась я.
Просто посреди ночи раздался звонок, и его мать срывающимся голосом сообщила мне, что свадьбы не будет. На мой тупейший вопрос "а в чем дело?" она разрыдалась. Потом полетели обрывки фраз: "Грузовик… Лобовое столкновение… Разрыв легких… Скорая…" Тогда я поняла все. Что не будет белого платья, шампанского, первого танца, колец, медового месяца. Что не будет жизни. Для меня в то же мгновение весь мир окрасился в зловещий черный.
А потом были похороны и заплаканные лица. И вновь черный, черный, черный. Я никогда не забуду его ледяное лицо. Это так странно и больно - видеть мертвым человека, с которым три дня назад ты занималась любовью. А когда гроб засыпают землей, хочется броситься туда вслед за ним и никогда не видеть этого предательского солнца, не ощущать тепла его обжигающих лучей. В такие моменты понимаешь, что ты ничто, песчинка в море бытия. А боль сковывает сердце и высасывает из тебя все чувства, так что ты превращаешься в бесчувственную деревяшку. Я хотела покончить с собой. Конечно, я никому об этом не говорила. Я вообще не понимаю, зачем самоубийцы пишут предсмертные записки. Если уж решился на столь грязное дело, то не надо сообщать об этом всем и каждому. Хотя у каждого свои мотивы.
Пару дней назад я купила пузырек снотворного, достав рецепт у знакомого врача. Слава богу, он поверил, что меня мучает бессонница. Неудивительно, судя по тому, что у меня под глазами красовались темные круги, а лицо осунулось…
Пару дней назад я не смогла заставить себя его выпить - чувство жалости к себе не позволило мне проглотить поганые таблетки.
Пару дней назад… Да какая разница, что было пару дней назад?! Я надеялась, что мне удастся сделать это сегодня.
Я встала с постели и села за стол, немигающим взглядом уставившись на пузырек. За эти несколько дней общение с пузырьком превратилось для меня в своеобразный ритуал. Я вглядывалась в темное стекло, словно надеясь увидеть в нем ответы на все вопросы, которые измучили меня.
Смогу или нет, гадала я. Хватит ли у меня мужества? И вообще, что легче: жить или умереть? В другие времена я часто спорила с подругами по этому поводу. На ум непременно приходила Катерина из "Грозы"… Я говорила, что самоубийцы люди слабые, потому что жизнь есть борьба и в ней выживает сильнейший. А самоубийцы своей гибелью по сути признают собственное поражение и сдаются без боя.
Теперь я поняла, что сама слаба. У меня нет сил жить, но у меня и нет сил, покончить с собой. Я даже способ выбрала самый гуманный… Казалось бы - как легко засыпать в рот блестящие таблетки - пилюли смерти - и дело с концом, ан нет! Начинаешь думать о том, что же будет дальше… Еще меня пугало, что мой уход могут неправильно истолкуют друзья и близкие. Они ведь могут начать винить себя, они как раз не виноваты. Мне вообще некому предъявлять претензии… Если только ее величеству Судьбе… А всем остальным - едва ли… Родители всю жизнь окружали меня заботой и любовью, дали мне блестящее образование и воспитание… Подруги никогда меня не предавали… Ни один из тех, кому я доверяла, никогда меня не подводил… Поэтому я не могу сказать, что разочаровалась в людях или в жизни. Я хотела покончить с собой, только потому что у меня не было желания продолжать жить дальше. В депрессии и апатии. В полном одиночестве.
Одиночество - вот что пугало меня больше всего. Хотя, что такое одиночество? Все мы одиноки. Даже те, кому посчастливилось встретить свою половинку… Ведь писал же мой любимый драматург Теннесси Уильямс: "Все мы приговорены отбывать заключение в одиночной камере - нашем собственном теле. Всю жизнь". Обожаю Теннесси Уильямса, особенно я полюбила его за то время, что мне пришлось коротать в своей квартире в полном одиночестве. Я почти до дыр затерла его томик - так точно его высказывания отражали состояние моей души. Теперь я могла цитировать его по памяти… Видно, он тоже был одинок… Но раз одиноки все, то одиночество не кара, а свойство человеческой души и, значит, ничего постыдного и страшного в этом нет. Но это чертовски грустно… Чертовски грустно, что даже самому любимому человеку ты не можешь открыться до конца и в дальнем уголке твоей души всегда остается место, доступное лишь тебе. Разве это не печально?
В те дни я ощущала чувство одиночества особенно остро. Пустота в квартире давила на меня. Одиночество казалось жутким косматым монстром с красными глазами, которое затаилось под кроватью и каждую ночь гипнотизирует меня, высасывая мои жизненные соки… Именно этот страшный монстр и заставлял меня думать о смерти. Хотя, может, я сама впустила в свою жизнь это чудовище и сама же должна его выгнать?
Мои философствования прервал телефонный звонок. Я словно очнулась от страшного сна. В голове ощущалась какая-то тяжесть.
Какая сволочь в восемь утра?
- Алло! - рявкнула я.
- Тише, Ань, - послышался знакомый голос.
- Линка, совсем обалдела? Думаешь, я вообще не сплю?
- Я не думаю, я знаю, что ты не спишь. У тебя вообще в последнее время бессонница.
Может, использовать снотворное по назначению, подумала я. Я ведь и правда столько дней почти не спала.
- А у тебя, что, тоже бессонница? - процедила я.
- Да нет, я просто встала, чтобы проводить мужа на рыбалку. И решила тебе позвонить
Линка - моя верная подруга, полная противоположность мне. Хотя раньше мне не казалось, что мы такие уж разные. Просто сейчас у меня все полетело под откос, а у нее всегда все складывалось так, как она хотела: замечательная семья, отличная работа, аспирантура… И как она все успевает, удивлялась я. Нет-нет, я никогда ей не завидовала. Я искренне люблю своих друзей и радуюсь, когда у них все хорошо. А зависть вообще страшное чувство, оно, прежде всего, поедает самого завистника изнутри, к тому же все зло, которое желаешь другим людям все равно вернется к тебе. Закон сохранения энергии - тут уже ничего не попишешь.
- Вообще-то я спала, - нагло соврала я.
- Да брось, давай сегодня замутим что-нибудь. Вовки целый день не будет дома. Сходим в кафе?
- Я не могу… - Опять эти дурацкие слезы. - Я не в том виде.
- Опять ревела? Послушай меня: ты должна решить, чего ты хочешь. Жить как нормальный человек или убиваться до конца своих дней. Если второе, то тебе прямая дорога в монастырь. Хочешь в монастырь? Кстати, про монастырь, - продолжила она после минутного молчания. Мне одна знакомая недавно рассказала об этом занятную историю. Ее подругу бросил муж, и она (представляешь?) взяла дочку в охапку и ушла в монастырь! Я думала, такое только в фильмах бывает, честное слово. Но чтобы с твоими знакомыми… Ну так что, ты тоже хочешь податься в лоно церкви? - Этим каверзным вопросом она завершила свою тираду.
- Не хочу! Я сдохнуть хочу! Ты не понимаешь! Никто не понимает, черт возьми! - взорвалась я. - Мне ничего не нужно. Я хочу тихо лечь и сдохнуть!
Из клетки послышалось веселое чириканье. Опять забыла покормить Гошку.
- Видишь, сколько у тебя еще осталось дел на этом свете, - невозмутимо заявила Лина, - даже твой попугай с этим согласен.
- Хорош переводить стрелки, - ответила я, сдергивая покрывало с клетки. - Мы не об этом говорили.
- Слушай, солнце мое. Я уже бог знает сколько пытаюсь до тебя достучаться! Я пробовала выманить тебя на улицу всеми возможными способами. Так вот, наверное, пора приступать к самым решительным действиям - к шантажу, например. Если ты не хочешь потерять свою лучшую подругу, тогда встречаемся в двенадцать в кафешке на Кропоткинской. Возражения не принимаются.
- Я…
Короткие гудки.
Черт, черт, черт. А ведь она действительно смертельно обидится, если я не приду….
Что делать с проклятым пузырьком? Жалкий внутренний голосок попискивал: "Выброси! Выброси!". Но я не поддалась. Я убрала пузырек на полку. Чтобы был, на всякий случай. Я вообще человек запасливый, может, это меня и подводит.
А ведь Линка права. Одно из двух: либо жить и радоваться жизни, либо - монастырь. Так как я еще жива, то надо попытаться хоть как-то поднять себе настроение. "Да как ты можешь, - взывала вторая половина моего внутреннего я, - у тебя жених умер, а ты…"
- Но я-то жива, и я никуда не выходила уже почти целый месяц, - возразила я вслух и удивилась, услышав собственный голос. Насколько я знаю, сами с собой разговаривают только сумасшедшие. Пойду-ка лучше покормлю Гошуню. Надо отвлечься, отвлечься от грустных мыслей - это единственный выход…
Я подумала, что если я максимально займу все свободное время, мне просто некогда будет думать о смерти… Я должна выкарабкаться, должна быть сильной!

Так-так, если я куда-то еду, надо привести себя в порядок. Что же придумать? Конечно! Меня спасет домашняя студия красоты! Чайные пакетики на глаза. Маска, крем… Что еще… Парикмахерская! Точно - это должно меня подбодрить. Нельзя сидеть дома одной, а то одичаешь… Этот монстр - одиночество - пользуется моим бездельем и заставляет меня чувствовать себя несчастной.
Я покопалась в визитнице, нашла нужный номер и записалась к любимому мастеру. Это был мой первый выход в свет после трагедии, и я страшно волновалась. Я, конечно, изредка выбегала в магазин, надев темные очки и надвинув на лоб кепку - надо же чем-то питаться и кормить попугая. Но я ни разу не встретилась с друзьями. Я и по телефону почти ни с кем не разговаривала. Сидела дома одна, упивалась своим страданием и жалела себя. Не знаю, зачем я устроила себе такую самоизоляцию, может, во мне есть что-то от мазохиста? Наверное, я чувствовала себя отчасти виноватой в его смерти. Я думала, если бы он не поехал туда, куда поехал, ничего бы ни случилось. Ведь в тот день мы собирались пойти вместе в ресторан, а потом у него вдруг появились какие-то неотложные дела. А если бы я настояла на том, чтобы он эти дела бросил, то… Да какая теперь разница! Уже все равно ничего не исправишь, время не повернуть вспять. Время бездушно и безжалостно, и никакие мольбы не в силах заставить его все изменить.
До парикмахерской оставалось еще пара часов, в которые мне просто необходимо было себя чем-то занять. И я решила использовать эти два часа для того, чтобы вернуть себе человеческий облик, потому что за месяц домашнего заточения я стала больше походить на ведьму. Я встала перед зеркалом и увидела, что на меня смотрит какое-то жуткое эфемерное существо с бледным лицом, перепутанными волосами и потухшими глазами. От прически и маникюра, за которые я всего месяц назад выложила целое состояние, не осталось и следа… Боже мой, подумала я, а я ведь не пыталась топить свое горе в вине и не принимала психотропных препаратов, а вид у меня, как у пациента психоневрологического диспансера. Надо что-то делать… Первым делом я отправилась в душ, решив побаловать себе любимым скрабом для тела с коричневым сахаром - я купила его давно и все берегла, не знаю для чего. Видимо, именно для такого дня, когда мне понадобится резко поднять себе настроение. За душем последовала маска, обертывание против целлюлита, депиляция и иже с ними, благо у меня дома с незапамятных времен существует НЗ всяких косметических средств.
Все это время депрессняк периодически пытался вновь навалиться на меня всей своей грузной тушей, но я яростно сопротивлялась. "Я не буду плакать сейчас, - повторяла я про себя, вспоминая Скарлетт О'Хара. - Я поплачу завтра". Надо определенно перечитать "Унесенных ветром".
Выпив валерьянки, я отправилась в парикмахерскую. Что же изобразить у себя на голове? Что-нибудь забавное, чтобы смеяться, каждый раз, когда я смотрюсь в зеркало. А Кирилл бы сказал… Стоп! Не вспоминать об этом! Может, покраситься? В черный, как вдова? Опять этот цвет?! Не буду об этом думать, ни за что!
Так я гнала прочь крамольные мысли, точившие мое сердце. Мне нужен позитив, решила я. Иначе я сломаюсь. Но с позитивом у меня всегда были проблемы. В теории я прекрасно знаю, что настрой человека по жизни зависит только от него самого. В любой ситуации, за исключением смерти, конечно, можно найти что-то хорошее. И, как ни странно, я не раз убеждалась, что даже в тех случаях, когда обстоятельства складывались не так, как хотела я, в конечном счете, оказывалось, что для меня это лучше. Поэтому я изо всех сил пыталась воспитывать в себе оптимистичный взгляд на мир, читая соответствующую литературу, обустраивая личное пространство с помощью искусства фэншуй и окружая себя приятными людьми. Но против природы не попрешь. Я родилась пессимисткой и остаюсь ей по сей день.
Вот она, заветная дверь - мое спасение.
- Анюта! Давно тебя не видели, - заулыбалась Таня - моя любимая парикмахерша.
- Да я забегалась совсем, - сказала я, не желая рассказывать правду. - У меня было много всяких неприятностей…
- Надеюсь, ничего серьезного? - озабоченно спросила она. - Как бы там ни было, я помню, ты всегда говорила: новая прическа - новая жизнь!
Сейчас мне казалось, что это говорила совсем другая Аня. А не та осунувшаяся женщина в зеркале, которая, казалось, постарела на несколько лет.
- Боюсь, меня это не спасет. А рисковать как-то не хочется, - протянула я.
- Да брось, - настаивала Таня. - Я вижу, у тебя отросли волосы. Не хочешь попробовать сделать химию? У нас сейчас есть новый шелковый состав, очень естественная волна получается, и волосы он не сушит. А с цветом можно поэкспериментировать…
И я подумала: была не была. Танюшка - мастер опытный, можно положиться на ее вкус. Она колдовала над моими волосами целую вечность, так что я уже начала бояться, что опоздаю на встречу с Линкой.
Но когда она наконец с глубоким удовлетворением выдохнула "Готово!", я поняла, что ради такого можно и опоздать. Даже на встречу с любимой подругой после целого месяца затворничества. Теперь из зеркала на меня смотрела дерзкая дива с каскадом длинных вьющихся рыжих волос. Удивительно, как много значит прическа!
- Таня, - одновременно с укоризной и со смущением сказала я, - как я буду с этим жить?
- Цыц! Я позову девочек, чтобы посмотрели.
Когда все девочки посмотрели, выразили свои "ахи" и "охи" и сравнили меня с Джулией Робертс в "Красотке", Таня, наконец, выпустила меня из салона и напоследок дала мне напутствие:
- Ты очень красивая, умная и сексуальная и как никто другой заслуживаешь счастья. Помни об этом.
Какой же оптимистичный человек эта Таня! Не то, что я!
Однако, когда я шла по улице домой, то поняла: что-то изменилось. Не то во мне, не то в мужчинах, которые проходили мимо по улице. Теперь они почему-то чаще начали на меня таращиться или оглядываться мне вслед. И было чертовски приятно ощущать на себе не только блики от солнечных лучей, но и восхищенные мужские взгляды.
До встречи с Линкой оставался всего час. Я заскочила домой, перехватила булочку, сказала Гоше, что он очень хороший мальчик и убежала.

* * *

Наша любимая итальянская кофейня. За столиками сидят влюбленные пары и, преданно глядя друг в другу глаза, обсуждают свои маленькие радости. Мы тоже, бывало так сидели… Не думать об этом! Слишком больно!
Обожаю терпкий запах свежесваренного кофе. Я могу часами сидеть над чашкой и вдыхать этот божественный аромат. Я всегда считала, что кофе - напиток для эстетов. Он греет и тело, и душу, обостряет чувства… Дарит блаженство. Нет ничего удивительного в том, что иные сорта кофе стоят дороже вина. Я сама люблю его варить. Если смолоть зерна и сразу приготовить напиток, то он получается намного ароматнее. И никакого сахара, кроме неочищенного тростникового, конечно, он, оттеняет вкус кофе и придает ему едва уловимый карамельный аромат. Как-то Кирилл подарил мне кофеварку… С тех пор мы стали реже ходить в кафе и чаще варить кофе дома. Мне безумно нравился сам процесс. Когда он сидел на кухне и смотрел, как сначала я засыпаю кофе в кофемолку, потом… Нет, нельзя об этом думать, это просто невыносимо!
Я принялась листать меню: эспрессо, капуччино, глясе, кофе по-венски, по-турецки… Бог мой, глаза разбегаются. Давно же я здесь не была! Возьму обычный эспрессо. Без сливок и без сахара. Он, по крайней мере, меня взбодрит. Где же эта растяпа Линка?
Я перевела взгляд на часы. Половина первого. Так-так, опаздываем уже на полчаса. Ничего, она у меня получит по полной программе. Чтобы хоть как-то развлечься, я начала озираться вокруг и рассматривать других посетителей. За соседним столиком сидели трое молодых людей. Один из них, симпатичный брюнет, лет тридцати, бросил на меня заинтересованный взгляд. Я отвернулась. С этой прической я выгляжу слишком вызывающе да еще и сижу одна за столиком, как полная дура! Ну, Линка, я тебя убью! Когда же ты придешь, наконец?!
Дверь открылась в очередной раз, и на порог ступила Она. Безупречная, как всегда.
- Вау!!! - завопила Линка и привлекла к себе всеобщее внимание, в том числе и троих за соседним столиком. - У тебя новая прическа! Супер! Извини, что опоздала. Пробки жуткие.
Хотя я знаю Линку уже много лет, меня до сих пор удивляет ее импульсивность. Как говорится, она слишком громкая. Неудивительно, что за границей ее часто принимают за итальянку. Она - яркая шатенка с карими глазами, она всегда очень громко разговаривает и очень бурно жестикулирует. И я очень ее люблю, но иногда мне хотелось бы, чтобы она была хоть чуть-чуть, хоть немножечко потише. Тогда все не таращились бы на нас, как сейчас. У меня было такое ощущение, что мы с ней разыгрываем спектакль, а вокруг сидят зрители и ждут, что будет дальше. Очередь была за мной. И несколько пар глаз пристально смотрели на меня, как на актрису, которая забыла свою реплику.
- У тебя всегда пробки, - тихо сказала я, надеясь, что товарищи, которые требуют хлеба и зрелищ, ничего не услышат и потеряют к нам интерес. Это подействовало.
- Да ладно! - все так же громко (черт!) ответила Линка, плюхаясь на стул. - Не занудствуй! Давай поговорим о тебе. Как ты вообще? Я, кстати вижу позитивные изменения - у тебя новый имидж и тебе он очень идет! - Она откинулась на спинку стула и заорала: - Официант! Меню!!!
- Издеваешься? - шепотом ответила я, игнорируя назойливые взгляды. - А как я могу себя чувствовать, когда мой жених разбился на машине за две недели до свадьбы, и вместо этого мне пришлось идти на похороны? Понимаешь, вся моя жизнь… Все мои мечты рухнули в один миг!
- Понимаю, - сказала Линка таким голосом, как будто ничего она не понимает. - Но ты должна идти дальше. Жизнь продолжается.
- Без него жизнь не жизнь, а существование, - настаивала я.
- Аня… - Линка смотрела на меня в упор своими зеленовато-серыми глазами дикой кошки. - Ты сама внушила это себе. Ты внушила себе, что это неземная любовь и что такой у тебя больше никогда не будет и так далее и тому подобное. Но…. Аня! Теперь ты должна также внушить себе, что жизнь продолжается, и что она будет прекрасной.
- Как ты можешь говорить такие вещи в подобной ситуации? - искренне возмутилась я, предчувствуя надвигающуюся истерику. - Я бы поняла, если бы он меня бросил, а он УМЕР, Лин! Умер, понимаешь?
- Понимаю, - произнесла она точно таким же тоном. Глаза ее сузились, и она сказала: - Вот именно, умер. Но ты жива. И ты достойна того, чтобы быть счастливой. И потом… Я конечно, не должна этого говорить… Но мне кажется, если я развенчаю созданный тобой же миф о неземной любви, тебе будет легче со всем смириться.
- Что ты хочешь этим сказать? - Мой голос уже дрожал.
- Опомнись, Аня! Ты никогда его не любила. Я знаю, как загораются твои глаза, когда ты влюбляешься. И в последний раз это было, когда ты встретила Пашку.
- Он оказался подлецом, - вставила я.
- Речь не об этом. Да, вы расстались. После этого ты очень долго переживала. И мне даже казалось, ты вообще потеряла всякую надежду и желание найти свою половинку. И тут появляется Кирилл. Весь такой идеальный: он не только хорош собой, он еще и умен, образован и прекрасно обеспечен и, самое главное, без ума от тебя. Разве ты могла устоять перед его обаянием? Конечно, нет. Ты решила, что это твой последний шанс, тем более, что тебе уже двадцать четыре. Еще пару лет - и твоя красота начнет увядать. Ты сдалась. Но так и не полюбила его по-настоящему. Или не успела полюбить - на это порой тоже нужно время. А у вас все произошло так быстро…
Линка закончила свою тираду и теперь выжидающе смотрела на меня.
Я уставилась в чашку и начала лихорадочно помешивать кофе.
- Ты сама не знаешь, что несешь, - наконец выдавила я.
Страшнее всего было то, что я понимала: она говорит правду. Мой сказочный мир рассыпался, как карточный домик, и я была в замешательстве, не зная, что делать дальше.
Линка первой нарушила молчание:
- Ты не должна сдаваться. Нельзя прятать голову в песок. Начни все сначала. Здесь и сейчас.
- Ты это в буквальном смысле?
- М-хм-м-м. Посмотри на этого симпатяшку за соседним столиком.
- Нормальные мужики по кофейням не ходят, - выдала я, чтобы Линка от меня отвязалсь. - Они сидят в баре и пьют виски.
- Что за извращенные представления! - Линка явно не собиралась отвязываться. - По барам ходят алкоголики. Ань, да он глаз с тебя не сводит!
- Тебе померещилось. Ты что не видишь, в каком я состоянии? - уныло протянула я.
Линка начала заводиться:
- Знаешь, пора бы тебе усвоить одно правило: либо ты круто меняешь свою жизнь и плюешь на все условности, либо так и останешься несчастной.
"Завтра-завтра, не сегодня - так лентяи говорят", - вспомнилось мне. Не люблю лентяев. Я не такая.
- Я понимаю, тебе кажется неэтичным клеить нового парня после смерти жениха, - продолжала она. - Но если ты и дальше будешь убиваться, хуже будет только тебе.
- Я не могу, как ты не понимаешь…
- Аня! Его не вернешь. Ничем. Никакими жертвами. И чувства здесь ни при чем. Подумай о себе. Ты и твои проблемы превыше всего. И в этом нет ничего дурного.

Прежде чем я успела возразить, Линка встала и подошла к соседнему столику.
- Сигаретки не найдется? - обратилась она к тому самому брюнету.
- Неужели такие красивые девушки курят?
- Жаль вас разочаровывать, но - да! Никак не могу бросить.
- Та же история, - вставил маленький тощий блондин, сидевший справа. - Кодироваться не пробовали?
- Да не верю я в это, - процедила Линка, едва сдерживая смех. Она закурила и поморщилась. - Чушь полная.
- В общем да, - согласился блондин. - Я месяц держался. А потом опять пошло-поехало.
- Кстати, меня зовут Ангелина, - объявила Линка. Иногда ее наглость просто меня поражает. "А что я, собственно говоря, теряю? - всегда говорит она в таких случаях. - Ну не получится разговор, и что? Личная жизнь у меня давно устроена". Это у нее устроена, а у меня-то нет.
Как ни странно, сегодня разговор "получился". Вскоре мы перебрались к ним за столик, и позеленевшая Линка, которая до этого не курила уже целый год, принялась увлеченно рассказывать о том, как она летом ездила в Сочи. Каким образом тема разговора уплыла в Черное море, я не знаю. Это Линка у нас великий специалист по лингвистике. У меня всегда по ней был трояк. Минут через десять мы все уже были на ты. Линка, что бы я без тебя делала?
- А ты была в Египте? - вдруг спросил у меня брюнет, который оказался Александром.
- Нет, но я всю жизнь об этом мечтала.
- Тогда почему нет? Вроде недорого, и виза не нужна…
- Да все как-то не складывалось. То там теракты, то автобусные аварии… Страшно. Так вот до сих пор и мечтаю, - протянула я.
- Может, мечта она на то и мечта, чтобы ей оставаться. Когда она воплощается в жизнь, она уже не так привлекает…
- Ты случайно не писатель?
- Да нет. Партнер в консалтинговой фирме. Но ты угадала, я иногда пописываю - для баловства. - Он усмехнулся.
- Где это ты пописываешь? - развеселилась я.
- Дома, где же еще? - рассмеялся он.
- Уж не стихи ли? - съехидничала я.
Его ответ мне не понравился.
- Может, как-нибудь покажу, что, если ко мне заедем…
Что еще за намеки такие?!!
- А может, не стоит? - прошипела я.
- Как хочешь, - миролюбиво сказал он. - Просто я подумал, тебе интересно будет взглянуть…Ты похожа на девушку, которая любит поэзию.
Ага, особенно сейчас. Такая мадемуазель из века девятнадцатого с ярко-рыжими волосами и в мини-юбке. Он точно издевается. Но мне нечего было возразить.
Поэтому я просто сказала:
- Да, я люблю поэзию. Особенно на английском языке. Я люблю Шекспира и Оскара Уайльда. Особенно стихи о смерти, они настраивают на философский лад.
Он удивленно посмотрел на меня.
И зачем я напялила такую юбку? И почему я продолжаю думать о смерти? Почему я не могу настроиться на что-то другое, черт возьми!
Я почувствовала себя страшно усталой. К горлу подкатывала тошнота. Наверное, будет лучше поехать домой. Я взглянула на Линку: она щебетала, как соловей в обществе Алексея и Андрея - так звали двух других.
Все ясно: это надолго. А мне пора домой. Александр выжидающе смотрел на меня. Под его пристальным взглядом я чувствовала себя, как на сковородке. Я отвела глаза и посмотрела в окно. По улице шли люди. Влюбленные люди, одинокие люди, старые люди, молодые люди, люди красивые и не очень, и всех их объединяло одно чувство: надежда. Потому что на дворе стояла весна, и они шли по весенней улице, где росли деревья с набухшими зелеными почками. По улице, которая дарила надежду. Надежду на то, что все будет хорошо. Я перевела взгляд на Александра. Он все еще буравил меня своими черными глазами, точно ожидая чего-то.
- Почему ты так на меня смотришь? - Не выдержала я.
- Просто любуюсь красивой женщиной.
- Брось. Я уже поняла, что ты мужчина галантный, но я не из тех, кому можно легко навешать лапши на уши. Не надо всех этих красивостей, о'кей?
- Первый раз встречаю девушку, которой не нравятся комплименты.
- У тебя все равно ничего не выйдет, - сказала я и поняла, как глупо это прозвучало.
- А что у меня должно выйти? - засмеялся он. Вот я и попалась.
- К черту, я устала. Еду домой. - Я была готова разрыдаться. Здесь и сейчас. Вся эта весна, все эти счастливые люди и этот привлекательный брюнет действовали мне на нервы. Я встала из-за стола и помахала Линке рукой. - Солнышко, я ухожу. Нет-нет, не надо со мной. Я очень спешу.
Я пулей вылетела из кафе и побежала по улице. На душе скребли кошки. Не хотелось видеть ни одной паршивой рожи.
- Аня! - За мной кто-то бежал.
Я обернулась. Александр.
- Что тебе нужно? Оставьте меня в покое, черт всех вас подери! - выпалила я, крик сдавил мне горло, а на асфальт закапали слезы.
Он не пытался меня успокоить. Он просто сказал:
- Я хотел тебя подвезти.
- Валяй, - неожиданно для себя согласилась я. Ведь мне уже было все равно - лишь бы быстрей домой, к себе, на любимый диван, на…
- Пойдем, я тут недалеко припарковался.
Удивительно, как можно сохранять спокойствие рядом с такой психопаткой. Интересно, ему уже приходилось видеть девиц с водопадами из туши под глазами? Как бы там ни было, когда мы дошли до стоянки, мне стало немного лучше.
Мы обошли пару стареньких "Жигулей" и остановились перед огромным джипом, новеньким, с иголочки.
- Твоя машинка? - спросила я, тщетно пытаясь привести нервы в норму. Хоть тему переведу, подумала я, а то начнет еще спрашивать, чего это я разревелась.
- Да уж. Кредит на пять лет.
Все это до боли напоминало знакомство с Кириллом. Такой же красивый мужчина, такая же шикарная машина. Кошмар, это просто невыносимо!
- Пять лет - это немного, - попыталась я поддержать разговор.
- Конечно, немного. Но жаба все равно душит.
- Да ладно, "Жаба будет рада", - вспомнила я прикольную рекламу и засмеялась.
- Тебе идет, когда ты смеешься.
- Не надо, - кисло улыбнулась я в ответ. - А то я опять заплачу.
Он открыл переднюю дверцу.
- Ну что, куда мы путь держим?
- В Ясенево.
- Отлично. Хороший район.
- А ты где живешь? - поинтересовалась я.
- В районе Фрунзенской набережной, знаешь? - Он выразительно посмотрел на меня. Неужели думает, что этим сразит меня наповал?
- Знаю, это ты круто хватил. - Я все же решила польстить его самолюбию.
- Да нет, просто бабушкино наследство.
Всю дорогу мы болтали о том, о сем. Он не задал мне ни одного личного вопроса. Когда мы подъехали к подъезду, Александр сказал:
- Я не хочу навязываться, но ты не оставишь мне номер телефона?
Меня разрывали противоречивые чувства. С одной стороны, он мне нравился. С другой, это же меня и пугало. К тому же он был слишком похож на Кирилла. А я не хотела снова обжечься. Рана еще не зажила.
- Не мог придумать ничего пооригинальнее, великий писатель? - спросила я, чтобы выиграть время.
- Не мог. Когда вижу такую красоту, я дар речи теряю.
Да, за словом он в карман не полезет…
- Ты опять за старое - со своей лапшой. Знаешь… Сейчас я немного не в том состоянии, чтобы отвечать на телефонные звонки…
Эврика!
- Хотя я могу дать тебе свой и-мейл, - тут же добавила я.
И почему я раньше об этом не подумала. И-мейл - это так удобно, это ни к чему не обязывает и ничего не значит. Я же могу не отвечать. А могу и ответить. А могу ответить, когда у меня будет настроение. А могу вообще не отвечать. А могу…. Короче говоря, пусть у него будет мой и-мейл - это тоже некий способ поддерживать отношения.
- Хотя бы так, - уныло протянул он. - Давай.
- Записывай: anna_streltsova@mail.ru
- Аня… Стрельцова? Хм-м-м-м. Ты выстрелила мне прямо в сердце.
Дурак!
- Я думала, мы договорились…
- О том, что у меня ничего не выйдет?
- Не стоит продолжать. Пока, - тихо сказала я, потом вошла в подъезд и захлопнула дверь.
Теперь он точно меня не догонит. Впервые я порадовалась, что у нас в подъезде кодовый замок.
Я повернула ключ во входной двери. До меня донеслось веселое чириканье. Вот он, мой самый верный парень. По имени Гоша.
- Привет! - крикнула я на кухню.
В ответ я услышала ласковое щебетанье. "Ну, разве не прелесть?" - подумала я. Меня еще кто-то ждет. Дома. Я подошла к полке с лекарствами, взяла снотворное и выбросила его в ведро.
Дело было даже не в Александре. Просто когда ты понимаешь, что тебя дома кто-то ждет, жизнь обретает новый смысл.
- Хороший мой, - прошептала я, достав хрупкую птичку из клетки. - Ты у меня, наверное, совсем голодный…

Когда я легла в постель, меня атаковали разные мысли. Я поступила с Сашей слишком грубо? Да ничего подобного! Как еще себя вести с такими! Только так: "пишите до востребования". Тогда, по крайней мере, хозяйкой положения буду я.

ГЛАВА 2

Надежда начинается во тьме, дерзкая надежда на то, что если ты воспрянешь духом и попытаешься поступить правильно, наступит рассвет. Тебе остается ждать, смотреть вперед и идти к своей цели. Сдаваться нельзя.
А. Ламотт

Через пару дней, взяв себя в руки и окончательно решив не думать о Кирилле, я все-таки отважилась выйти на связь с миром и пуститься в виртуальное плаванье по безбрежным просторам сети Интернет.
Первый делом я проверила почту. Так-так, "у вас семь новых писем". Папка ""Входящие": "Мерчендайзинг", "Прайс-лист на мебель "Альфа"", "Ликвидация предприятий", "Скачайте бесплатный софт"… Черт, сплошной спам! Ага, вот оно "Александр Нечаев", тема: "Брестская крепость". Ой, вот еще одно, от него же "Деловое предложение"… Что там у него за дела такие, очень интересно… Какое из них пришло раньше? "Крепость"? Опять издевается! Хорошо, крепость так крепость.

"Здравствуй, удивительная, загадочная и неповторимая Анна! (Я все еще помню, что у меня ничего не выйдет!)" Вот гад!!! Нет, я должна читать дальше!
"Твоя удивительно тонкая натура и изящный облик настолько потрясли меня, что у меня ничего не выйдет. Теперь я уверен в этом почти на сто процентов" - Пошляк!
"Я хотел бы узнать тебя получше. Ведь часа общения никак недостаточно, чтобы увидеть все грани твоей ранимой души. В том, что она очень ранимая, я уже убедился. Так что впредь я буду вести себя деликатно, вежливо и учтиво.
Если ты соизволишь дать мне номер телефона, я буду звонить только в случаях крайней необходимости, то есть когда буду находиться на грани жизни и смерти из-за желания услышать твой голос. А вот на всякий случай, мой номер…" Больной!
"Но в общем, это все лирика, я же "великий писатель". Давай просто встретимся… Сходим куда-нибудь, поговорим о поэзии... Только сообщи, когда тебе удобно.
Саша
P.S. У тебя нет "Аськи"?"

Кстати, об "Аське"… Очень даже есть. Но товарищу Нечаеву необязательно об этом знать. Пусть думает, что нету. Я же не хочу терять свою загадочность в его глазах.
А что там во втором письме?
"Привет! Это опять я. Это список моих любимых кафе. Надеюсь, хоть одно из них придется тебе по вкусу.
Хард-Рок кафе…"
Все ясно.
Кстати, об "Аське"… Я решила поразвлечься, авторизовалась и запустила программу поиска партнера по чату. Одни турки, турки, турки и горстка арабов… Пока я раздумывала, как найти хоть одного приличного американца, (с английским у меня, слава богу, все окей) в окошке "Аськи" замигало "новое сообщение".
- Привет:)
Ага, так я тебе и ответила, сначала посмотрим на инфу о юзере: пол - мужской (уже хорошо), место жительства - США (еще лучше), возраст - 20 (совсем мальчик). Ну да ладно, для чата сойдет.
- Хай:)
- Как дела? Чем по жизни занимаешься?
- Так себе. Я переводчик, а ты?
- О, я фотомодель!
Мужик-фотомодель! Тупой, наверное, как пробка! Тут "Аська" опять зачирикала:
- Я через два месяца буду в Москве, хочу с кем-нибудь познакомиться, чтобы потом встретиться. Пришли мне свою фотку, - потребовал он.
Да, вот прямо так сразу и прислала! Может, там жаба какая-то за монитором сидит, а я ему фотку вынь да положь.
- Дорогой мой, с лица воду не пить, может, просто пообщаемся для начала?
- Ну ладно, тогда я пришлю тебе свою.
- Идет!
Принимаю файл, открываю: ничего, симпатичный такой молодой человек в шезлонге с журнальчиком.
- Ну хорошо, - снизошла я, - я тоже тебе отправлю.
Через минуту последовала реакция:
- Вау! Супер! Бегу паковать чемоданы и еду в Москву.
- А зачем ты, собственно говоря, туда едешь?
- Ну как же! На сьемки - понятное дело! Сейчас я тебе еще пару фоток пришлю! - сообщил он.
Первые две фотки оказались ничего - симпатичные такой молодой человек в шезлонге с журнальчиком. Ну а третья фотка… Лучше бы я вообще ее не видела! Там посреди какого-то болотца красовался все тот же мужчинка, даже не прикрыв самое интересное место фиговым листочком. Безобразие какое! К тому же у него на этой фотке проявилась какая-то мерзкая жиденькая бороденка и вообще он какой-то страшный! Надо ему какую-нибудь гадость написать!
- Я прислал тебе свою фотографию в голом виде! - объявил он.
- Спасибо! Я поняла! - ответила я. - Это тоже рабочие съемки?
- Нет, это из личного архива, мой брат снимал.
Вот и оставил бы этот личный архив себе. Слово-то какое придумал - "архив"! Порнография это называется, а не архив!
- Понятно. Ну ладно, мне пора… - попрощалась я.
- Эй, ты куда? А как же встреча, Москва, лето?…
- До скорого.
Я отключила "Аську". Бывает же так - поговоришь с каким-нибудь придурком и так противно становится… Я яростно кликала на крестики, пока не добралась до первой фотки. А ведь там он таким милашкой казался… Хороший приличный мальчик, на первый взгляд. А это что такое? Слева на фото какая-то надпись... Кажется, это ссылка на какой-то сайт. Наверно, сайт того журнала, для которого он типа снимался. А не зайти ли туда на огонек?.. И я зашла. Оказалось, что это сайт не журнала, а портал для голубых с фотками голых мужиков, естественно. Тьфу, куда я попала?! - негодовала я. Предупреждать надо, а то так и удар может хватить. Я же все-таки не голубой. Сказал бы сразу: я порномодель, извращенец и так далее… Я бы отнеслась к этому с пониманием. Возможно…
В отчаянии я позвонила Линке на мобильник:
- Привет! Скажи мне все мужики, которые сидят в "Аське" извращенцы или среди них попадаются и нормальные?
- Анька, ты не вовремя. Я перевожу на совещании. Перезвоню через час, - прошептала она и отключилась.
Ах да, я забыла. Линка - это же крутой переводчик, ей вообще нельзя звонить на работу.
Свободного времени у меня было хоть отбавляй, поэтому я собрала волю в кулак и решила еще раз попытать счастья в "Аське". По крайней мере, это меня веселит.
Через пару минут ко мне уже подключился некий Мопси-Попси из Италии. Надо же мужику так себя обозвать - Мопси-Попси, подумала я. Ненормальный, наверное. Так оно и оказалось.
Мопси-Попси спросил:
- Ты носишь колготки или чулки.
- Колготки, - честно ответила я.
- Клево. Наверное, у тебя длинные стройные ножки. Я прав?
- Точно, - подтвердила я.
- Ты даже не можешь себе представить, как меня возбуждают женские ножки. Я обожаю ласкать ноги в колготках. А ласкаю их медленно и очень страстно, потому что они приводят меня в восторг. Если бы ты была рядом со мной, я бы ласкал твои ноги так долго, как тебе хочется. Я бы целовал их и облизывал. Тебе это нравится? Ты такая милая и красивая. Как тебя зовут?
- Dousya, - ответила я. - Откуда ты знаешь, что я красивая?
- Я чувствую это, Dousya, - ответил Мопси-Попси. - Меня зовут Дарио. У тебя есть фотка?
- Нет, - соврала я.
- А хочешь я пришлю тебе свою? - спросил Мопси-Попси.
- Угу, - сказала я и добавила. - Я наврала, у меня кривые, короткие и толстые ноги.
Его ответ меня просто поразил:
- Да какая разница! :)
Я поняла, что дальше мне тут ловить нечего и отключилась окончательно.
Раз Линка занята, я решила позвонить Ольчику. Мы втроем учились в одной группе в институте. После окончания вся группа разбежалась кто куда, а мы так и остались лучшими подругами. Ольчик - полная противоположность Линке. Она младше нас всех, ей еще только двадцать два: она умудрилась раньше пойти в школу и соответственно раньше закончила институт. Ольчик до сих пор ждет своего прекрасного принца. На белом "Мерседесе". Меня всегда поражало, как она умудряется оставаться таким замечательным и искренним человеком. Она всегда была не такой, как все: она писала такие романтичные стихи, от которых кружилась голова, она интересовалась всем загадочным и необъяснимым, она научила нас с Линкой гадать на Таро и на рунах и открыла нам целый неведомый мир, населенный мифическими существами и наполненный яркими впечатлениями. Она, в самом деле, удивительный человек. Наверное, поэтому ей не везет в личной жизни. Не каждый мужчина может оценить такую тонкую натуру: ему лишь бы посмотреть футбол, выпить пива и завалиться спать. Другой этого было бы достаточно, а ей нужно больше. И она права. Она достойна самого лучшего. Как, впрочем, и я.
Мы с Линкой страшно удивились, когда узнали что наша тихая Ольчик устроилась работать в турфирму. Сначала она сама была в шоке, от того, что ей приходится звонить в заморские отели, бронировать билеты. Казалось, она не вписывается во всю эту суматоху. Правда, со временем она привыкла, только вот стихи писать перестала…
Наверное, только я оказалась такой дурой-альтруисткой, что осталась работать в институте. Хотя с другой стороны, за полтора месяца отсутствия меня бы уже давно выперли с любой приличной работы. К тому же я еще успеваю подрабатывать в бюро переводов. На жизнь хватает.
Я знала, что сегодня у Ольчика выходной и позвонила ей, чтобы излить душу. Я пожаловалась ей, что в "Аське" сидят одни извращенные уроды, на что она возразила:
- С чего ты вообще взяла, что этот америкос действительно фотомодель? Может, просто какой-то весельчак захотел прикольнуться? И этот извращенец с колготками тоже…
- Может, и так. Всем этим кексам в И-нете вообще нельзя верить. Слушай, мне так плохо, я совсем одна, вот и болтаю со всякими идиотами. Приезжай ко мне в гости, а? - предложила я.
- Сегодня?
- Ну да, я тортик куплю… Только приезжай, а то я тут завою… Знаешь, иногда я жалею, что снимаю квартиру. Теперь мне здесь так одиноко.
- Ну, хорошо, я приеду.
Вот этим мне и нравится Ольчик. Она всегда готова помочь. Даже если на дворе дождь и слякоть Ольчик примчится, чтобы спасти тебя от проклятого одиночества. Иногда мне кажется, что я люблю Ольчика даже больше, чем Линку… Хотя сравнивать их все равно нельзя.

* * *

Через два часа она уже была у меня. Она заварила чай, порезала тортик и предложила посмотреть "Красотку" в сотый раз. И я согласилась. Не потому что я так люблю Джулию Робертс, а потому что в моем состоянии мне было нужно хоть немного романтики… Все-таки Ольчик лучше всех знает, как поднять мне настроение. На середине фильма, когда мы мирно сидели на диване, уплетая по третьему куску торта, и смотрели, как Ричард Гир повел Джулию в оперу, зазвонил телефон.
- М-м-м-м-да?
- Что ты там делаешь? - проорала в трубку Линка.
- Мы с Ольчиком смотрим "Красотку", - гордо заявила я.
- Супер. А Саше ты уже ответила?
- Я не собираюсь ему отвечать.
- Ты или тупая или сумасшедшая. Такой мужчина!
- А ты-то откуда знаешь, что он мне писал?
- Ну… Мне сказал его друг. Тот, который Леша.
- Я всегда знала, что парни сплетничают больше, чем девчонки. А как твой муж смотрит на общение с Лешей?
- А ему необязательно об этом знать. Я люблю своего Вовку, а он меня просто обожает. Нам не страшны никакие Леши. Речь вообще не об этом. Ты будешь писать Саше?
- Не знаю. Я подумаю об этом завтра.
- Слушай, новоявленная Скарлетт О'Хара! Будешь так себя вести - останешься у разбитого корыта. Тебе не восемнадцать, чтобы разбрасываться поклонниками!
Удивительно, как порой подруги стараются устроить твою личную жизнь. Кажется, этот вопрос беспокоит их больше, чем тебя.
- Ничего, пускай немного подождет. Ему полезно.
- Как знаешь. Привет Ольчику, Скарлетт.
Скарлетт? А что? Моя самая любимая героиня на страницах мировой литературы! Отныне мой ник будет только Скарлетт. Всегда и везде. Уже в следующий раз в "Аське" сменю свой тупой ник "Очаровательная Дуся" на "Скарлетт". И этим все будет сказано. И наплевать, что почти все мужики не читали "Унесенных ветром".
- А ты передавай привет Алиске и, разумеется, Вовке, - ответила я.
Дочка Линки - Алиса - сущий ангелочек: голубые глаза, золотые кудряшки, просто фарфоровая куколка. А как Линка ее одевает! Когда я вижу это маленькое чудо, я сама хочу ребенка. Обязательно девочку. С большими голубыми глазами. Все-таки счастливый человек Линка! Какой муж, какая дочка! Слава богу, хоть одна из нас нашла счастье…

Через пару дней я решила съездить в институт. Как-никак, а отметиться там надо, а то вообще останусь без средств к существованию. Да и студенты - народ веселый, сразу поднимут мне настроение. А уже мои - тем более.
В институте за полтора месяца ничего не изменилось (а разве могло быть иначе?!): те же обшарпанные стены, те же злые тетки в бухгалтерии и те же… смешные и шумные студенты. Я договорилась с заведующей кафедрой, что с понедельника выйду на работу. А была как раз пятница… Оказалось, моя любимая группа очень мной интересовалась. Все-таки приятно, когда тебя ждут не только дома, но и на работе…

Вернувшись домой, я все же решила написать загадочному поэту Александру. Я перечитала его письмо и сочинила опус в подобном стиле…
"Мой бесценный друг!
Я тщательно изучила список предлагаемых тобою кафе и пришла к выводу, что лучше пойти в "Хард рок кафе", так как все остальные "кафе" - это на самом деле рестораны. А в дорогие рестораны, как ты знаешь, подобает ходить в шикарных коктейльных платьях. Ввиду того, что мое единственное коктейльное платье в данный момент украшено живописным пятном от шампанского и у меня совершенно нет настроения его стирать, я выбрала наиболее демократичный вариант. Надеюсь, приведенные доводы покажутся тебе убедительными. До связи. Анна"
Готово! Боже мой, неужели я согласилась?
Я перечитала свое письмо и убедилась, что да. "Это же измена!!!" - завопил подленький голосок моей души. "Кому? Светлой памяти Кирилла?" - спокойно ответил второй голос моего "Я". Почему-то он очень напоминал голос Линки…
Нет, все-таки я не уверена, что правильно поступаю, подумала я. Позвоню-ка Линке, чтобы она окончательно рассеяла мои сомнения… Хотя нет, я знаю, что скажет Линка. Зато не знаю, что скажет мама… Мама всегда права - я неоднократно в этом убеждалась, когда делала что-то не так, как она говорила. Надеюсь, мама уже дома, в конце - концов, дело к вечеру, и сегодня пятница, а у нее сокращенный день.

Я набрала номер.
- Алло, - услышала я знакомый любимый голос.
- Мамуль, привет! - сказала я. - Как ты там? Как папа?
- Да у нас все нормально! А ты как себя чувствуешь? Уже вышла на работу? - заботливо спросила мама.
- Выхожу в понедельник… Мам, мне нужен твой совет. Понимаешь, меня совесть мучает. После того, что произошло с Кириллом, я вообще не знаю, не понимаю, что мне делать…
- Что случилось, доча? - Ее голос звучал взволнованно.
- Вот ты как думаешь?.. Нормально ли идти на свидание с кем-то, когда прошло всего полтора месяца с его…- я не могла сказать "смерти", потому что у меня в голове до сих пор это не укладывалось, - ….с того несчастного случая?
- Ты кого-то встретила?
- Можно сказать и так. Я спрашиваю не потому, что встретила какого-то конкретного человека, понимаешь… Я спрашиваю вообще…. Меня раздирают противоречивые чувства: с одной стороны, мне кажется, это нехорошо… с другой стороны, я понимаю, что должна жить дальше… Но тогда я должна вообще забыть Кирилла и начать жизнь с чистого листа. Как мне быть?
- Начать жизнь с чистого листа, - тихо произнесла мама.
- Линка тоже самое говорит, мам. Но…
- Я люблю тебя и хочу, чтобы ты была счастлива. Ты должна, по крайней мере, попытаться построить отношения с кем-то другим.
- Но должна ли я перечеркнуть все, что было до этого?
- Не обязательно. Все зависит от тебя. Ты же можешь сохранить только хорошие воспоминания и забыть все плохое. Ты должна быть сильной. А я всегда тебя поддержу.
- Мам, я люблю тебя, спасибо…
Мы еще немного поговорили о всяких пустяках, а потом попрощались. Должна сказать, что этот разговор многое изменил в моей жизни. Я твердо решила не оглядываться на то, что было, и хотя бы попробовать начать все сначала.

Я вернулась к компьютеру и отправила письмо. Тьфу, я же забыла придумать витиеватую тему, расстроилась я. Между тем веки у меня слипались, и я решила устроить себе королевский отдых - принять ванну с лавандовой пеной, чтобы расслабиться.

После ванны я залезла в Интернет, проверила почту и обнаружила там очередное письмо от своего воздыхателя. На этот раз он был немногословен.
"Привет! :) Отлично! Заезжаю за тобой завтра в 19.00. Жду - не дождусь этой волшебной встречи. Саша"
Между тем я все-таки еще раз влезла в "Аську", где подцепила потрясающего субчика, который делал позорнейшие орфографические ошибки. Нет, я прекрасно понимаю, что в и-мейлах и в чатах многое допускается, но, когда человек неграмотный, из него эта неграмотность так и прет, даже в чате. Ко всему прочему, субчик еще утверждал, что он знает пять языков. Ну, я и предложила ему поговорить по-немецки, а то что-то я давно не практиковалась. Субчик долго молчал, а потом признался, что у него была травма головы и из-за этого немецкий он подзабыл. Зато у него оказалось много других достоинств, например, папа-миллионер. В общем, нос у этого субчика, наверное, от вранья вырос так же, как у Буратино.
А потом мне вдруг позвонил Дима. "Вдруг" - потому что Дима звонит мне приблизительно раз в год, видимо, когда его левой ноге хочется совершить этот геройский поступок. Дима - это мой друг. Друг и ничего более. У меня вообще нет друзей мужского пола, но Дима - это исключение. Может быть, потому что у нас все уже в прошлом. А может, потому что почти ничего и не было и нам просто не удалось испортить отношения, как это обычно бывает. Не получилось ни скандала, ни развода, ни тумбочки между кроватями, ни даже банального разрыва, потому что разрывать было просто нечего. Единственное, что нас связывало, - это обыкновенный курортный роман, причем этот роман ограничивался исключительно платоническими чувствами и парой поцелуев. Оказавшись дома, я вернулась к своему тогдашнему бойфренду, а Дима - к своей девушке. Но нам всегда нравилось общаться, поэтому время от времени мы даже созванивались и встречались. Правда, при этом и мой бойфренд, и девушка Димки устраивали нам сцены ревности.
На этот раз Дима, как всегда, звонил, чтобы предложить мне встретиться.
- Здорово, Анька, - весело прокричал он в трубку. - Ну как делишки?
- Не то, чтобы очень хорошо, - ответила я. Мне показалось, что голос мой звучал кисло, хотя на самом деле я была очень рада услышать Димку.
- Да уж, у тебя явно что-то стряслось.
- Ну да, кое-какие неприятности тут, - выдавила я, решив ни за что на свете не рассказывать ему про гибель Кирилла, во-первых, чтобы не расстраиваться самой, во-вторых, чтобы не смущать его и не заставлять выдумывать нелепые слова сочувствия.
- Ну ладно, не буду тебя об этом расспрашивать, тебе, наверное, неприятно об этом говорить. Ну, как ты, наверное, догадалась, я звоню, потому что… - он засмеялся.
- …мы давно не виделись! - закончила я.
- Точно! - воскликнул он. - Пора это исправить! Как на счет завтра?
- Завтра? Не… завтра я не смогу, сорри, - ответила я и добавила, - у меня завтра свидание с одним очень привлекательным специалистом по консалтингу.
- Ясно, - весело сказал он. - Я, конечно, не специалист по консалтингу, но думаю, ты сможешь уделить мне пару минут в какой-нибудь другой день?
- Не вопрос! - с готовностью сказала я. - Я тоже очень хочу тебя увидеть, и так редко встречаемся. Давай в выходные, где обычно. Только созвонимся накануне, чтобы уж подтвердить нашу стрелку на все сто, идет?
- Идет! Ну ладно, тогда не буду сейчас долго тебя доставать, при встрече все друг другу расскажем, - сказал он, и мы быстренько распрощались.
Если бы сейчас рядом со мной была Линка, она бы обругала меня по полной программе. Линка считает, что ни в коем случае нельзя дружить с мужчиной, ибо дружба между мужчиной и женщиной невозможна в принципе. Когда я возражала, приводя в пример наше дружеское общение с Димкой (а нашим дружеским отношениям недавно стукнуло семь лет), она неизменно утверждала, что он все еще надеется меня завоевать, потому что при таких отношениях либо одна, либо другая сторона преследует свой корыстный интерес - влезть в постель, используя для этого дружбу. Я в корне не согласна с этим утверждением, поэтому мы с Линкой всегда ругаемся, когда начинаем разговаривать на эту тему. Я говорю, что она так считает, поскольку у нее самой не складывается дружба с мужиками, а она обижается.
Зато Ольчик прекрасно меня понимает, потому что у нее есть несколько друзей мужского пола, среди которых попадаются как представители нетрадиционной ориентации, так и натуралы. Ольчик обменивается с ними всяческой литературой, компакт-дисками и прочим барахлом, а иногда даже ходит с ними в театр.
У меня такой друг был один, зато очень хороший. Мы можем часами болтать о том, о сем. Я могу рассказывать ему о любых проблемах в своей личной жизнь, прося оценить происходящее с мужской точки зрения и дать мне дельный совет. И вообще, выходит, мужчина-друг - это очень удобно… так почему нет?
С такими мыслями, я возлежала в пенной ванне, вдыхая аромат вишни с корицей и раздувая мягкую пену. Да уж, сегодня мне надо конкретно расслабиться, чтобы завтра во время "волшебной встречи" поразить господина Нечаева своей необыкновенной красотой. Поэтому сегодня я больше не полезу в Интернет. Лучше почитаю цитатник Теннесси Уильямса, чтобы удивить завтра Сашу своей эрудицией. Самые любимые фразы я подчеркнула маркером, еще когда читала их во время своего добровольного затворничества. И сейчас, когда пролистывала сборник, я заметила, что подчеркнула самые грустные высказывания. Наверное, я была совсем плоха, подумала я. Как это я еще жива?
"Все мы - подопытные кролики в лаборатории Господа Бога. Человечество - это всего лишь разработка, которая находится в стадии эксперимента", - писал Уильямс. Эта фраза была размалевана ярче всего. Я подчеркивала ее каждый раз, когда натыкалась на нее в книжке. А ведь как точно он выразился, подумала я. Насколько мы несовершенны! Насколько несовершенен человек по своей сути. Безусловно, существуют люди-творцы и люди-созидатели, но по большей части все мы люди-потребители и люди-разрушители, которыми правит жестокость. Тираны с каменными сердцами, замурованными от чужих бед и несчастий. Жить с замурованным сердцем, несомненно легче, чем с открытым. Но я никогда не могла замуровать сердце полностью, хотя, признаюсь, пыталась это сделать, поддавшись общественному порыву. Сейчас не модно быть душевным и сердобольным. Таких людей остались единицы. Сейчас модно отгораживаться от мира тонированными стеклами шикарных автомобилей и откупаться от всего мешками денег.
А я не такая, я не могу пройти мимо несчастной бабульки, которая тихо стоит в переходе метро и просит деньги, потому что ее пенсии не хватает даже на то, чтобы прокормиться, не говоря о лекарствах. Я подаю. Всегда, когда вижу, что людям на самом деле это нужно. Хотя, даже если они аферисты, как можно жалеть денег человеку, у которого нет обеих рук или ног, в то время как у тебя они есть? Даже если он и аферист, то несчастный аферист! Поэтому я и подаю. И поэтому я иногда, сидя в метро, начинаю молча плакать, увидев очередного обездоленного. Поэтому я стремлюсь к общению с людьми, которые не разучились сочувствовать. И, наверное, поэтому же у меня немного друзей. Кирилл был не таким, вспомнила я. Он был равнодушным. Ко всем, кроме меня. Он так и говорил мне: "Мне наплевать на все и на всех. Вот тебя я люблю и для тебя сделаю все, что угодно, а на других мне наплевать и размазать". Почему-то я это терпела. Мне казалось, что в глубине души он был все-таки очень добрый. Может, так оно и было, теперь я уже не узнаю… Хотя, он жутко ругался на меня, когда я участвовала в мелких благотворительных акциях и подавала нищим, идя с ним по улице… Все-таки мне хотелось бы, чтобы мой новый избранник, если я его все-таки встречу, понимал меня и был искренне добрым человеком. Может, Саша именно такой? Главное теперь не оттолкнуть его своим глупым поведением.
Наконец я вылезла из ванны и отправилась спать, потому что, не выспавшись, невозможно выглядеть великолепно.

ГЛАВА 3

Самый страшный грех - возможно, единственный, - который можно совершить, поддавшись страсти, - это не получить удовольствия.
Д. Дидеро

Проснулась я на час позже обычного, а потом все утро примеряла свои шмотки. В конце концов выбор пал на обтягивающие джинсы со стразами - они хранились у меня как раз для походов в бары, клубы и так далее. К ним я подобрала бирюзовый топ с затейливым рисунком, изображающим девушку с длинными, развевающимися волосами. От этого топа всегда все приходили в восторг. Мне нужно было чем-то занять остаток дня. И я начала просматривать материалы для занятия в понедельник. Боже мой, как я могу кого-то чему-то учить, если у меня у самой ничего не складывается? - подумалось мне. Но потом я с головой ушла в английские учебники и несколько часов посвятила подготовке раздаточного материала. Когда закончила, на часах было уже почти семь.
- Shit! - выругалась я, так и не успев переключиться с английского на русский. - Надо бежать.
Я быстро привела себя в порядок и пулей выскочила из квартиры, даже не захватив джинсовку. Не люблю опаздывать, хотя мне, как девушке, это дозволено.
Саша уже был там. Он стоял, облокотившись на машину и смотрел на меня в упор. Не знаю почему, но у меня в груди что-то екнуло - может, во всем был виноват расстегнутый ворот его рубашки, позволявший увидеть его грудь.
- Привет! - сказал он. Потрясающе выглядишь.
- Ха-ха, это стандартный комплимент, а от тебя, как от поэта, я ожидала большего, - съехидничала я. "Боже мой, как он хорош в этой рубашке", - подумала я и тут же прогнала эту мысль.
- Ну ладно, тогда… Ты прекрасна… как цветок… распустивший свои лепестки… под лучами яркого весеннего солнца. Пойдет?
- Ну про солнце было легко придумать - достаточно посмотреть на небо… А про цветок тоже довольно избито. Ну хорошо, не буду придираться! - Я интригующе улыбнулась. - Поехали?
- Поехали - отозвался он, не отводя глаз. Его взгляд был прикован ко мне, казалось, между нами вот-вот пробежит разряд электричества. Мне даже стало неловко.
Его взгляд опустился ниже, словно ощупывая меня.
- Нет, действительно, ты обалденно выглядишь.
- Да ладно! Но вообще спасибо! - ответила я. - Ой, я забыла сумочку. Поднимемся? Может, еще успеем выпить по чашке чая.

Мы вернулись в квартиру.
- У тебя неплохо, - сказал он, стоя в коридоре.
- Да, ничего. Хотя по сравнению с твоими хоромами, наверное, смотреть не на что, - отозвалась я из кухни, где и забыла злополучную сумочку. - Но ты все равно проходи, не стесняйся.
- Опа! Да это же Альфонс Муха! - раздался его голос уже из комнаты.
Видимо, он увидел на стене репродукцию известной литографии.
- Действительно! Откуда ты знаешь? - Я была просто поражена. Ни один человек, бывавший у меня в гостях не угадал, кто это "нарисовал". За исключением, Ольчика, конечно. - Ты разбираешься в искусстве?
Он усмехнулся:
- А почему бы и нет? Ты думаешь, все мужики только смотрят футбол и пьют пиво?
- Эту фразу ты явно подслушал в каком-то женском разговоре. Ну если не все, то почти все. Так ты ответь на мой вопрос: ты интересуешься живописью?
Надо сказать, что все люди, которые разбираются в живописи, классической музыке и литературе, мгновенно взлетают в моих глазах до небес. Ведь сейчас так мало людей, интересующихся искусством!
- Ну не буду говорить, что я большой знаток. Но как-то я ходил с одним человеком на его выставку. Литографии, знаешь?
- Верно. Я там тоже была.
- Жаль, что мы там не пересеклись. Может, уже поженились бы. - Он засмеялся. - Шутка!
Я покраснела, к горлу подступил комок.
- Не надо так шутить, пожалуйста. У меня с этим связаны… не очень приятные воспоминания…
- Извини, ни в коем случае не хотел тебя обидеть. И вообще, давай уже спустимся и поедем, а то у нас столик на восемь забронирован, не хотелось бы опаздывать.

В московских пробках мы провели около часа, прежде чем добрались до кафе, Арбат все-таки… По какому-то странному совпадению у него в машине оказался один-единственный диск, с любовными балладами. Включив все это дело, он принялся как-то странно на меня поглядывать, словно пытаясь понять, какое впечатление на меня производят томные вздохи Селин Дион. А музыка и правда всегда очень сильно на меня воздействует. От его пронизывающих взглядов меня бросало в дрожь, и по спине пробегали мурашки. С одной стороны, мне было страшно неловко, с другой - хотелось, чтобы все это напряжение вылилось в нечто большее…

Выйдя из машины, я вдохнула полной грудью. Все-таки, надо отдать ему должное, он умеет довести девушку до нужной кондиции…
- Пойдем же, - сказал он и предложил мне руку.
Мы вошли в кафе и поднялись на второй этаж. Народу было много, как-никак суббота. На сцене уже выступала какая-то группа.
- Слушай, а как тебе удалось забронировать столик на сегодня, когда я согласилась пойти именно сюда только вчера? Я знаю, что на субботу места расходятся, как горячие пирожки.
- Связи, Анюта, - улыбнулся Саша и взглянул на меня исподлобья. - Что будем пить?
- Я бы какой-нибудь коктейльчик с удовольствием взяла. "Пина Колада"… Или "Дайкири" там был еще…
Мы заказали еду. Первым делом нам принесли коктейли. Мне жутко хотелось пить. Я и не заметила, как выпила целый стакан, в нем как-то совсем не чувствовался алкоголь.
- Может, еще? - вежливо осведомился Саша.
- Пожалуй, гулять так гулять… Давай теперь "Пина Коладу", - сказала я. Ну, в конце концов, эти коктейли такие слабенькие, можно позволить себе и два.
Тут у Саши зазвонил мобильный. Посмотрев на дисплей телефона, он прямо изменился в лице, но трубку все-таки взял.
- Да, Маш.
Что там еще за Маша? Очень интересно.
- Я же сказал, сегодня мы не встретимся. У меня ужин с деловым партнером.
Ничего себе! Врет и не краснеет! Вот гад, такой же обманщик, как все!
- Ну, давай, пока.
Он убрал телефон и спокойно принялся за куриные крылышки. Я с вызовом смотрела на него, ожидая объяснений. А он делал вид, что не понимает моих многозначительных взглядов. Наконец, я не выдержала:
- Нет, это конечно, не мое дело, Саша, дорогой. Но не кажется ли тебе, что не очень красиво так откровенно врать своей подружке при почти незнакомой девушке? А вдруг я подумаю про тебя что-то нехорошее.
- Все в порядке, - ответил он, сделав глоток безалкогольного пива. - Рассказываю, как есть. Маша - это моя девушка, я с ней сплю, понимаешь? Мы с ней не женаты, мы просто иногда спим вместе, поэтому я считаю, что ничего ей не должен. Хватит того, что я ее содержу. Она полностью устраивает меня как подружка, девчонка с красивым личиком, которую можно показывать друзьям и брать с собой на деловые вечеринки. Но я бы никогда на ней не женился. Короче, по сути, у нас сожительство по расчету. Грязно, правда?
- Очень. - Мне стало как-то противно. - Тогда почему не сказать ей правду о своих деловых партнерах?
- Зачем же зря нервировать нежное создание?
Какой же он мерзкий! Как все мужики!
Во мне закипело негодование.
- Если не секрет, зачем ты меня сюда пригласил? Ты думаешь, я такая же дурочка, как твоя Маша и не замечаю твоих происков? - возмутилась я.
- Нет, я пригласил тебя именно потому, что ты не дурочка, - усмехнулся он.
- Ага, свежатинки захотелось…
- Ну, зачем же так грубо? Разве мы плохо проводим время? Ты не только умная, ты еще и красивая - очень редкое сочетание, знаешь ли…
- Знаю, - отрезала я и посмотрела в сторону.
Я потягивала через соломинку второй коктейль. Есть как-то совсем не хотелось. Потому я вдруг поняла, что меня меньше всего волнует существование какой-то там девушки Маши. Главное, что сейчас он со мной. И он - первый мужчина, который вывел меня в свет после месяца затворничества и мыслей о самоубийстве. В конце концов, надо отдать ему должное хотя бы за это. Поэтому я примирительно сказала:
- Ладно, проехали, это твоя жизнь и я не хочу вмешиваться. - Я ткнула пальцем на своей пустой бокал. - Закажи-ка мне лучше еще один коктейль, вон тот, банановый, как его там…
- Ты хотя бы закусывала, - заметил он.
- Да ладно, они такие легкие, эти коктейли - одно удовольствие - смеясь, ответила я. - А ты почему не пьешь? - И тут на меня снизошло озарение, - Ах да, ты же за рулем!
Он точно подумает, что я тормоз, решила я.

Время летело быстро. Так быстро, что не успели мы оглянуться, как часы показали десять, и началась дискотека. Он пригласил меня на первый же медленный танец. Мы встали из-за столика, вышли на танцпол, и он обнял меня чуть пониже талии. Я думала возмутиться, но мне было хорошо рядом с ним, таким сильным и мужественным, и я промолчала. Очевидно, коктейли сделали свое дело. Он прижался ко мне еще теснее, я чувствовала, как его рука скользит все ниже и ниже. Слава богу, танцующих пар было много, и все были слишком заняты друг другом, чтобы обратить на нас внимание. Впрочем, тогда мне было все равно. Я видела перед собой только его одного, слышала только его голос. Мы смотрели друг другу в глаза, и наши лица были так близко, что я чувствовала его горячее дыхание, оно обжигало меня, и я таяла, словно снежинка. Мое сопротивление было сломлено. Брестская крепость сдалась. Вдруг он рывком притянул меня к себе и впился в мои губы. Я не могла ничего с собой поделать, не могла заставить себя отстраниться. Его язык слился с моим в безумном экстазе страсти, а потом он стал покрывать поцелуями мою шею. Я откинула голову назад, наслаждаясь тем, как его искусный язык щекочет мою кожу. Внезапно, песня закончилась. Пары стали расходиться - обычно мало кто остается танцевать под быструю музыку.
Не отпуская меня, он прошептал:
- Поехали ко мне.
Его бездонные карие глаза сверлили меня, я изнемогла от желания и страсти и смогла только выдавить тихое "да". Не знаю, что нашло на меня тем вечером, ведь это совсем не в моих правилах спать с мужчиной после первого же свидания, тем более с мужчиной, у которого есть девушка. Но в тот момент в голове у меня шумело, по телу разливалось приятное тепло, и я только и мечтала о том, как бы ощутить каждой клеточкой тела прикосновение его сильных и нежных рук.
Мы мигом расплатились и выбежали из кафе. К этому времени пробки уже рассосались, и мы доехали к нему всего за полчаса. По дороге я не сказала ни слова, я только думала о том, как все это будет. Он тоже молчал, лишь изредка загадочно поглядывая на меня и улыбаясь. Наверное, мы оба не хотели разрушать магию этого вечера пустыми ненужными словами.
Я заметила, что ключи дрожат у него в руках, он с трудом попал в замок. Едва мы успели войти, как он захлопнул за собой дверь и сжал меня в объятиях, вновь покрывая поцелуями мое лицо и шею. Его руки ласкали все мое тело, сначала на пол полетел тот самый бирюзовый топ, а потом его пальцы расстегнули молнию на джинсах и скользнули в святая святых. Я вскрикнула от удовольствия, и начала срывать с него злополучную рубашку, которая так впечатлила меня в самом начале нашего свидания. Пара пуговиц полетело на пол.
- К черту их, - сказала я и запустила язычок ему в ухо. Он тихо застонал.
- Ну, что, на кухню или в спальню?
- На стол меня уложить захотел? - засмеялась я - В спальню, конечно!
Он подхватил меня на руки, донес до комнаты и бросил на кровать. На мне оставались только трусики и лифчик, а на нем - джинсы. Непорядок! Легкое движение руки - и джинсы уже на полу. Я провела пальцем по его упругому прессу и со смехом спросила:
- Качаешься в спортзале?
- Ну, дорогая моя, надо же держать себя в форме. А вообще, по-моему, ты слишком много болтаешь.
Тут он прикоснулся горячими губами к моей груди, и я, сгорая от желания отдаться ему, неожиданно для себя самой прошептала:
- Возьми меня.
Он вновь улыбнулся в ответ своей неповторимой улыбкой и приглушил свет.

Проснулась я часов в девять утра. Немного болела голова. Я никак не могла понять, где я нахожусь. Потом огляделась и поняла: я у Саши. Боже мой, у Саши…. Он спокойно спал, уткнувшись лицом в подушку. Неужели мы с ним… Тут я вспомнила все: кафе, танец, поцелуй… Надо же было столько выпить, раньше такого никогда не было! Я была в полной растерянности, недоумевая, что же мне делать дальше. Наконец, я решила просто уйти. Но тихо сбежать было нельзя, нужно было хотя бы оставить записку. Но если я начну шарить по его вещам, он точно проснется, подумала я. И я принялась искать глазами свою сумочку, у меня там всегда лежит маленький блокнотик. Сумочки нигде не было. Тогда, чтобы не разбудить Сашу, я на цыпочках вышла в коридор и тут же увидела несчастную сумочку, которую бросила у двери, отдавшись обуревавшим меня чувствам. Я схватилась за голову: неужели я совсем не отдавала себе отчет в том, что делала? Нет, это просто была не я! Я быстро оделась и написала записку, в которой говорилось: "Все было замечательно. Но я должна была уйти. Прости. Аня" - глупость ужасная. Но это было первое, что пришло мне в голову. Потом я тихонько, как мышка, прокралась в спальню и положила записку на подушку, рядом с Сашей.
- Прости, - сказала я, скорее, самой себе и закрыла дверь, ведущую в спальню.

По дороге домой я никак не могла понять, что за чувства я испытываю сейчас и чем они отличаются от того, что я испытывала вчера. С одной стороны, я была просто шокирована тем, что переспала с ним. С другой стороны, со мной никогда такого не было, я никогда никого так не хотела, как его. И это был самый потрясающий секс в моей жизни. Вместе с тем, я не знала, к чему приведут эти отношения. Если здесь вообще могут быть какие-то отношения. Вряд ли. Я сама все испортила в самом начале. Повела себя, как последняя шлюха. Но я не такая, я просто не буду больше отвечать на его письма. Если он просто хотел меня использовать, то ему это удалось. Но второго такого раза не будет. Поэтому я просто не буду с ним общаться, решила я.
В метро я сидела, как сомнамбула. Меня бросало то в жар, то в дрожь, перед глазами проносились образы из прошлой ночи… Я чуть не проехала свою остановку.

Только я успела открыть дверь, как зазвонил телефон. Рука сама потянулась к трубке, но меня словно обожгло: вдруг это он? Однако я тут же вспомнила, что так и не дала ему свой номер. Ну надо же, какая тупость - переспать с мужчиной, который даже не знает твоего телефона!
- Алло! - рявкнула я в трубку.
- Ты что, с цепи сорвалась? - защебетала Линка. - Я тебе уже битый час не могу дозвониться. Где тебя носит?
- Не поверишь.
- Да ну? Рассказывай! - Вот любопытная Варвара!
- Я переспала с Сашкой! Все! Больше нечего рассказывать.
- Ну и правильно! Иначе ты бы уже умерла от гормональной интоксикации - засмеялась она.
- Не говори мне слово "умерла", ты же знаешь, у меня на такие слова аллергия. Ты что, считаешь, это нормально?
- Да, если тебе этого хотелось.
- Знаешь, я не понимаю, как тебе с такими взглядами, вообще удалось создать семью.
- А ты вспомни, сколько мужиков я перебрала, пока встретила Вовчика. А ты чего хотела? Как иначе-то? Рано или поздно это происходит. Или раньше, или позже. Если ты его действительно интересуешь, он после этого вообще от тебя не отстанет. А если не интересуешь - то зачем тебе такой мужик? К черту таких!
- Лин, твоими устами только…
- Брось, Ань.
- Ты еще всего не знаешь. У него какая-то девица есть, с которой он спит. Как тебе такой факт?
- Неудивительно, ты думаешь, такой видный парень будет один, как перст? Да эта девчонка тебе не конкурент, вокруг него толпы таких бегают. А ты удивительна и неповторима.
- Про толпы ты правильно сказала. А зачем мне такой мужик? Намучаешься с ним, девиц этих хворостиной, как мух, разгонять… - пошутила я.
- Знаешь, что? Мне Леха сказал, что Сашка от тебя без ума. Ты на какую-то там его первую любовь, что ли, похожа или что-то вроде того. Так что дерзай! Слушай, мне тут надо Алиску к врачу вести - так что давай по-быстрому. Я тебе вот почему звоню: у Ольчика скоро день рождения. Не поверишь, Ольчик пригласила нас…. в ПИВНУЮ и сказала, что у нее для нас большой сюрприз.
- Ольчик? В пивную? Ты что-то путаешь.
- Нет, именно в пивную. Именно поэтому мне кажется, что Ольчик будет там не одна… Вот увидишь.
- У нее кто-то появился?
- Она молчит, как партизан. Говорит, на празднике все узнаете. Ты, короче, подумай, чтобы ей такое купить… Ну все, я ретируюсь! Целую, пока!
Короткие гудки.
Через полчаса мне позвонила Ольчик и повторила то же самое, что сказала Линка. А еще Ольчик, разумеется, пригласила меня в пивную и посоветовала приходить не одной. На счет сюрприза Ольчик так и не раскололась, как я ее ни пытала. Странно все это как-то…
Мне же завтра на работу, вспомнила я и бросилась дорабатывать материалы, которые не успела сделать вчера. Я сварила себе крепкий кофе, выпила его, наслаждаясь каждым глотком, и жизнь сразу наполнилась смыслом. Когда наступил вечер, я решила проверить почту и зашла в Интернет.
"Здравствуйте! У вас 12 новых писем"
"Уроды! Опять спама наприсылали!!!" - пронеслось в голове. Но когда я открыла папку "Входящие", выяснилось, что главный спамер - это не кто иной, как Александр Нечаев. А темы-то какие, бог ты мой… "Почему ты ушла", "Напиши хоть строчку", "Вернись", "Дай хоть какое-то объяснение"
Я открыла первое письмо и прочитала его.

"Привет, Аня! Я только что проснулся и увидел, что тебя нет рядом. Почему ты ушла? Что-то было не так? Напиши мне, пожалуйста. Саша"

"Привет, Ань! Почему ты не отвечаешь. Я же волнуюсь. У тебя все в порядке? Жду, Саша"

"Аня! Тебе было вчера хорошо со мной? Если да, то напиши или дай хоть что-нибудь знать о себе. А если нет… то все равно напиши. Я скучаю. Саша."

"Анюта, я сегодня весь день думаю о тебе. Я должен увидеть тебя снова, дай мне свой телефон, пожалуйста, обещаю, не буду тебя терроризировать. Целую, Саша"

"Ань, все-таки ты жестокая. А может, у тебя Интернет полетел? Саша"

И так далее и тому подобное. Куда же подевался наш поэтический дар? Не мог стишок какой-нибудь приложить, чтобы я прослезилась? Опять хочет меня использовать! Какой бы он ни был расхороший, я не буду строить с ним никаких отношений, потому что все с самого начала пошло не так. Этого не исправишь. Чтобы там Линка и говорила, у меня несколько другие понятия о том, как должен начинаться роман между мужчиной и женщиной. А с ним я просто совершила ошибку, которую впредь буду воспринимать всего лишь как приключение. Надо дать ему понять, что между нами ничего быть не может. Так я думала, просматривая его письма, точнее, записки. Везде одно и то же. Ага, вот и последнее письмо! Так-так, здесь уже что-то новенькое…

"Аня! Если ты сейчас же не ответишь мне или не позвонишь, я приеду к тебе и буду ждать у подъезда, пока ты не выйдешь. Саша
P.S. А телефон твой я все равно узнаю, не у тебя, так у кого-нибудь другого".

Черт! Судья по тому, что письмо отправлено больше двух часов назад, он уже вполне может быть здесь. Я одним глазком посмотрела на улицу через щелочку между шторами. Он не должен видеть меня в окне, а то сразу узнает, что я дома и заявится сюда. Точно! Его машина! Теперь за хлебом не сходишь! Маньяк какой-то!
Я плавно сползла на пол под окном и начала думать, как мне быть. Возможно, он не законченный маньяк, чтобы проникнуть в подъезд с кем-то из жильцов и спросить у соседей, дома ли я. Интересно, долго он уже здесь прохлаждается? В итоге я решила все-таки написать ему.
"Привет Саша! Извини, я не могла написать раньше: меня не было дома. Я встречалась с одним другом :) мы ходили вместе на выставку в Доме фотографии - не все же коктейли пить и в постели кувыркаться. То, что произошло, было приятно и не более того. Для меня это было хорошим развлечением. Спасибо за отличный вечер! Я ушла, потому что договорилась с другом встретиться уже в 11 часов - прямо с корабля на бал, забавно, правда? Ты, кажется, писал, что хочешь меня увидеть. Так вот, в этом нет необходимости. По-моему, ты уже получил все, что хотел, и пора нам забыть друг о друге. Счастливо! Анна"
Надеюсь, ему будет хоть немножко больно, злорадно думала я, нажимая кнопку "Отправить письмо". Однако в этот момент больно было именно мне. Чего же я боюсь? - подумала я. Того, что он меня бросит? Или того, что я могу влюбиться по-настоящему, так, что, как говорит Линка, у меня "появится лихорадочный блеск в глазах". Как бы там ни было, я чувствовала, что должна ответить ему именно так.
Я вновь подкралась к шторам: машины уже не было. У меня отлегло от сердца. А то такое ощущение, как будто за тобой следит Большой Брат. Вот и отлично! Пойду-ка я спать, завтра ведь на работу.

ГЛАВА 4

Опыт - вот имя, которое все дают своим ошибкам.
О. Уайлд


На следующий день я встала ни свет, ни заря. Что поделаешь? К студентам надо мчаться с самого утра. Первые у меня сегодня как раз мои любимчики, двести вторая англо-испанская группа. Как же они меня встретят после полутора месяцев отсутствия?

В аудиторию я влетела с опозданием на пятнадцать минут. Ну надо же, все в сборе! Даже прогульщики, Ваня и Стас! Хотя у меня они особенно не гуляли, а вот другие преподаватели жаловались.
- Анна Анатольевна, мы так вас ждали! - сказала староста, моя тезка, Аня.
- Да, мы очень рады, что вы вернулись. Мы надеемся, у вас все хорошо и теперь мы будем и дальше делать наши интересные проекты. Помните, как мы делали осенью, на Хэллоуин, - сказал Ваня, протягивая мне огромный букет цветов.
- А это вам конфеты, чтобы подсластить… - С другой стороны материализовался Стас с конфетами.
- Что подсластить? - улыбнулась я.
- Ну…. вообще…. жизнь!
- Спасибо, ребята, я по вам тоже скучала. Ну давайте, начнем, что ли… Я бы с удовольствием с вами поговорила, но вы же знаете, мы страшно отстаем от программы, а в конце года у вас экзамен.

Пара прошла на ура. Не зря я два дня готовилась! В самом конце занятий ко мне подошел Ваня и сказал:
- Анна Анатольевна, вы не могли бы прислать то, что вы сегодня приносили, мне на и-мейл. Для экзамена.
- Хорошо, Ваня, давайте адрес, - согласилась я.

После занятия с чувством глубокого удовлетворения я зашла на кафедру. Там я встретила Наташку Лунину - мы с ней учились на одном курсе, а теперь вот вместе работаем. Наташка - девушка импульсивная: увидев меня, она с визгом на меня набросилась:
- Анька! Где же ты пропадала? Знаешь, как без тебя было тоскливо! Даже не с кем кофе на переменке попить! Ну как ты?
- Ну, не сказала бы, что очень хорошо. А ты, я вижу, просто цветешь и пахнешь.
- О! Это так легко, когда рядом с тобой настоящий мужчина! - Она лукаво улыбнулась.
- Так-так, давай рассказывай. И давно это у вас?
- Да вот как раз около месяца…
- И откуда взялся этот герой?
- Не поверишь…
- Да ну!
- Из Интернета…
- Да ладно заливать! Там извращенцы один сидят или те, кто в жизни не может найти себе пару, я уже в этом убедилась.
- Я тоже так думала, пока не встретила его, Ань. Он… не такой. Летом я еду к нему, в Шотландию…
- Стоп! Он еще и шотландец к тому же?
- А что? Русскими мужиками я сыта по горло! Хочется лучшей жизни, сечешь? Пока у нас очень теплые и нежные отношения.
- Знаешь, мне кажется никакие отношения по переписке и по телефону вообще невозможны. Такое ощущение, Наташ, что ты дешевых сериалов насмотрелась!
- Не говори, пока не попробуешь! Что ты вообще понимаешь! Просто зайди на один сайт, я тебе сейчас адрес напишу, там все абсолютно бесплатно! Может, любовь всей своей жизни ты и не встретишь, но хотя бы развеешься.
Да чтобы я регистрировалась в онлайновом клубе знакомств?! Да ни за что, подумала я и скептически скривилась:
- Ладно, пиши адрес, если тебе от этого полегчает, но я туда все равно не пойду. У меня и так проблем хватает. А как зовут твоего шотландца?
- Коротко и ясно - Ли. Кстати, уже лето на носу. В июне он приезжает ко мне, а потом мы едем к нему. У него на мой счет самые серьезные планы, - засмеялась она, - во всяком случае, он это неустанно повторяет.
- Да как так можно? Вы же друг друга ни разу не видели? Ты же взрослая женщина, должна понимать, что…
- Перестань! Я же не уродина какая-нибудь, может и мне счастье улыбнется, разве нет?
- Дай бог, Наташ. От всей души тебе желаю, чтобы так оно и было.
- Спасибо. А как там Линка? Сто лет с ней не разговаривала?
Мы еще немного поболтали про Линку, и я отправилась домой. Подойдя к подъезду, я остолбенела: знакомая серебристая "тойота" - неужели маньяк снова за мной шпионит? В этот момент открылась дверца, и из машины вышел Саша. Вид у него был какой-то растерянный, он был совсем не похож на того человека, который встречал меня на этом же месте в субботу.
- Привет, - тихо сказал он, буравя меня глазами. Только на этот раз его взгляд вызвал у меня не желание, а страх.
- Привет! По-моему, рабочий день у нормальных людей еще не кончился.
- Ты, наверное, забыла. Я же партнер на фирме. Могу себе позволить.
- А ну да, мы же такие крутые! Ну просто беда!
- Ань, почему после позавчерашней ночи ты превратилась в другого человека? Что произошло?
- Ты мне лучше скажи: ты за мной следишь, потому что тебя мучает уязвленное самолюбие или потому что хочешь еще раз со мной переспать?
- Ты не ответила на мой вопрос.
- А ты - на мой.
- Хорошо. Ни то, ни другое. Ты мне нравишься. Очень сильно. Вот и все.
- Между мной и тобой ничего быть не может. Все пошло не так с самого начала. Если хочешь знать, у меня такое чувство, как будто ты меня использовал. И мне как-то не очень хочется тебя видеть. По крайней мере, в ближайшее время. Поэтому, пожалуйста, оставь меня в покое.
- Хочешь сказать, то, что произошло, ничего для тебя не значит?
- Как и для тебя.
- Я этого не говорил. Мы можем хотя бы иногда видеться?
- Почему бы и нет? Только пусть пройдет какое-то время. Я согласна остаться друзьями, но не более того. - Голос у меня задрожал, я и сама едва верила в то, что говорю, но не могла поступить иначе - гордость не позволяла.
- Знаешь, все это как-то странно.
- Никак не можешь поверить в то, что после того, что было, я не упала к твоим ногам? Не дождешься.
- Дождусь. Когда-нибудь, - спокойно сказал он, развернулся и пошел к машине.
- Привет Машульке! - крикнула я ему вдогонку.
Боже, откуда во мне столько злости? - недоумевала я, глядя, как он трогается с места.

* * *

Следующий день у меня был нерабочий (за свободное время я и люблю работу преподавателя), и я решила подъехать в бюро переводов и взять новый заказ, а то мои финансы уже начинали петь романсы. Я выпустила Гошку полетать и достала с полки запыленную кассету с "Унесенными ветром". Надо полюбоваться на Вивьен Ли, все-таки она потрясающе передала образ Скарлетт на экране. Скарлетт - моя любимая героиня, я всегда ей восхищалась. Какая жажда жизни! Она умела найти выход из любой ситуации, как бы ни складывались обстоятельства. У нее, несомненно, есть чему поучиться. В наше время надо быть сильной. Иначе тебя раздавят или растопчут. Вместе со всеми твоими возвышенными чувствами и мечтами. Надо бороться за жизнь, искать свою любовь. Не успела я включить видеомагнитофон и забраться с ногами в любимое плюшевое кресло, как опять зазвонил противный телефон.
- Ну как ты? - раздался в трубке веселый Линкин голос.
- А ты как думаешь? Отправила наглеца Сашу куда подальше.
- Ты с ума сошла? Такой потрясный мужик! Верни его сейчас же! - Ее голос просто звенел от возмущения.
- Что бы ты там ни говорила, с ним я не буду. Я считаю, он меня использовал. Да, мне было с ним хорошо. Но по сути он меня просто напоил и соблазнил, а я не хочу таких отношений. Как ты не понимаешь? Я хочу любви! Настоящей! Думаешь, я дура?
- Ань, ты не дура, в тебе сейчас просто говорит инфантилизм какой-то. Объясни, почему у тебя с ним не может быть этой самой "настоящей любви"?
- Потому что ее уже не получилось. Секс и любовь - разные вещи. И знаешь, он меня немного пугает. Его эта напористость… Честно говоря, думаю, я сама не понимаю, чего хочу. Но я знаю одно: если мужчина пытается добиться меня через постель, у него ничего не выйдет, прежде всего, должно быть духовное родство, общие интересы...
- А что тебе мешает разделить его интересы, узнать его получше? Тупо это как-то с твоей стороны, Ань, честно. Обрати на него внимание. Ты ему очень нравишься, это по одному его взгляду видно. - Линка просто негодовала.
- Лин, я не хочу встречаться с человеком, который врет своей девушке. Когда-нибудь он и мне будет так же врать.
- Чтобы ты знала, он даже не называет ее своей девушкой, она у него так… для секса.
- Ну вот, и я тоже для секса. А я не хочу быть подстилкой. Тем более второй подстилкой. Точка. Мне нужен мужчина, который будет меня понимать и ценить, а не видеть во мне всего лишь Тело. Пусть Саша лучше думает, что это я его использовала, а не он меня.
- Это в тебе говорят твои феминистические убеждения. Но если мужик действительно влюбляется, он может в корне изменить весь свой образ жизни. Вспомни: сколько мужиков говорят, что никогда не женятся, потом встречают свою одну-единственную и сами предлагают ей руку и сердце, - мудрствовала моя подруга. - Может, это именно такой случай. Да, была у него девица. Ну, что же, ему сразу ее бросать, как только он тебя увидел?
- Лин, он не для меня. Он мне нравится, но я чувствую, что отношения с ним не принесут мне ничего хорошего. К тому же я еще не совсем оправилась от того, что произошло с Кириллом.
- Ладно, это твоя жизнь. Но я желаю тебе только добра, ты знаешь. Что будем покупать Ольчику? - сменила тему Линка.
- Ну знаешь, так как Ольчик у нас - натура тонкая и нежная, да еще увлекается восточной культурой…. я предлагаю подарить ей бонсай, только надо найти очень красивый. И приложить к этому делу книжку, как за ними ухаживать - это дело непростое.
- Как ты здорово придумала! - воскликнула Линка. - Я завтра после работы зайду в цветочный магазин после работы и приценюсь. Ну, давай, я побежала ужин готовить.

После разговора с Линкой я благополучно посмотрела первую серию "Унесенных ветром". Какой же Кларк Гейбл все-таки ушастый, но сексуальности у него все равно не отнять. А улыбка у него, как у чеширского кота, прямо как у Сашки! Так-так, этот гад уже закрался в мои мысли! Гнать его в шею! И пусть… Тут раздался звонок. Если это Линка, я ее убью, просто покоя не дает!
- Алло! - крикнула я в трубку.
- Ну, зачем же так орать, деточка ты моя? - прозвучал бархатный женский голос.
- Кто это?
- Скажем, подруга Кирилла. Меня зовут Лидия.
- Какая еще подруга? Что вы несете? И почему вы вообще мне тыкаете?
- Потому что я тебе в матери гожусь, солнышко. Мне сорок пять. Только и всего. - Она засмеялась.
- Откуда у вас мой телефон? Что вам от меня нужно? Кирилл умер, и я не желаю…
- Я всего-то хочу поговорить, - сказала она, - я пыталась тебе и раньше дозвониться, но ты, наверное, была так убита горем, что не отвечала не звонки.
Тут я вспомнила: действительно, когда была в глубокой депрессии я сама к телефону не подходила, а только сама звонила Линке и Ольчику. Ну и мамуле, конечно. Больше никого мне слышать не хотелось.
- О чем же вы хотите поговорить? - устало протянула я.
- Не о чем, а о ком. О Кирюше, естественно.
- У вас с ним что-то было?- неожиданно для себя спросила я. Мне тут же вспомнился Саша с его Машей. Нет, все парни - точно кобели.
- О! - воскликнула она. - Было, да подольше, чем у вас. Я знала его больше пяти лет. И именно благодаря мне он добился определенных успехов в своем бизнесе. Понимаешь, лапуля, у моего муженька, и, соответственно, у меня, водятся большие деньги, и я убедила его вложить некоторые средства в бизнес Кирилла. Он учился в университете вместе с моим сыном, так мы и познакомились. Он мне сразу понравился, захотелось как-то его опекать, помогать ему, понимаешь, милая моя? - слащаво-приторным голосом вещала она. - Он не смог мне отказать - несмотря на свои сорок пять я выгляжу всего на тридцать, можешь мне поверить, - она усмехнулась, - так вот, потом он где-то подцепил тебя, и у него снесло крышу. Я сказала ему, что не хочу его отпускать. А он сказал, что не желает отпускать тебя… И мне ничего не оставалось, как с этим смириться.
Я почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Значит, он мне все-таки изменял! Губы у меня пересохли, и я дрожащим голосом спросила:
- Зачем вы мне все это говорите? Мне кажется, теперь это мало что меняет.
- Ну, знаешь ли… хотела открыть тебе глаза. И потом… у меня кое-что для тебя есть, - с некоторым ехидством произнесла она.
- И что же, - с горечью спросила я.
- Как что? - она усмехнулась. - Ваши обручальные кольца - Кирилл отдал их на хранение мне.
Великолепно. Обычно кольца отдают шаферу. Но некоторые женихи, как оказываются, больше доверяют любовницам. Да уж, хорош был мой любимый, нечего сказать.
- Мне они не нужны, - процедила я, изо всех сил сдерживая рыдания.
- Так что же мне с ними делать? - искренне удивилась она.
- Что хотите, - устало ответила я. - Вы вообще думаете, это нормально: звонить мне после смерти жениха, делать такие заявления, как только что, и ждать от меня адекватной реакции?
- Я между прочим, тоже переживаю! - рявкнула она. - И как вообще Кирилл мог позариться на такую зануду? Ужас, кошмар!
Я бросила трубку. Это же энергетический вампир, маньячка, и ей надо лечиться… Но тут на меня снизошло озарение: ведь сути дела это не меняет. Кирилл мне изменял. И не важно, с кем. Важен сам факт. Казалось, мир снова рухнул, теперь во второй раз.
Я сползла по стене на пол прямо у телефонного столика. Мои глаза словно ослепли, все горело каким-то ярко-белым, серебристым цветом, предметы потеряли очертания. Горло сковали судороги, и из груди вырвался сдавленный кашель. "Не может быть", - стучало в висках. Но я ведь не виновата. Я даже не знала о том, что он спит с какой-то старой бабой… Боже мой! Пережить его смерть во второй раз? Нет, я этого не вынесу! Как теперь можно во что-то верить…
Зрение понемногу приходило в норму… Но все вокруг по-прежнему оставалось белым… До сих пор не понимаю, почему говорят "в глазах потемнело": когда мне плохо, у меня в глазах все белеет, возникает такая же картинка, как бывает, когда не настроен телевизор. Встать с пола я не могла, чувствовала, что упаду. Телефон опять зазвонил, и я выдернула провод из розетки. Я не могу, не хочу больше никого слышать. Я с трудом доползла до дивана и осталась лежать около него, на полу. Слезы текли из глаз ручьями, но мне казалось, я ничего не чувствую. Казалось, вместе с этими слезами, из меня вытекают все чувства. Нет судьбы, нет надежды, подумала я. Если самый дорогой человек так поступил с тобой, кому теперь можно доверять?
Так я пролежала несколько часов, потом, когда у меня появились силы, я подняла голову и осмотрелась вокруг. Взгляд упал на видеомагнитофон. На нем все еще горела красная лампочка - я так его и не выключила. Я должна досмотреть фильм, пронеслось в голове. Я должна быть сильной, как Скарлетт. Я должна начать все сначала, чтобы ни случилось, я должна пробовать снова и снова. Я была не права, когда купила снотворное. Я буду бороться. За жизнь. За надежду. И за Любовь.

***

Когда я на следующий день проснулась и посмотрела на себя в зеркало, то ужаснулась: опухшие веки, красные пятна на лице, всклокоченные волосы. Нет, они все меня точно доведут. Нельзя так распускаться! Прочь подлые мысли! Кстати, учитывая новые сведения, можно сказать, что Кирилл не заслужил, чтобы я из-за него переживала…
Я приняла холодный душ, сделала маску и стала более или менее похожа на нормального человека. Потом собралась и поехала в бюро переводов.
В бюро я встретила Лизу. Мы с ней познакомились в университете. А в бюро ее привела именно я. Лиза - это такой живчик, с огромными серыми глазами и короткими светлыми волосами, куколка, с несколько глупым выражением лица. В бюро она обычно берет переводить всякую ерунду, вроде книг с кулинарными рецептами, ничего более серьезного ей просто не доверяют.
Фамилия ее была - Баран. Правда, когда мы учились в университете, всем преподавателям Лизка гордо заявляла, что произносится ее фамилия как Бaран. Хотя и барану понятно, что барaн - это никакой не бaран, и уже тем более не барон. Баран он и в Африке баран. Вот еще у нас девочка училась по фамилии Конь. Ну и что? Она же этого не стеснялась и не пыталась ударение переставить, хотя в таком слове его никуда и не переставишь. А девочка была очень даже симпатичная, между прочим, и хрупкая… И поумнее некоторых…. баранов, к которым давно уже пора вернуться. Кстати, фамилия полностью отражала умственные способности девушки Лизы.
У Лизы есть одна очень любопытная особенность - она патологическая врунья. За пару лет нашего знакомства Лиза сменила десять мужчин. Причем каждый раз у нее это было "очень серьезно" и "навсегда". Более того, каждый из них, по ее словам, падал к ее ногам, предлагал выйти замуж и непременно дарил кольцо. Здесь надо оговориться, что ни одного кольца на ее прелестных пальчиках я так и не заметила. К тому же ни одного из этих ее ухажеров я не видела ни воочию, ни даже на фотографии… Если учесть, что, когда только познакомились, мы достаточно тесно общались, то это, по меньшей мере странно. Во всяком случае, когда я встречалась с молодыми людьми, я всегда предъявляла их подругам, ну, по крайней мере, на фото.
Короче говоря, когда прошло довольно много времени, с тех пор как мы познакомились, в мою душу стали закрадываться смутные подозрения. Я рассказала обо всем Линке, она тут же дала моей новой подружке кличку - Лизун и отнесла всех ее поклонников к категории мифических существ. Я подумала, что мне вряд ли нужна такая лживая подруга, как Лизун, но мы с ней остались добрыми приятельницами. Вообще я не понимаю, зачем так откровенно врать, ведь люди могут подумать, что ты их просто за дураков держишь. К тому же Лизун еще и преувеличивает свои умственные способности, говоря что-то вроде "Меня так ценят на работе", "Меня сегодня похвалили", "Мне повысили зарплату, потому что я самый ценный сотрудник в компании (Лизун работает промоутером в какой-то там пищевой шарашке), и шеф боится, что я уйду". При этом зарплату ей на самом деле никто не повышал. В общем я в очередной раз убедилась в правоте своего любимого Уильямса, который писал: "На свете нет ничего хуже лжеца, кроме лжеца, который к тому же еще и лицемерит" и "Лицемерие - это мир, в котором мы живем. Один выход - алкоголь, второй - смерть". Поскольку ни тот, ни другой выход меня не устраивал, я и решила свести общение с Лизуном к минимуму.
Как-то мне удалось убедиться в том, что мои подозрения не беспочвенны: когда я подписывала контракт на очередной перевод, секретаря срочно вызвали к шефу, а на столе у нее как раз лежал контракт с Лизуном. Ну и я поступила очень некрасиво - воспользовалась ситуацией и выяснила, что по контракту Лизун получает за перевод одной кулинарной статейки пятьдесят долларов, в то время как мне она говорила, что двести пятьдесят. Ну надо же так врать!!!
Сегодня Лизка выглядела хорошо, как никогда. На ней была модная голубая блузочка и короткая джинсовая юбка с огромным разрезом. Глаза ее прямо светились от счастья.
- Ну как у тебя дела? - поинтересовалась я.
- У меня появился новый парень! Наверное, скоро он сделает мне предложение - бойко ответила она.
Тут мне пришло в голову, что она так активно меняет мужчин, потому что хочет быстрее выйти замуж и, соответственно, сменить фамилию. Неудивительно. Будь у меня такая фамилия, я бы еще в школе замуж выскочила, когда мне первый раз предложили.
- Угу, - процедила я.- Поэтому ты такая счастливая.
Она и правда чуть не подпрыгивала. Неужели не врет на этот раз?
- Да, мы летом уезжаем в Турцию! Представляешь? В пятизвездочный отель! Все включено! Все расходы он берет на себя! Он сказал, он там купит мне шубу и кожаную куртку!
- Он миллионер? - не без ехидства спросила я.
Лизун мое ехидство проигнорировала.
- Почти, - засмеялась она. - Он содержит один бутик в "Меге".
И старую любовницу в придачу, подумала я. Настроение общаться с Лизуном как-то пропало. Тут, к счастью, спасая меня от Лизуна, зазвонил мобильник.
В трубке звучал голос Ольчика:
- Привет! Сможешь сегодня встретиться в чайном клубе на "Белорусской"?
- Это какой-то новый клуб? Мы с тобой вроде в другом были, - ответила я. - А, собственно говоря, какой повод?
- Поболтать с тобой хочу, - загадочно произнесла она.
- Ага! Решила расколоться! - торжествующе воскликнула я.
- Может быть, - пропела Ольчик, - Встречаемся на кольцевой "Белорусской" в центре зала в пять, я уже освобожусь. Целую, пока
- Пока, мое солнышко, - ответила я и отключилась.
- Это был мой парень, - гордо заявила я Лизуну, которая слышала, как я разговариваю по телефону. - У него своя яхта и мы летом едем в Канны.
Один-один! С врунами надо бороться их же оружием!
- Ну надо же… - выдавила она.
- Да-да! - воскликнула я. - Я побежала, не хочу опаздывать к моему лапусику.
Пусть Лизун думает, что хочет! Я же мысленно усмехалась, глядя, как она с открытым ртом и расширенными глазами смотрит мне вслед.

* * *

В этом чайном клубе я оказалась впервые. Если бы не Ольчик, я бы никогда его не нашла, он прячется за домами, а вход его замаскирован так, что никто бы не догадался, что там находится какое-то общественное заведение. Но так как Ольчик - большая любительница восточной культуры, она знает, наверное, все чайные клубы Москвы. Более того, изучив, китайскую чайную церемонию, Ольчик не успокоилась. Она взялась за японскую. Но это оказалось намного сложнее китайской, такое по книжкам не освоишь, и Ольчик пошла учиться на какие-то курсы. Но после того как выяснилось, что в процессе церемонии нужно полтора часа сидеть на коленях или что-то вроде того, Ольчик сломалась и решила, что китайская церемония ей нравится больше.
Сегодня Ольчик светилась, пожалуй, даже, ярче чем Лизун. Я никогда ее такой не видела. Как только мы встретились, я сразу задала ей вопрос в лоб:
- У тебя кто-то появился? Одинокая женщина просто не может выглядеть так прекрасно!
- Не торопи события, Ань. Сейчас сядем и спокойно поговорим.
За всю дорогу до клуба Ольчик не проронила ни слова, но зато как-то заговорщически на меня поглядывала.

***

Когда мы расположились на огромном мягком диване с подушками и выбрали в меню один из улунских чаев, Ольчик начала свою историю.
- Честно говоря я не собиралась ни о чем рассказывать до дня рождения ни тебе, ни Линке, но раз уж мне разрешили…
- Кто разрешил?
- Давай обо всем по порядку. Во-первых, обещай пока не рассказывать ничего Линке, а то крику будет - ужас!
- Торжественно клянусь, - сказала я, взяв под козырек.
- Ну хорошо, - протянула Ольчик. - Ты знаешь, что я уже давно работаю в турфирме, и у нас много всяких разных клиентов.
- Да что ты бродишь вокруг да около! - взорвалась я.
- Ну так вот, - невозмутимо продолжала она, - зимой в один прекрасный день к нам пришел очень интересный мужчина.
- Ага, уже теплее…
- Да, мужчину звали Андреас. Он оказался… немцем. Он хотел поехать в Болгарию. На горнолыжный курорт. Даже не знаю… как это объяснить…
- Ну не тяни!
- Так вот, мы ему сделали все в лучшем виде, как он хотел. Когда он пришел получать документы, то подарил мне букет красных роз…
- Кому как не тебе не знать, что символизируют красные розы, - улыбнулась я.
- Да знаю я! - воскликнула Ольчик - С тобой просто невозможно разговаривать.
- Еще всего одни вопросик! - взмолилась я. - Что этот немец делает в Москве?
- Работает в представительстве фармацевтической компании, кстати, он прекрасно говорит по-русски. Итак, значит, после вручения букета прошло ровно две недели, и он опять заявляется к нам в офис - с еще одним букетом, как ты понимаешь. Благодарит меня уже по факту состоявшегося путешествия и приглашает в ресторан. Ну, я согласилась. Вот и пошло-поехало: конфетно-цветочный период, признания в любви и так далее. Я сама как-то слабо верила в то, что происходит… Поэтому и вам не говорила. Мне казалось, я проснусь когда-нибудь, и все это испарится, как будто ничего и не было.
- Ну надо же! Ты с ним встречаешься уже с зимы и…
- С января.
- С января. И ничего нам не сказала! Фу, какая скрытная!
- Да нет же, дело не в скрытности. Я… ну как это сказать… сглазить, что ли боялась…
- Ну и что было дальше? - спросила я.
- А дальше… Вот недавно он заявил мне, что скоро должен вернуться в Германию и…
- Ты с ним спала?
- Это у тебя больной вопрос! Нет!
Ну это же Ольчик! Только Ольчик так может! Хотя, наверное, так и должно быть.
- Как же так? А вдруг он импотент?
- Да ну тебя! - возмутилась Ольчик. - Больше ничего и рассказывать не хочется.
- Да это я так… Сейчас это такое распространенное явление.
Ольчик проигнорировала мою последнюю реплику. Нам как раз принесли чай и мы обе замолкли, чтобы не посвящать официантку в подробности нашей личной жизни.
- Короче говоря, контракт на работу в Москве у него заканчивается, и он должен вернуться в Германию, в Кельн, - прдолжила она, когда девушка ушла. - И он заявил, что без меня никуда не уедет и… сделал мне предложение.
- Да ты что, Оль? Правда? Поздравляю! - Я была просто в шоке.
- Я так счастлива! Очень его люблю, и я сразу согласилась.
- Подожди! Это значит, что ты уедешь в Германию? Мы тебя не отпустим, - решительно заявила я.
- Придется отпустить, - улыбнулась она, - но мне будет вас не хватать.
- А ты уверена, что там все будет так же, как здесь? Вдруг он окажется жутко жадным? Говорят, все немцы - жмоты.
- Ну пока я этого не наблюдаю…
- И когда же свадьба? - дрожащим голосом спросила я. Я так не хотела терять Ольчика, тем более отдавать ее какому-то чужому фрицу.
- Через полтора месяца. Мы расписываемся в третьем дворце - только там можно регистрироваться с иностранцами. На самом деле он просил меня ничего никому не говорить, до тех пор пока мы не подадим заявление, а подали мы его только вчера.
- Боже мой, Ольчик! Даже как-то не верится…
- Мне и самой слабо верится, если честно, но это все так волнующе. - На щеках Ольчика заиграл легкий румянец. - Я планировала вас всех познакомить в свой день рождения. А ты поможешь мне выбрать платье? - вдруг спросила она.
- Ну конечно! - воскликнула я и обняла ее. На глазах у меня выступили слезы.
Подумать только, полтора месяца назад я сама надеялась, что скоро надену свадебное платье… Дай бог, чтобы у Ольчика все сложилось не так, как у меня!
- Я даже могу посоветовать тебе пару салонов, - добавила я. - Ты знаешь, я много всяких объездила, когда… Ну ты в курсе…
- Не надо об этом. - Ольчик положила руку мне на плечо. - Когда поедем выбирать платье?
- Да когда хочешь, - отозвалась я. - А ведь Линка нас убьет, если мы ей не скажем.
- Ты же знаешь, если мы ей скажем, то всю свадьбу будет организовывать она: у нас будет и лимузин, и артисты бродячего цирка, и тамада какой-нибудь ужасный… А я хочу, чтобы все было спокойно, интеллигентно, но вместе с тем шикарно, понимаешь? А мой день рождения, когда мы с Андреасом объявим о свадьбе, как раз через месяц, так что мы с тобой уже успеем все подготовить. И Линке придется сидеть сложа руки.
- Как знаешь, только не говори потом, что я тебя не предупреждала, - сказала я. - Линка будет рвать и метать. А я всю вину свалю на тебя.
- Да ради бога. - Ольчик засмеялась. - Она так растрогается, что просто не сможет на меня разозлиться, ты же знаешь нашу Линку! Ой, ее Алиска будет у меня маленькой подружкой невесты! Прелесть какая!
Мы еще немного посидели в клубе и разошлись. Я никак не могла поверить в то, что Ольчик все-таки встретила своего принца, пусть даже немецкого. Не знаю почему, но я чувствовала: все у них будет хорошо. Жаль, конечно, отпускать Ольчика в Германию, но чего не сделаешь ради счастья любимой подруги?

* * *

В ближайшие выходные у меня состоялась встреча с Димой. Как выяснилось, он обзавелся новой девушкой, которая ужасно не хотела отпускать его на нашу "дружескую встречу". Его бывшая уже как-то с этим смирилась, а эту еще предстояло воспитывать.
- Ну так что, когда мы в последний раз виделись? - спросил он, заявившись в кафе и чмокнув меня в щеку.
- Около полутора лет назад, - ответила я и улыбнулась. - Так как же тебе удалось вырваться от своей Оксанки?
- Да ну! - отмахнулся он. - Она, конечно, возмущалась и дулась долго, ну я ей и объяснил, что мы с тобой просто друзья. Я еще ей список своих подруг представил, когда мы только начали встречаться… Она, конечно, упорствует и не верит, что мы просто так общаемся, но, я думаю, перевоспитается как-нибудь. Отпустила же все-таки…
- Надеюсь, я в этом списке занимаю как минимум почетное второе место? - развеселилась я.
- Да ты что! Первое, разумеется. Мы ведь уже друг друга кажись лет сто знаем! Ну рассказывай, что у тебя нового?
- Ну, как обычно… Влипла в историю, - призналась я и наклонилась ближе, глядя прямо на Димку. - Я переспала с одним парнем. Он мне очень нравится, но я не уверена, что у нас что-то получится. Он мне теперь и звонит, и по Интернету пишет, но мне кажется, это все с какой-то корыстной целью…
- С какой? Обокрасть тебя, что ли? - удивился Дима.
- Ну не знаю… - протянула я. - У меня маразм, понимаешь? Мне кажется, он хочет мной попользоваться и бросить. Понимаешь, он меня напоил и в постель затащил уже на первом свидании.
- Ну и что? - не смутился он. - Это еще не говорит о том, что он такой уж гнусный тип. Между прочим, ты этого так и не узнаешь, если не дашь ему шанс. А что, у тебя кто-то другой есть?
- Да нет, - сказала я. - Думаешь, стоит попробовать?
- Попробовать всегда стоит, - усмехнулся Димка и откинул со лба пряди светлых волос. - Я вот попробовал, и скоро отцом стану.
- Чего-о-о-о-о-о? - воскликнула я, почувствовав, как мои глаза вылезают из орбит.
- Ребенок у меня родится, вот чего, - весело ответил он, закуривая сигарету.
- Ты врешь, - сказала я, покачав головой. - Прикалываешься. Не смешно совсем.
- Я не прикалываюсь. - Теперь он смотрел на меня уже серьезно.
Меньше всего я представляла Димку в роли отца, ведь он был даже младше меня на пару лет. Черт возьми, выходит, мне уже давно пора было ребенка родить.
- И когда ожидается пополнение семейства? - выдавила я.

- Да вот, через два месяца, - ответил он.
- А-а-а-а жениться?- нашлась я. - Когда?
- Не получается пока, но женюсь обязательно - сказал он. - Мы еще даже вместе не живем. Но сейчас обустраиваем бабушкину квартирку, переедем, думаю, когда малыш родится.
- Ух ты, Димка! - воскликнула я. - Я не ожидала!
- Да я сам не ожидал! Но вообще это так здорово! Рекомендую, - сказал он и расхохотался.

Он отвез меня домой на своей машине, выпил у меня чашку чая и уехал. Оставшись одна, я задумалась. А не потратила ли я слишком много времени на поиски "неземной любви"? Может, мне тоже стоило родить ребенка? И, может, человек, который мог бы стать ему хорошим отцом, уже рядом?

Продолжение романа можно узнать, купив книгу в книжном магазине, или в интернете - Филиппова Л. "Унесенные интернетом" (Издательство "АСТ Москва"):

http://www.chaconne.ru/?id=2355151
http://www.dom-knigi.ru/book.asp?Art=235014&CatalogID=30
http://www.my-books.ru/?p=242890
http://www.lasknigas.ru/books/item/in/285848/