Галя с досадой смотрела на уезжающую маршрутку. Следующая будет только через полчаса.
- Ну, когда она уже будет более внимательной, – думала она, переводя дыхание.
- Не переживай, мы успеваем, – спокойно сказала Маша, ее старшая сестра, видимо поняв ее состояние. А с противоположной стороны улицы все еще доносились причитания толстой тетки, торгующей прямо на тротуаре всякой зеленью. Именно ее кулек с яблоками Галя и задела, спеша к подходившей маршрутке. Хотя они с Машей собрали ей все яблоки и попросили прощения, она все еще не умолкала.
«Почему люди такие злые? – думала Галя, – ведь здесь не место для торговли. Тротуар очень узкий и утром так много людей, все спешат на этот перекресток к маршруткам».
Она посмотрела на Машу. Та стояла спокойная, но очень бледная и еле заметно шевелила губами.
«Читает молитву», – решила Галя
- И правильно делает. Бог с ней с торговкой. Перед богом мы не виновны. Тем более в такой день.
А день был действительно необычный. Они вместе с сестрой ехали к матушке Анне. Сегодня должно было решиться возьмут ли их послушницами в монастырь.
- Отче наш и … - про себя начала читать Галя, отсекая все светские мысли. И ей действительно стало намного спокойней. Она перестала обращать внимание на прохожих, многие из которых смотрели на двух молодых женщин стоящих на 30 градусной жаре в длинных черных юбках, в черных кофтах и с черными рюкзаками за плечами.
Чтение очередной молитвы оборвалось. Галины мысли начали путаться, она ощутила на себе чей-то пристальный взгляд. Маша тоже перестала шевелить губами и, не моргая, смотрела на проезжающую маршрутку.? Из окна переполненной маршрутки на них смотрел мужчина лет сорока. Его серые глаза показались Гале знакомыми, но она не могла вспомнить, где она их видела. Отъехав метров десять, маршрутка остановилась прямо на перекрестке, и через некоторое время из нее вышел, точнее, вылетел обладатель этих серых глаз и направился к ним. Это был высокий, красивый мужчина, с благородной сединой в волосах.
«Ему больше сорока пяти», – решила Галя.
Ей стало стыдно, что она так пристально его разглядывает, и она опустила глаза.
Машина ладонь больно сжала ее руку. В этот момент Галя вспомнила, где она видела этого мужчину.
- Да это же он, да именно он! Тот мужчина, из-за которого Маша проплакала столько ночей. Из-за которого, ей пришлось уволиться с любимой работы.
В памяти стали всплывать, как в калейдоскопе, отчетливые картинки десятилетней давности. Маша, стоящая на подоконнике в большой комнате и рыдающая мать вцепившаяся в ее ноги. Синее лицо отца, в палате для интенсивной терапии. И его трясущиеся руки, после того, как он узнал, что его доченьки, закончившие с красными дипломами по два престижных вуза, идут работать простыми разнорабочими на восстановление храма. Глаза отца Василия, после первой Машиной исповеди. Страх сжавший на долю секунды все ее существо сменился предчувствием, чего-то неотвратимого.
- Надо, что-то делать, – решила Галя, решительно подняв глаза на приближающегося ?мужчину.
- Что-то в нем все-таки есть, – мелькнула подлая мыслишка.
- Но он же был тогда женат, - ?взгляд скользнул по его правой руке. Тусклый блеск старого золота подтвердил, что ничего не изменилось.
- Маша, Машенька! – страх за сестру снова спутал Галины мысли. Она с тревогой повернула голову в ее сторону. В ее глазах она прочла мольбу о помощи. Резко рванув Машу к первой попавшейся проезжающей маршрутке и расталкивая прохожих, она буквально ввалилась, волоча за собой сестру, в открывшуюся дверь.
- Поехали, - ?крикнула Галя водителю, протягивая ему две гривны. Только сейчас она обратила внимание на блеск в Машиных глазах. Как давно она не видела этого блеска. Пять, десять да нет больше лет. Ей вспомнилось детство. Как они вдвоем с сестрой лазали по деревьям, чердакам и подвалам, играли с мальчишками в футбол, настольный теннис на столе который с досок во дворе сколотил их отец. Их пару никто тогда не мог обыграть во дворе. Да, что там во дворе, на всей улице. Она вспомнила маму, которая постоянно ругалась, держа в руках порванные платья. Они с сестрой любили только штаны, и по какой-то случайности платья почему-то все время рвались или пачкались так, что их невозможно было отстирать. Им, конечно, влетало от отца. Но он ругался как-то не искренне и никогда не подымал на них руку в отличие от матери. Он очень их любил, да и сейчас любит. У них с матерью долго не было детей, и только когда отцу исполнилось 45 лет, мать родила Машу, а через год и Галю. Только потом они узнали, что он очень хотел иметь сына, потом внука. Воспоминания детства сменились событиями недельной давности.
- Значит, мне не суждено увидеть внуков, а я так надеялся, – воскликнул их отец, после того как они с Машей сообщили о своем решении уйти в монастырь.
- Это ваше право, я думаю, вы знаете, что делаете, – уже совсем тихо сказал он, медленно опускаясь в свое любимое старое кресло.
Как противно было тогда на душе. Но они приняли это решение. А, что им оставалось. Маше уже 35 и только в вере она смогла найти успокоение души. А Галя всегда с сестрой. Лишь для того, чтобы поддержать Машу в трудное для нее время, она порвала все отношения с Сергеем и, бросив работу в редакции, ушла на стройку.
- Вера и только вера, спасет ваши заблудшие души, –? часто повторяла матушка Анна. Именно к ней они бросились после разговора с отцом и провели целые сутки в молитвах.
Какая-то сила оторвала Галю от ее мыслей и заставила взглянуть в заднее стекло маршрутки. Седеющий мужчина остановился и с какой-то непонятной надеждой смотрел в их сторону.
- Остановите маршрутку! – от Галиного крика шофер резко ударил по тормозам прямо на перекрестке. Ничего не говоря, Галя, буквально вдавив в кресло тучную пассажирку открыла дверцу и вытолкнула ничего не понимающую Машу.
- Поехали! – еще громче крикнула Галя, закрывая за сестрой двери маршрутки.
Возле рынка она спокойно, как ни в чем не бывало, вышла из маршрутки и села за столик уличного кафе.
- Пива, большой бокал темного пива, – сказала она подошедшему официанту. Как давно она его не пила. А как она его любит. Горький приятный вкус первого глотка расслабил ее, и она впервые за долгое время искренне улыбнулась, довольная собой.

- Смотри, как он потешно улыбается, – сказал Сергей, нежно обнимая Галю. - Я думаю, наш тоже будет таким славным, правда Галчонок?
- А если будет она, то, что буду уже не Галчонком? – с улыбкой сказала Галя, покачивая детскую коляску.
Скоро должна подойти Маша. Она после того, как получила новую должность, стала часто задерживаться на работе. Но это только радовало Галю, можно больше времени проводить со своим любимым племянником.
- Может лет через десять случай сведет его с отцом и все опять круто изменится? - ?подумала Галя, смотря в большие серые, не по детски умные, глаза малыша.

Галя Пернак
Фото: Photos.com/fotolink