- А у меня на даче яблоки гниют, - вздыхает Настя,═ лениво клацая по клавиатуре.
- А почему не собираешь? – равнодушно спрашиваю я.
- Куда?! Я уже и варенья наварила, и соков назакатывала… - она на пару минут замолкает и снова обращается ко мне:
- А тебе не нужны?
- Кто? – спрашиваю я.
- Яблоки. Антоновка. Варенье сваришь для сына.
Я пожимаю плечами.
- Поехали, а? – не унимается Настя. – Жалко.
- Поехали, - без энтузиазма соглашаюсь я.

В этом году═ в городе странная осень: некрасивая и скучная – залитая асфальтом, тщательно выметаемая дворниками, завешенная огромными рекламными щитами. За городом она совсем другая – яркая и шаловливая. Машина петляет по узким улочкам дачного поселка и, когда я начинаю думать, что мы никогда не выберемся из этого лабиринта, наконец, останавливается.
- Вот и приехали! – радуется Настя.
Я выхожу из машины и вдыхаю осень. Она пахнет поздними хризантемами, остатками флокс, опавшими листьями и, конечно, яблоками, которыми усыпан весь сад. Настя дает мне огромную корзину и, болтая без умолку, начинает собирать яблоки.
- Осень – не конец жизни, - щебечет она. – Вот я, например, осенью всегда влюбляюсь. А ты?
- Что я?
- Когда влюбляешься ты?
Я честно признаюсь, что никогда об этом не задумывалась.
- А зря! – не унимается Настя. – У каждого человека – свой сезон любви. Кто-то влюбляется летом, кто-то – зимой. Большинство, конечно, весной, но есть те, кто влюбляются исключительно осенью.
За Настиной болтовней, я не замечаю, как корзины наполнились. Мне совсем не хочется уезжать, и Настя это как-то чувствует:
- Хочешь, погуляй, а я в доме пока проверю.
Я сажусь на детские качели. Как давно мне не было так хорошо! Я растворяюсь в своем иллюзорном счастье, но в кармане начинает заливаться мобильник. Звонит Игорь.
- Да, - говорю я в трубку мурлыкающим голосом.
- Привет! Чем занята?
- На качельке качаюсь?
- Ты в парке с сыном?
- Не, на даче у знакомой.
- А что ты там делаешь?
- Яблоки собирала.
- Я тебя обожаю, - он смеется. – Ты прелесть!
- Я знаю, - почему-то вздыхаю я.
- Ты снова грустишь, мой маленький? – его голос переполнен нежностью.
- Нет. Мне хорошо.
- Я соскучился по тебе. Если бы ты знала, как я соскучился! Можно украсть тебя на следующей неделе?
- Ты приедешь?
- Да. Я хочу побыть с тобой хотя бы один день.
- Хорошо. Кради, - соглашаюсь я и вспоминаю нашу последнюю встречу.
Это было еще зимой. Я смогла наплевать на все и поехать к нему. С утра начался снегопад, трассу грозились закрыть, но рейсовый автобус все-таки выехал. На дороге то там, то здесь встречались аварии. Я смотрела в окно и плакала от ужаса: что я делаю?! Еду в чужой город, в котором не знаю никого, кроме Игоря. Но в нем тогда заключался для меня весь мир. Когда через три часа езды я вышла из автобуса, ветра не было, а снег валил огромными хлопьями. Я позвонила Игорю:
- Ты где?
- На противоположной стороне дороги - в машине, которая успела превратиться в сугроб – так долго я тебя жду.
Первый раз в жизни мне было страшно переходить дорогу. Я боялась не дойти до него. Он вышел из машины и смотрел на меня. Мне казалось, что я шла целую вечность и когда, наконец, он обнял меня, я разрыдалась от счастья…

- Малыш, ты меня слышишь? – голос Игоря вернул меня в осень.
- Конечно, - отвечаю я.
- Я устал жить без тебя.
Я хочу признаться ему в том, что больше его не люблю, но не могу. Наша любовь была такой неожиданной и яркой, что я сгорела в ней.
- Я буду ждать тебя, - вру я и почти верю собственной лжи…

Когда уходит любовь,
Что-то внутри умирает,
И не хватает слов,
И воздуха не хватает.
А сердце уже не болит,
И в высь к облакам не рвется….

Дальше строчки не складываются. Я вдыхаю осень еще раз и сажусь в машину. Мне не больно. Эта осень меня вылечила. Или убила. Мне до всего все равно. Меня больше не волнуют ни яблоки, ни Игорь, ни мои дурацкие стихи.

Ольга Насырова
Фото: Comstock Images/fotolink