«Я очень люблю то время, когда начинаются эти розово-фиолетовые вечера. И очень жду этого времени. Когда февраль меняет март, прибавляя по несколько минут света утром и вечером. Когда воздух становится прозрачно-звенящим. Когда вдруг из ниоткуда появляются… надежды…»?

???????????

Я люблю надежды. Вернее то чувство космоса, которое они дают. Весенние надежды самые сумасшедшие и яркие, а еще самые наивные. Весна учит заново верить… всему… всем и забывать… все.

???????????

Я сижу в кофейне и стучу клавишами ноутбука письмо для него.?За прозрачной стеклом - витриной «дышит» дневной Сити.? Машины тянутся друг за другом по проспекту, а светофоры? играют с ними в 21: «идет,... беру, … еще,… себе». Кофе остыл, но это не важно: я иногда люблю холодный горький кофе. Неважно, ведь я пишу письмо для него.?Я иногда люблю писать? для него.

На секунду, застыв взглядом на желтом «жуке» в потоке, я потираю? висок и тянусь к сигарете. Вспоминаю, что бросила. Он не любит, когда я курю. Так, … иногда «соглашается»…

«Помнишь, жарко было?... :) Совсем дышать невозможно… «от чувств»…
Ты трубку курил, я сигареты… Чуть-чуть кисловатый привкус шампанского на дрожащих губах… ты еще все время повторял: «Тихо, солнышко»…?
Шоколад …
сквозняк…
секс…?

Я думала, этот вечер бесконечен - у меня все время звонил мобильный на разные голоса… Ты смеялся…»

Так случается, что каждую весну появляется что-то новое. И часто это «новое»?- всего лишь перешитое старое. Но весной часто наши глаза завязаны газовой лентой невесомости,?а легкие наполнены?гелием; мы парим над землей, каждый в силу своих грехов: кто насколько может подняться…

«СМС: «Сегодня ночью я попросил у Бога ангела, самого прекрасного, чтобы он разыскал тебя и поцеловал. Но ангел вернулся ко мне и сказал: «Я нашел твою девочку, но не смог выполнить просьбу, ведь ангелы не целуют ангелов». Мир застыл. Я прячу лицо в руках. Выдыхаю. А потом глажу экран дисплея как зачарованная и перечитываю, перечитываю… весь день…»

А ведь были и другие…смс и разговоры… Разные были.

Моя подача, его… В этой игре,?проверку? на прочность проходим не мы, а наша воля. Способен ли ты удержаться и не расплакаться, когда услышишь что-то в самом деле горькое??Это как?яд. Почти в одну секунду он прошибает тебя насквозь: от висков до кончиков пальцев. И стоишь такой беззащитный перед сказанным или прочитанным. И думаешь: «Сейчас я зажмурюсь, открою глаза и этого не станет. Все будет как раньше. Если бы я сейчас не позвонила или если бы я сейчас не прочитала…» ??

Телефоны – почтовые голуби современности. Все слишком просто. И даже время здесь ни причем.

«Принято новое сообщение».
«Ты же знаешь, что я дома сейчас. Ты же знаешь, что Она рядом. На хрена???!»
Сердце? словно раздавленный помидор, ненужное падает с небес на землю и кровоточит. Проглатываю. Не я одна такая, не только мне…
Сколькие еще также парили бы, если хоть на день-два позже, получили/отправили этот яд? Он бы высох, испарился, потерял концентрацию… всего лишь через день-два! А в это время были бы НАДЕЖДЫ…
- Алло
- Привет. Говорить можешь?
- Привет. С тобой всегда. – Вытягиваюсь на кресле, запрокидывая голову.
- Есть возможность увидеться сегодня вечером?
- И возможность, и желание. – Опять флиртую с ним… Это магия какая-то.

Сколько себе не запрещай, сколько не настраивайся, как только он звонит, все происходит совершенно иначе. А я ведь перед каждой встречей «проговариваю» и представляю, как буду говорить с ним холодно и загадочно; буду вся такая недоступная и ни в коем случае не буду… не буду… не буду…
Все по другому сценарию. По его сценарию.
- Тогда давай… Так, сейчас у нас сколько? Пять часов… Так… Давай в шесть?в «Гостиной».
Соглашаюсь.
Я не люблю «Гостиную». Да и в шесть ни то, ни се.
- Хорошо. Буду.
…Зачем?

«Ты состоишь из острого чувства страха, это то, что заставляет меня вновь и вновь идти тебе на уступки, и не менее острого влечения – это то, что заставляет меня плакать и сожалеть, из конфетного чувства радости, невероятным салютом бьющего по вискам…
Я мешаю этот коктейль сама, по ситуации определяя пропорции ингредиентов; и сама кусочком льда срываюсь вниз бокала, в эту самую мешанину: страха, желания, радости…»??
Я снова курю. Официант: «Еще кофе?» Киваю.
«Прошлая весна… Масленица…
…Холодный весенний воздух прошит насквозь едва солнечными лучами.
Сегодня у меня прямые волосы и яркая косынка. Мы идем с Бульдозером через Компрос в сторону площади, наперебой рассказывая все последние новости.?
Я знаю, что он где-то уже здесь. Дурацкие сообщения. Теперь все будет по-другому. Вчера было 8-е Марта… Было, а его не было…
Очень-очень-очень усталые глаза … «лживые, бегающие, прячущиеся»…
Мы говорим, вернее я… Шум, плохой коньяк, холодные толстые блины, сигареты…
Я повторяю про себя: «Я сильнее этого отвратительного чувства ненависти к этой дешевой ситуации, чувства разочарования в нем и просто шока и жалости к Ней»… Эмоций слишком много… очень… даже больше чем людей на площади перед дворцом; они ведь тоже хотели праздника и хорошего мяса, а получили толчею, водку в пластиковых стаканчиках, горелые жирные кусочки…
Грязь… на дорогах, в душе… ложь?
Молчим… вдвоем в машине на обочине дороги… я касаюсь его лба и волос, он закрывает глаза… время пропадает - мы смогли его остановить…

Потом будет пансионат – старый пионерский лагерь, детские кровати и трогательный умывальник в углу. Часы снова «потекут» как на картине Дали, без плоскости и пространства я буду считать свои звезды пальцами, перешагивая позвонки на его горячей спине.
…А ночью мы вернемся в реальность, пересылая остатки недопитых чувств на мобильных телефонах…»

Кто же придумал все это? Чей сценарий? Почему в этом сценарии я всего лишь безвольная кукла из старого как мир цирка Шапито?

Я сама знаю ответы на все эти вопросы… Я сама даю дергать за эти ниточки…

А еще весна и я надеюсь бросить писать ему эти дурацкие трогательные письма, которые он никогда не прочитает. Я надеюсь начать новую жизнь… Надеюсь стать самостоятельной, а еще быть счастливой с ним. По честному, не украдкой…

А еще это уже четвертая наша весна, когда я надеюсь на все это…

Но теперь все будет по-другому. И непременно повезет именно мне. И он, наконец-то, все решит. Со мной и с Ней. Я в это очень верю.

Я надеюсь.

Ну вот, самое теплое и сокровенное легко легло на бумагу, и стало просто и хорошо. И даже как-то легко. Банально, но это правда. Для таких состояний нет других слов, кроме тех, что уже когда-то кто-то сказал и написал. Но я и не гонюсь за оригинальностью. Зачем? Я хочу быть просто счастлива. Глупо, по-женски. И я скажу ему об этом вечером. И это будет в первый раз, без всех сложностей, без прикрас. Я в это очень верю.

Я надеюсь.

Колокольчик на двери кофейни звякнул и впустил со звуком улицы двух женщин. Ого! Чувствует она что-ли…?? Его жена Лена с подругой, разговаривая о чем-то на ходу, присели за столик наискосок от меня. Я уткнулась в ноутбук. Я скользила по строчкам только что написанного и никак не могла сфокусировать мысль на чем-либо.? Я поняла, что боюсь случайно встретиться с ней взглядом. Совесть… Врут женские романы и глянцы, что любовницы все наперечет бесстыжие. Не все… Есть такие вот совестливые дуры как я… например…

Когда я все-таки на нее посмотрела, моя недавняя легкость комом встала в горле. Губы зажили отдельно от меня и что-то зашептали, а может просто задергались. Я смотрела сквозь заволакивающую глаза пелену, на то, как она рассматривала меню, заботливо отодвинув от края стола свой округлившийся живот.
Голос из вне спросил: «Вам посчитать?»
«Чего считать?» – прошипела я пропавшим вдруг голосом – «месяцев семь»…
И все это время… и … ни слова…
Пальцы не слушаются, но я все же допишу. Вот так финал!.. Господи Боже!

«Я надеюсь.
Я надеюсь, что Ей очень повезет. Непременно. И будет все просто и хорошо. И Она будет счастлива… с Ним. Глупо, по-женски…. Я в это очень верю.
Я надеюсь…»

Говорю же, совестливая дура…

Наталья Заякина
Фото: Comstock Images/fotolink