1

"Меня называют мерзавцем и подонком. Я не люблю говорить красивых слов и не реагирую на признания в любви. Я не строю с девушками серьёзных отношений, потому что не верю им. Я дважды был женат. От первого брака у меня есть дочь Настя. Ей 14 лет. Классная девчонка. Свой парень. Вот уже два года, как я выкупил её у своей бывшей жены. И с тех пор мы живём с Настей вместе. Не было дня, чтобы мы с ней не поспорили и не послали друг друга туда, откуда не возвращаются. Она очень похожа на меня, может быть, поэтому я балую её. Покупаю ей всякую дребедень и оплачиваю ей заграничные поездки. В свои 14 лет она посетила 12 стран. Я помню, как не хотел её рождения. Сейчас так порой и говорю ей:
- Как я мог допустить, чтобы ты родилась.
На что она отвечает:
- Как я могла позволить себе выбрать в отцы такого придурка.

Сегодня я проводил её в очередную поездку отметить Рождество. Для всех это семейный праздник, только не для нас. Два года назад мы в последний раз встретили Новый год вместе. Было много иллюминации. Я нанял целую бригаду, которая превратила наш дом в одну огромную ёлочную игрушку. Весь вечер нас развлекали клоуны. Артист в костюме Деда Мороза исполнял желания Насти, но мне было скучно. И я понял, что ей было тоже грустно. Она кривила губы и не хотела ничего есть. В конце концов, я разогнал всех и уехал в ночной клуб, оставив её у телевизора. Это был последний Новый год вместе.

Моя мама не довольна моей жизнью. Она постоянно высказывает своё мнение по поводу моей жизненной позиции, поэтому я редко бываю у неё, только когда подбрасываю ей Настю, если она болеет или привожу ей свою собаку, когда я очень занят.

Сегодня у меня обычный день. Нужно разрулить несколько дел. Если построить их в том порядке, в каком вы мне предложили, то в первую очередь я решу то, что касается бизнеса. Потом встречусь с одной ненормальной. Она пьет мне кровь. Хочет чего-то, но молчит. Ребёнок. Ей 20 лет. Я познакомился с ней в тренажёрном зале. С тех пор она забрасывает меня сообщениями. Я не отвечаю ей. Она меня шантажирует. Сказала, что если я не приеду сегодня, то она вскроет себе вены. Надо что-то сделать. Может Вы, уважаемый психолог, поможете мне. Остальные моменты моей жизни я опускаю. В этом и состоит моё задание. Вы сами должны мне сказать, что меня беспокоит. Если Вы справитесь, я принимаю Вас на работу". Глеб выключил диктофон, бросил его на сидение рядом. Снег повалил хлопьями. Он подумал о том, как много времени теряется в пробках. Разозлился. Закурил.

2

Лена сидела в глубоком кожаном кресле и внимала каждому слову психолога.
- По настоящему искренни Вы только с самыми близкими людьми. И Вы уверены, что Вас любят за то, что вы естественны. Но есть некий объект. У вас острая нехватка информации о нём. И, как раз по тому, что Вы закрыты и хотите нравиться ему, не естественны, Вы не понятны. Нет доверия. Не можете расслабиться. Чего-то боитесь. Есть вопросы, на которые Вы боитесь услышать ответы, потому что они развеют Ваши иллюзии.

Он покрутил рисунок в руках. Посмотрел на Лену.
- У Вас совершенно нет поддержки, опоры. Вы одна. И у Вас большое желание обрести это. Но… Вам не нужна помощь психолога. Вы сами сможете найти инструменты для решения своих проблем. Сформулируйте три вопроса, которые помогут Вам распутать ситуацию. Задайте их себе, а потом этому объекту. Он ткнул пальцем в правую часть листа. Там был нарисован маяк, от которого шёл свет на середину рисунка.
- Этот маяк и есть объект, о котором я говорю.

Она вышла на улицу. Снег медленно опускался на землю. Лена накинула на голову капюшон. Вынула из кармана телефон, отыскала нужное имя. Ей ответил мужской голос.
- Я хочу поговорить с тобой, - смело сказала она.

В кафе она заняла место за столиком у окна, чтобы видеть проезжую часть и не пропустить приезд объекта. К кафе припарковался огромный джип, из него вразвалочку вышел ожидаемый "МАЯК".

Она смотрела на него, и ей казалось, что таким родным и понятным он не был никогда. И она уже знала, что это последний разговор, когда они не просто друзья. Так, как раньше, никогда уже не будет. Но ей не было жалко. Было очень легко. Ей стала понятна боль. Она уже ответила сама себе на три вопроса. Теперь пришла его очередь.
- Какие вопросы, Лен? Ну, ты гонишь…
- Глеб, ты боишься, -заключила она.
- А чего мне бояться. Валяй. Задавай свои вопросы.

И ей стало его жалко. Он вдруг превратился в провинившегося ученика. Как будто, его припёрли к стенке старшеклассники и требуют отдать им то, что принадлежит ему и, с чем он совсем не хочет расставаться. Она, неожиданно для себя, поняла, что он никогда не принимал их отношения всерьез. Ему было удобно. Она его принимала, но не привязывала. Это освобождало от ответственности. Это позволяло быть безответственным. Мальчишом - плохишом.

Лена улыбнулась.
- Знаешь, ты не заметил, но ты уже ответил на все мои вопросы. Не обижайся, но я больше так не могу. Я хочу другого в этой жизни. Хочу жить не завтра, а сейчас. Хочу семью, детей. Хочу, чтобы меня любили и заботились. Ты этого не можешь мне дать. Тебе нужна другая девушка.

Он удивлённо смотрел на неё. Казалось, он говорил ей молча. Говорил глазами. И она его понимала, и он это знал. Наконец, подошёл официант и прервал их молчаливый разговор. Когда он отошёл, Глеб сказал:
- А, чего ты, вообще решила всё поменять? Всё ведь было так хорошо. К чему эти революции? Расслабься.

Лена подняла на него глаза. Было спокойно. Когда решение уже принято, не зачем переживать. Не о чем жалеть. Это решение пришло к ней из неоткуда. Как будто кто-то продиктовал ей его.
- Знаешь, а я, пожалуй, задам на прощанье тебе эти вопросы. Скажи, зачем быть плохим, если можно быть хорошим? Иначе говоря, зачем лгать, если правду говорить гораздо выгоднее.
- Не понял вопроса. Если ты обо мне, то я такой, какой я есть. Я плохой, я этого не скрываю. И в чём я тебе соврал, не пойму.

Он нервно крутил в руках зажигалку.
- Я предполагала, что ты так ответишь,- спокойно перебила его Лена, - Я хотела спросить, есть ли перспектива в наших отношениях, но ответ пришёл мне сам по себе. Третий вопрос она не успела ему задать. Но ответ был очевиден.

Зазвонил телефон. Глеб поднёс трубку к уху.
- Да мне плевать,- закричал он, - делай с собой что хочешь. Есть много других способов покончить с этой жизнью, и они не такие болезненные, чем вскрыть себе вены. Он громко давал советы самоубийце, и не заметил, как ушла Лена.

3

Доктор в поликлинике спросил Лену:
- Ну, что ещё поболеем или…- он посмотрел на неё поверх очков и нахмурился.
- Нет, хватит болеть. Хочу на работу,- ответила она.

Он сделал необходимые записи в больничном листе, пожелал ей больше не болеть и попрощался.

Снег таял, оставляя лужи и оголяя деревья и землю. Ему на смену пошёл мелкий, холодный дождь.

Лена отгоняла мысли о Глебе, но у неё не получалось, и она ловила себя на том, что до сих пор ведёт с ним утренний разговор. И ей казалось, что это никогда не кончится. "Нужно чем-то себя занять".- Думала она.

На глаза попался огромный рекламный щит, а с него красными буквами кричал лозунг: "Пусть твой выбор будет свободным". Она задумалась. Выбор и свобода. Выбор есть всегда. И удивительно сегодня она сделала его легко. Но почему она не поступила так раньше. Ведь знала, что её использовали. Глебу так было удобно, а она жила от встречи к встрече. Фантазируя и утоляя жажду иллюзиями.

Почему сегодня она смогла сказать ему то, что должна была сказать уже несколько месяцев назад? Просто освободилась. Перестала мечтать. Приняла реальность. Это и было её свободой.

4

Вечером в супермаркете очереди во все восемь касс. Голодный народ набивает корзинки продуктами, как будто завтра война. Лене с двумя йогуртами и пачкой сухих завтраков пришлось выстоять двенадцатичеловеческую очередь.

Опять посыпал снег. Похолодало. Снежинки искрились при свете фонарей. Она остановилась на ступеньках супермаркета и вдохнула воздух. "Вот и настоящая зима",- подумала она. "Новый год становится грустным праздником, когда вырастаешь". На лестничной площадке столкнулась с соседом, который каждый вечер в одно и то же время курил, сидя на корточках возле банки из-под кофе, стряхивая в неё пепел.
- Привет,- поздоровалась она.
- Привет,- ответил он.
Она вставила ключ в замочную скважину, и, вдруг подумала: "Живёт один, а курит на лестничной площадке".
Лена, не поворачиваясь к нему, спросила:
- Ждёшь кого-то?
Он ответил после паузы.
- Тебя.
Иронии в его голосе не было. И она поверила.
-Давно?- спросила она.
Он не ответил. Только улыбнулся. Её почему-то тоже рассмешила эта ситуация.
- Тебя как зовут?- спросила Лена.
- Дмитрий,- ответил он.
- А меня…- хотела представиться она, но он перебил её:
- Я знаю. Леной.
Она удивилась.
- Кофе будешь?- предложила она.
- Буду,- ответил он и встал с корточек.
- Тебе сюда вынести или ты зайдёшь?- опять сыронизировала Лена.
Он не нашёлся что ответить.
- Ладно, я пошутила, заходи.

Они проговорили весь вечер и не заметили, как наступила ночь. А, когда Дмитрий ушёл, Лена долго не могла уснуть, вспоминая, как до этого знакомства они часто встречались, то в лифте, то в дверях, то на лестничной площадке. Она не замечала его. Он был, как любой другой сосед или соседская собака, которую каждое утро и каждый вечер выводили на прогулку. И сколько бы ещё прошло времени до этой их встречи. Уходя, Дмитрий сказал:
- Какой я был дурак. Я ведь мог так и не заговорить с тобой.
А Лена ему ответила:
- Как часто мы ищем то, что находится рядом.

5

Молодой психолог Виталий второй раз прослушал запись Глеба и посмотрел на разложенные перед ним тесты с рисунками. Зазвонил телефон. Он снял трубку.
- Марин, надо набраться терпения. Нельзя же ходить за ним с горшком или привязать его к нему. Всему своё время. Да нет у меня специальных техник по тому, как приучить ходить ребёнка на горшок. Сходит, ты его похвали. Не сходит - не ругай, а объясни ещё раз. Да, скоро буду. Целую.
Он положил трубку и опять попытался проанализировать тесты Глеба. Потом откинулся на спинку кресла и произнёс: " Какое обострённое, но завуалированное чувство вины".

6

В квартире стоял запах жареной рыбы, мандарин и сосновых веток. Из кухни доносились звуки булькающего масла на сковородке, журчала вода, бренчали бокалы. Лена хозяйничала, колдуя над новогодним угощением. В комнате работал телевизор. Который год герои Рязановской "Иронии судьбы" переживали одни и те же события и радовали этим всех жителей бывшего СССР. За окном не переставая, сыпал снег. В двери повернулся ключ, и Лена направилась навстречу долгожданному гостю. Хотя нет. Теперь уже не гостю. В дверях стоял бывший сосед, а теперь полноправный житель её ранее одинокой квартиры. Не долго думая, они решили, что не разумно платить за аренду двух квартир. И решили объединиться. От него пахло зимой. На волосах висели капельки от растаявшего снега.
- Выбрал самые большие,- неуверенно сказал он и открыл коробку. В ней, переливаясь на свету, лежали золотистые, ёлочные шары.
- Я бы лучше не нашла,- обрадовалась Лена и поцеловала его в щёку.

Дмитрий взялся за украшение ёлки. Через какое-то время к нему присоединились подошедшие гости.

Лена заканчивала накрывать на стол, когда раздался очередной звонок в дверь. Она поспешила открыть. В дверях стоял Глеб.
- Привет! Какая ты! - удивился он и потянулся поцеловать её, но она отстранилась.
- Я тебя не ждала, - растерянно произнесла она, а потом добавила: - я тебя не приглашала.
Из комнаты доносился смех и громкие голоса.
- А.… Так ты не одна, - тоном обиженного ребёнка произнёс Глеб.
- Не одна, - спокойно ответила Лена.
- Подружки?- спросил он.
- И не только, - пояснила Лена.
- А можно, - начал Глеб, но Лена его остановила.
- Нельзя, Глеб. Мне показалось, мы с тобой обо всём поговорили и поняли друг друга.
- Ты не задала мне последний, третий вопрос, - перебил он её, - но я знаю, о чём ты меня хотела спросить. Хотела спросить, люблю ли я тебя.
- Сам догадался?- спросила Лена.
- Нет, психолог помог. Кстати, рекомендую. Хороший психолог не нужен?
Лену рассмешило его предложение.
- Мне тоже психолог помог, только на последний вопрос ответ не требуется. Его вообще не следует задавать ни при каких обстоятельствах. Об этом либо знаешь, либо…. - она не закончила.
На своей талии она почувствовала руку Дмитрия.
- Почему в дверях стоим? - спросил он.
Глеб изменился в лице. Затем, обращаясь к Лене, спросил:
- Это кто?
Лена повернулась к Дмитрию:
- Дим, познакомься, это Глеб, я тебе о нём рассказывала, - а потом посмотрела на покрасневшего Глеба, - Глеб, это мой жених Дмитрий.
Дмитрий протянул руку для рукопожатия, но Глеб ответил не сразу. Потом, всё же собрался и, пожав в ответ руку Дмитрия, сказал:
- Рад за вас, - и добавил,- очень рад.
В прихожей повисла пауза. Глеб опять занервничал, переминаясь с ноги на ногу, вынул из кармана маленькую коробочку с туалетной водой и протянул Лене.
- Это тебе! С Новым годом!
Лена рассмеялась.
- Извини за наблюдение, Глеб, но эти духи ты мне даришь уже в третий раз.
- Ты не говорила, - растерянно попытался выйти из не ловкой ситуации он.
- Да, не говорила. Но, всё равно, спасибо!
- Я пойду. Меня тоже ждут.
Он пожелал им хорошей встречи Нового года и побежал вниз по ступенькам.
Дмитрий повернул Лену к себе и поцеловал.
- Идём, невеста, нас заждались.

7

Глеб вышел на улицу. На улице не было ни души. Одиноко шёл снег. Он сел в машину и набрал номер телефона своего личного психолога.
- Виталик, с наступающим тебя!
- Да, Глеб, и Вас тоже с наступающим! Как дела? - поинтересовался психолог.
- Дела? Да вот хотел избавиться от чувства вины.
- Получилось?
- Да уж. А теперь, Виталий, меня раздирает на части чувство зависти.
Он услышал ещё один входящий звонок на свой мобильный. Звонила дочь.
- Извини, Виталий, я тебе перезвоню, мне Настя звонит. Моё любимое чувство вины.
- Привет!- ответил на звонок Глеб.
- Привет! Как ты?- зазвенел в ответ детский голос.
- Как я? - он помолчал, а потом добавил.- Плохо.
- Что случилось?- насторожилась Настя.
Глеб проглотил подкатившийся к горлу комок и, собравшись, сказал:
- Я тебе когда-нибудь говорил, что люблю тебя?
- Нет, - растерянно ответила Настя.
- А почему ты не спрашивала?
- Да я и так знаю, что любишь. Пап, я тебя тоже очень люблю. Ты знаешь, а здесь Новый год почти никто не празднует. Мы с ребятами до сих пор Рождество отмечаем.
Она без остановок рассказывала о своём путешествии, а Глеб слушал и смахивал сбегающие по щекам слёзы.
- Ладно, Настюха, приедешь и расскажешь, а то и поговорить не о чем будет. Я тебя целую.
Он бросил на соседнее сидение телефон и опустил голову на руль.
Снег почти засыпал лобовое стекло. За окном Глеб услышал бой часов, который сменился канонадой, и в небе сначала повисли, а потом рассыпались разноцветные букеты фейерверка.

Наступил Новый год.

Ольга Анина
Фото: Thinkstock Images/fotolink