Бывают дни, и даже недели, насыщенные яркими событиями, оставляющими за собой шлейф приятных или не очень воспоминаний с невероятно мелкими деталями и подробностями. Большая же часть жизни воспринимается, как "серые будни", о которых в памяти не остается почти ничего, и кажется, что настоящая жизнь с настоящими страстями кипит только в сериалах, услужливо предоставляемых телевидением…

ОБЫЧНЫЙ ДЕНЬ

Будильник бравой мелодией сороковой симфонии Моцарта оповестил о начале нового дня. Привычным движением Она быстро нажала на кнопку. Прильнув к спине мужа, запечатлела где-то между лопатками утренний поцелуй, и, унося на себе запах любимого мужчины, выскользнула из-под одеяла. Уже рассвело, за окном на все голоса весенними трелями заливались птицы. Тихонько прикрыв дверь спальни, заглянула в детскую: девочки мирно посапывали в утреннем безмолвии дома - вся семья просыпалась через час-полтора после Нее.
Заглянув по дороге на кухню и включив электрический чайник, прошла в ванную, сосредоточенно пытаясь собрать в единую картинку призрачные обрывки своего сна. Как всегда попытка не увенчалась успехом - сновидение ускользнуло, не оставив после себя даже смутных ощущений. Она открыла воду и, отрегулировав температуру, стала под теплые струи душа. Закрыв глаза, с блаженством ловила кожей тугой поток, который, унося ночную расслабленность, смывал заодно и ночные запахи, готовя сознание и тело к бодрому рабочему дню.
Быстро завершив утренний туалет, приготовила себе чай. Ее организм категорически отказывался в такую рань принимать нормальную пищу, но желудок при этом требовал забросить в него хоть что-нибудь - чай как раз подходил на эту незавидную роль чего-нибудь. Взяв с собой чашку, Она расположилась за компьютером - проверить почту и просмотреть сайты с новостями. В почте кроме спама ничего не оказалось, в новостях - взрывы и захваты заложников. Вернувшись на кухню, чтобы сварить кофе и приготовить завтрак для детей и мужа, хотела включить телевизор, но передумала, наслаждаясь последними минутами тишины спящего дома.
Первой предстояло разбудить старшую дочь. Девочку с очень большой натяжкой можно было назвать ребенком: в свои 16 лет она уже превратилась в полностью сформировавшуюся девушку. Взрослый внешний вид подкреплялся и взрослыми рассуждениями, находящими свое выражение в совсем недетских стихах. Да и по хозяйству она была просто незаменимой помощницей… От легкого маминого прикосновения дочь открыла один глаз, скорчив хитрую рожицу: сегодня в музыкальной школе была репетиция выпускного экзамена, и она очень надеялась, что ради такого случая родители позволят пропустить уроки в общеобразовательной школе. Естественно, мама ребенка пожелала, и, чмокнув в теплую щеку, оставила досматривать утренний сон.
До выхода на работу оставалось 30 минут. Конечно, как большинство женщин, Она пользовалась декоративной косметикой: нанесение макияжа уверенными отработанными годами движениями в Ее исполнении занимало не более семи минут. Остальное время, понятное дело, уходило на поиск: что же надеть? Окидывая себя в зеркале придирчивым взглядом при смене каждой детали туалета и согласовав окончательный выбор с показаниями термометра за окном, Она, наконец, остановилась на костюме, подчеркивающем все еще стройную фигуру и открывающем ноги намного выше колен. Подобрала подходящие туфли на высоком каблуке и вновь с удовольствием осмотрела себя с головы до ног: хороша!
Взгляд случайно упал на часы. Она терпеть не могла куда-либо опаздывать, а стрелки неумолимо приближались к критическим цифрам. Пора бежать на работу, но перед этим было бы неплохо хотя бы попытаться разбудить младшую дочь. В свои 12 лет на правах младшего ребенка девочка всеми силами старалась задержаться в детстве, не забывая, конечно, там, где это было совершенно некстати, проявлять подростковый максимализм и самостоятельность. Так или иначе, утренняя побудка всегда занимала не менее получаса с непрекращающимися жалобами из-под одеяла на то, что именно полчаса назад и нужно было подняться, и, безусловно, как раз именно мама виновата в том, что не смогла все сделать вовремя. Ритуальные действия повторились и на этот раз, только на их исполнение отводилось всего пять минут.
Проводив заспанного ребенка в ванную, Она уже не крадучись вошла в спальню: "Я на работу, пора вставать", - поцеловала просыпающегося мужа и выскочила на лестницу. Выйдя на крыльцо, сразу окунулась в ароматное облако цветущих садов, полной грудью вдохнула теплый весенний воздух и, улыбнувшись солнечному дню, легко сбежала во двор.
Скворец, сидя на крыше любезно предоставленного людьми жилища, купался в неярких лучах ласкового утреннего солнца и, запрокинув голову, выводил залихватские трели: то ли призывая подругу, то ли радуясь, что она уже в гнезде. Разноголосый птичий гомон распространял по всей округе весть о пришедшем, наконец, тепле.
Весна с раннего детства всегда была для Нее самой любимой порой года. Наблюдая за буйством возрождающейся природы, Она каждую весну обновлялась вместе с ней. Возможно, именно эта способность позволяла Ей оставаться абсолютно здоровой, уравновешенной, хорошо выглядеть и чувствовать себя совсем еще молодой…
Бодрым шагом уверенного в себе человека Она вышла за калитку навстречу новому дню.

Офис находился в другом конце города, и добираться до него нужно было бы с несколькими пересадками, но вот уже третий год на работу Ее подвозил один из сослуживцев. В машине Она предпочитала садиться на заднее сиденье за спиной водителя, чтобы Ее присутствие на протяжении всего пути оставалось как можно более незаметным. Если возникало желание поговорить - они разговаривали, обмениваясь взглядами в зеркало заднего вида, если такого желания не было - просто ехали молча, поглощенные каждый своими мыслями. Благодаря обоюдному ненавязчивому поведению у них сложились очень ровные доброжелательные отношения: без особой симпатии друг к другу, но и без малейших намеков на неприязнь.
Традиционно поблагодарив за доставку, Она вошла через проходную во двор фирмы, в качестве приветствия помахала рукой курящим возле своих большегрузных фур водителям и поднялась на третий этаж, где находился Ее отдел. Окно в коридоре выходило на теневую сторону здания и было открыто настежь. Свежий воздух заставил вздрогнуть от неожиданного холода: на улице было гораздо теплее.
Кабинеты заполнялись сотрудниками, аромат только что сваренного кофе разносился по всем этажам, из-за незакрытых дверей раздавались пожелания доброго утра. Пройдя к своему столу, Она первым делом включила компьютер. Это действие было доведено до автоматизма и в любую пору года выполнялось еще до снятия верхней одежды. Пока переобувалась, зазвонил телефон: рабочий день начался …
В первой половине дня Ее работа заключалась в срочной подготовке различных документов и беготне между этажами и отделами для их согласования и подписания, даже традиционная чашка утреннего кофе заледенела из-за невозможности расслабиться на пять минут. Пол дня пролетело в напряженном труде … наконец, утренний марафон закончен и можно ненадолго остановиться. Во время заслуженного обеденного перерыва Она спустилась во двор. Полуденная жара и всепоглощающая тишина быстро вызвали непреодолимое желание прилечь. Подставив напоследок лицо на несколько секунд ласковым солнечным лучам Она вернулась под бодрящее дыхание кондиционеров. Остаток рабочего дня прошел в сверке отчетов. Приходилось периодически специально подниматься со стула, чтобы размять затекшие от долгого неподвижного сидения ноги и распрямить уставшую спину.
Из-за удаленности офиса от центра города последние 10-15 минут нахождения на рабочем месте, как правило, уходили на поиски попутной машины хотя бы до метро. Придав кипе документов, покрывающих поверхность всего стола, видимый порядок, Она вышла из офиса. В душном воздухе пахло приближающейся грозой. Возле проходной уже собралась небольшая группа, как и Она ожидающая выезда из ворот попутных "такси". Через 5 минут активного движения на офисной стоянке не осталось машин, а возле ворот - ожидавших их пассажиров. Солнце клонилось к закату, напоминая, что времени на общение с семьей осталось не так уж и много …

На остановке возле конечной станции метро всегда многолюдно. То и дело подъезжают медлительные автобусы и неповоротливые троллейбусы, важно открывают многочисленные двери, извергая и поглощая спешащих по своим делам пассажиров; как муравьи снуют маршрутные такси, подбирая мелкими партиями нескончаемый людской поток.
Очередная маршрутка остановилась, оглушив тарахтеньем дизельного двигателя и окутав приблизившихся к ней людей облаком отработанных газов. Она устроилась в правом заднем углу салона, внимательно оглядев сиденье, прежде чем сесть. Это место, как и место в машине сослуживца, выбиралось специально. Оно было не очень удобным из-за тряски, но зато позволяло во время всего пути не плавиться на солнце и не отклоняться от проходящих по узкому проходу крупногабаритных попутчиков, неизменно трущихся частями тела, расположенными чуть ниже талии, о плечи уже сидящих. Принюхавшись, поморщилась: к стойкому запаху выхлопных газов примешивался не менее стойкий отвратительный запах перегара, часто сопутствующий пассажирам этого маршрута. Оплатив проезд, достала распечатанные из Интернета статьи и с удовольствием отключилась от окружающей обстановки, погрузившись в чтение.
На двух ближайших остановках в микроавтобусе были заполнены все сидячие места и, безжалостно подбрасывая пассажиров на ухабах, громко именуемых городскими улицами, маршрутка понеслась среди потока таких же спешащих участников движения, виртуозно лавируя между ними. В часы пик от мастерства водителя полностью зависело своевременное и безопасное движение по маршруту. На сей раз за рулем сидел асс, и вскоре Она благополучно вышла на своей остановке, с облегчением вдыхая свежий воздух. Живя в огромном частном секторе, расположенном на краю города недалеко от реки, Она имела это неоспоримое преимущество перед обитателями "каменных джунглей" - дышать свежим воздухом …

Вся семья уже была дома и ждала Ее. С активной помощью детей был приготовлен легкий ужин и накрыт стол. Во время трапезы традиционно обсуждались школьные новости и строились планы на завтрашний день. Особых проблем учеба детям не доставляла: они не были отличниками, но и отстающие от них были далеко. У мужа на работе тоже все было спокойно. Ужин протекал в неторопливой беседе и позволял снять напряжение суетливого дня.
Семья была для Нее самой главной и самой ценной частью жизни, обеспечивая ощущение безмерного счастья…

За окном потемнело, духота усилилась и стала невыносимой. Раскаленный за день воздух неподвижно застыл, испуганно притихли птицы. Наступившая внезапно тишина предвещала скорую развязку. Невольно притихли все…
Ждать долго не пришлось: редкие крупные капли забарабанили по соседской крыше, быстро превратившись в обрушившийся с неба водопад. От ярких частых вспышек мощных молний, беспощадно вспарывающих окружающую темноту, становилось светло как днем, раскаты грома заставляли непроизвольно пригибаться и втягивать голову в плечи. Из открытых окон потянуло прохладой. Стена дождя, сопровождаемая оглушительным треском и подсвечиваемая природным фейерверком, прочно отделила находящихся в доме от остального мира. Какое-то время сидящие за столом как завороженные молча наблюдали за разбушевавшейся стихией, испытывая первобытный ужас и одновременно неописуемый восторг от происходящего.
Постепенно, повинуясь распоряжению небесной канцелярии, гроза стала удаляться, смещая эпицентр за город. Раскаты грома притихли, молнии напоминали о своем существовании только далекими всполохами, ливень ослабел до банального весеннего дождика. Самые нетерпеливые особи, присмиревших было птиц, пытались подать пока еще несмелые голоса, с дороги хорошо стал слышен шелест шин проезжающих по мокрому асфальту автомобилей…

Пока все любовались стихией, совершенно незаметно подошло время сна. Пожелав смотрящему телевизор папе спокойной ночи, дети по очереди отправлялись в душ и спать. Устроившись поудобнее в своих кроватях, ждали исполнения еще одного семейного ритуала: мама заходила пожелать им спокойной ночи персонально с обязательными объятьями и поцелуями.
Разобравшись с детьми, Она вернулась в комнату к мужу и примостилась рядом. По телевизору шел какой-то боевик. Смотреть его можно было и с середины, от этого смысл происходящих в фильме событий не становился менее понятным. Дождавшись, наконец, когда американский солдат в одиночку спасет весь мир от нападения пришельцев из космоса, и не получив никакого удовольствия от голливудского "шедевра", тоже отправились спать.
Время принятия мужем душа Она использовала для загрузки стиральной машинки на ночь. Практическое удобство ночной стирки, как правило, перевешивало теоретически возможную опасность оставления без присмотра включенных электроприборов. Покончив с сортировкой белья, сама стала под душ. Плескание в воде перед сном было для Нее всего лишь ежедневной гигиенической процедурой и не занимало много времени. Наскоро вытершись и не надевая халат, нагишом прошествовала в спальню, ощущая влажной кожей гуляющий в коридоре сквозняк.
Чтобы согреться, Она поплотнее прижалась обнаженным телом к уже задремавшему мужу, улавливая чуть слышный родной и такой приятный запах. Рука скользнула по его гладкой груди, подтянутому животу и остановилась в паху. За много лет это движение стало почти рефлекторным. Муж встрепенулся, не выходя из дремы, обнял Ее и привлек к себе. Их губы слились в глубоком поцелуе, отгоняя сон. Непреодолимое желание обладать друг другом напрягло вздрагивающие от каждого, даже легкого прикосновения тела. Под умелыми ласками мужа Она изгибалась в немыслимых позах, откровенно призывая любимого мужчину к более близкому контакту, сама же при этом ни на секунду не прекращала целовать, облизывать, поглаживать, ощупывать, поддерживать, тереться, прижиматься и совершать еще массу всевозможных действий, называемых эротическими ласками. Занятие любовью всегда доставляло им огромное удовольствие: они хотели и умели дарить друг другу как можно больше радости в постели. Ее возбуждение нарастало пропорционально возбуждению партнера, приближая логическую развязку.
Стон доведенной до экстаза женщины вырвался из спальни, заставив детей заворочаться во сне. Блаженная истома разлилась по расслабленным телам …
Удовлетворенная и умиротворенная со счастливой улыбкой на губах Она засыпала под ровное дыхание мужа.

Завтра будет новый обычный день.

Татьяна Ткачева