Интересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статья
Добавить тему

Новый детектив

Над Грозным колдовала зима. С пронзительно-черного неба сыпалась снежная крупа, а свирепый ветер сердито бросал ее в лицо сидящему в засаде спецназовцу капитану Василию Лукичу Лощинскому. Вот уже третий час он старательно караулил вражеского снайпера. Из окна полуразрушенного дома, где засело его подразделение, была хорошо видна захваченная боевиками больница. До штурма оставался всего час. Василию очень захотелось курить, но обнаруживать себя он не имел права. От долгого неподвижного лежания у капитана затекли мышцы, а серо-пятнистая униформа, хоть и была зимней, ничуть не защищала от пронизывающего холода бетонного пола. Ничего не подозревающий чеченский снайпер курил. В приборе ночного видения Василий отчетливо видел его рослую фигуру. Вот снайпер бросил сигарету, рассыпав во тьме горсть искр. Он был явно уверен в своей безнаказанности. Василий машинально скосил глаза на тускло светящийся во тьме циферблат часов. Они показывали половину четвертого. Именно на это время был назначен штурм. И тут ожил динамик у него в ухе:
- Готов, Одинокий Бродяга? – раздался у Василия в ухе тихий хрипловатый голос полковника Александра Вершинина
- Готов, - одними губами выговорил Лощинский
- Тогда пошли.

Ответы (12) Ответить
  • Капитан жестом поманил за собой ребят, и штурм начался. Сначала прозвучал негромкий хлопок. Это выстрелил из винтореза снайпер группы Толик Сашко, одновременно, как по команде, спецназовцев сразу ожили рации. Закипел бой. Василий прыжком влетел в больничный холл, на ходу швыряя в охранников пару сюрикен. Они сразили чеченцев наповал. Скорее наверх? Там уже наверняка орудуют ребята из группы Вершинина. Его так все и звали Верхолаз. Спецназовцы его группы обычно проникали в захваченное здание через окна, применяя при этом альпснаряжение. Из темноты коридора на Лощинского вывернулся здоровенный боевик, весь обмотанный пулеметными лентами. В этом виде он смахивал на опереточного партизана. Удар ?лапой тигра?, и боевик падает в темный лестничный пролет, не успев даже охнуть. Где-то наверху шумели людские голоса, но капитан ничего не слышал. Что-то острое ударило его в живот, по ногам потекло что-то красное, липкое, но в горячке боя он этого не заметил. Добравшись до верхнего этажа, Василий встретился с Вершининиым. Штурм был завершен. Всех заложников удалось спасти. Александр крепко обнял Василия:
    - Жив, браток?
    - Кажется, - в голове у Лощинского вдруг начало все мутиться, и лицо Вершинина стало вдруг расплывчато-непонятным, - Все-таки схватил маслину, Сашок, - выговорил побелевшими губами Василий и рухнул на пол?
    Первым ощущением, которое почувствовал Василий после глубокого обморока, была боль. Он огляделся вокруг. Лощинский лежал в чистой больничной палате. Над головой тускло светило ночное освещение. Он принялся вспоминать? Штурм больницы в Грозном, улыбка Вершинина, кровь на форме. ?Я был ранен, и в пылу не заметил этого. Сашка молодец, всё-таки довез меня до госпиталя.

  • Реклама

  • Первым ощущением, которое почувствовал Василий после глубокого обморока, была боль. Он огляделся вокруг. Лощинский лежал в чистой больничной палате. Над головой тускло светило ночное освещение. Он принялся вспоминать Штурм больницы в Грозном, улыбка Вершинина, кровь на форме. ╚Я был ранен, и в пылу не заметил этого. Сашка молодец, всё-таки довез меня до госпиталя. Господи, в горле сухо, как после двадцатикилометрового пробега, даже губы слиплись╩ Василий попытался встать и дойти до умывальника, но ноги его не слушались, в голове все кружилось. Стиснув зубы, он опять откинулся на подушку. Скрипнула дверь, в палату вошла молоденькая сестричка в голубой хирургической робе и шапочке, смахивающей на купальную.
    - Тебе чего? √ грубовато буркнул капитан, явно стесняясь своего вида. Еще бы, небритый, с недельной щетиной и свежим шрамом на щеке (при штурме царапнуло осколком оконного стекла!) Лощинский выглядел далеко не франтом, но девушка на него не обиделась.
    - Чем я могу вам помочь? √ тихо спросила она, и голос у неё прозвучал необыкновенно мягко и участливо
    - Мне бы воды, сестричка, - прошептал Василий, - Пить хочу, аж в горле пересохло.
    - Вам еще нельзя, - строго ответила она и слегка нахмурилась, но тут же снова улыбнулась, - Если хотите, я принесу мокрую тряпочку, чтобы смочить губы.

  • Капитан кивнул головой. Девушка поправила на нем одеяло и вышла из палаты. Через пять минут она вернулась, неся в руке влажный бинт и шприц. Василий лежал тихо. В ушах стоял звон, казалось, что после ранения Василий не может пошевелить ни рукой, ни ногой. Молодая медсестра мягко провела ему по губам влажным бинтом, после чего Лощинский почувствовал себя легче.
    - Теперь я сделаю вам укол, чтобы вы смогли отдохнуть, - тихо продолжала девушка, склоняясь к плечу раненого капитана.
    Её лицо оказалось совсем близко к щеке Лощинского, и он успел отметить, какие у неё удивительные глаза: не синие и не зеленые, а какого-то особенного цвета между тем и другим. ╚Словно у неё в глазах отразилось море √ подумал Василий, но тут же спохватился, - Боже, что за чушь я несу! А может, мне наоборот недостает романтики? Наверное, старым становлюсь и сентиментальным. Интересно, как её зовут?╩ Пока девушка вводила лекарство в вену, капитан успел скосить глаза на карточку-бейджик, приколотую к её хирургическому костюму. На нем значилось: ╚Карина Белова, реанимационная сестра╩ ╚Значит, её зовут Карина!╩ √ подумал Василий, сладко зевая после укола, - ╚Право же, эта тихая спокойная сестричка (а их он за свою боевую жизнь повидал много) достойна такого необыкновенного имени╩.

  • На следующее утро в палату к Василию заглянул Александр Вершинин. Как всегда, он был весьма немногословен. Он кратко рассказал Лощинскому об окончании штурма, о возвращении их групп на самолете МЧС в Москву. Он говорил спокойно до тех пор, пока капитан не спросил его:
    - Ну, как там дома? Ты был у Дианы? Что она сказала? - тут полковник долго мялся, нервно комкая в руках носовой платок, - Ну что же ты молчишь? ? нетерпеливо дернул его Василий.
    - К сожалению, порадовать тебя нечем, - удрученно выговорил Саша и вновь озадаченно умолк. Ему предстояло сообщить другу неожиданную новость. ? Диана ушла от тебя.
    - Как? ? выговорил пересохшими губами Лощинский, но тут же у него в голове мелькнула одна спасительная мысль, и он ухватился за неё, как утопающий хватается за соломинку, - Слушай, может, она уехала на съемки куда-нибудь, и ты просто ошибся?
    - Нет, Вася, хотел бы, но не ошибаюсь. Она оставила тебе письмо. Вот, - и полковник вынул из кармана слегка помятый белый конверт
    - Дай сюда, - Лощинский грубо выхватил конверт из рук друга и вскрыл его. Письмо не было пространным, и содержало в себе следующие строки:
    ?Дорогой Василий! Когда ты будешь читать это письмо, я буду уже в самолете на пути в Италию. К сожалению, пока тебя не было, я совершила страшный дикий поступок: я влюбилась в другого человека, и он ответил мне взаимностью. Нет смысла называть его имя, теперь всё это уже не имеет значения. Пойми и прости меня, если сможешь. Прости и прощай. Диана?
    Дальше Василий плохо помнил, что произошло. Он скомкал письмо, швырнул его на пол и с воплем выскочил в больничный коридор, с треском срывая с себя повязки.

  • Лощинский был в такой ярости, что даже видавшие виды врачи госпиталя боялись подойти к нему, опасаясь попасть разгневанному капитану под горячую руку. В висках у Василия билась только одна мысль: скорее в аэропорт, узнать, каким рейсом улетела Диана и последовать за ней, помириться и всё объяснить, а возможно, начать строить семью заново. Вот если бы у них был ребенокЕго жена Диана была одной из лучших моделей агентства ╚Ренессанс╩, и Василий её обожал. И её уход был тяжелым ударом для него. Ругаясь на чем свет стоит, Василий выскочил на лестницу, тут вдруг почувствовал, как кто-то схватил его за руку. Он нетерпеливо вскинул голову. Перед ним стояла Карина. Она, словно чувствуя его беду, нежно и крепко обняла Василия. Ноги у капитана подкосились, он опустился на кафельный пол и заплакал в голос. Лощинский не помнил, как его увели в палату
    Когда капитан пришел в себя после успокаивающего укола, была ночь. В голове царила странная пустота, он плохо помнил, что произошло. Перед его мысленным взором до сих пор стояло бесстрастное лицо полковника Александра Вершинина, произносящего роковые слова: ╚Диана ушла от тебя!╩. В палате было темно, только из коридора через стеклянную дверь лился мягкий свет. Капитан с трудом встал, порылся под подушкой, вынул из пачки сигарету и решил выйти покурить на лестницу. В больничном коридоре, на своем посту сидела Карина. Она читала толстую книгу. Когда Василий проходил мимо неё, она подняла голову и улыбнулась ему. И от этой теплой искренней улыбки ему стало легче на душе.
    - Вас что-то беспокоит? √ тихо спросила она, глядя Василию прямо в глаза

  • - Сочувствую, - ответила она, - Вам пришлось нелегко. Может, вам сделать успокоительный укол?
    - Да нет, обойдусь как-нибудь, - Василий выпрямился, - Спокойного дежурства, госпожа Белова, - с этими словами капитан лихо козырнул, галантно поцеловал её руку, круто развернулся и ушел назад в палату. До утра Карина его не видела. А утром на дежурство заступила другая сестра Следующие два часа превратились для капитана Лощинского в сплошную боль. Болели раны, но еще больше страдала его душа
    Трясясь с набитыми сумками в переполненном трамвае, Карина думала о том, как такой красивый и воспитанный капитан обратил свое внимание на такую серую мышку, как она. А может, боль от предательства супруги побудила его искать утешительницу? Как только его душевная рана заживет, Василий оставит её и обратит свое внимание на длинноногих красоток, одетых во все новенькое, модное, у которых в жизни всё ╚о▓ кей╩, не то, что у неё.
    Сгибаясь под тяжестью сумок, набитых продуктами, Карина Белова с трудом поднялась по лестнице своего дома на четвертый этаж. На её звонки никто не открывал. Наконец, вышла заспанная соседка и сказала:
    - Звони, звони Твой-то опять вчера пришел домой пьяный, еще и дружков с собой привел, гуляли всю ночь. Пока ты вкалываешь в госпитале, он, знай себе, развлекается. Бросала б ты его, Каринка. Ты ж в госпитале работаешь. Там, небось, полно неженатых офицеров. Выбери себе мужика, выходи за него и будешь в шоколаде.

  • - Спасибо за совет, - холодно отозвалась Карина, - Но знаешь, что-то я пока не видела таких, которые были бы достойны моего внимания. √ Карина нашарила в сумочке ключи, вошла в квартиру и с грохотом захлопнула за собой дверь.
    В квартире, как всегда царил разгром и беспорядок. Пустые бутылки валялись, как попало на полу, удушливо пахло сигаретным дымом, а на полу в разорванной рубашке в обнимку с какой-то размалеванной девицей безмятежно спал Каринин муж, Сергей. Вне себя от гнева, Карина схватила его за плечо и начала трясти. Проснувшаяся девица взвизгнула с перепугу и пулей вылетела из комнаты. Наконец, Сергей проснулся:
    - Явилась? √ процедил он сквозь зубы, - Где ты была?
    - В госпитале, - ответила она, леденея от страха, ибо Сергей мог жестоко избить её. Алкоголь превращал его в дикого опасного зверя.
    - Твоя смена закончилась три часа назад, - продолжал между тем Сергей, садясь в продавленное кресло и закуривая, - Может, ты развлекалась с этим кареглазым капитаном?
    - Каким капитаном? √ с трудом выговорила Карина
    - Я был вчера в госпитале, - сказал Сергей, щурясь на струйки дыма, вырывавшиеся из его губ, - И видел, как этот здоровяк разогнал всех докторишек по углам. И только ты его кинулась утешать. Этот болван распустил нюни, а ты уже тут как тут.
    - Да, я ему помогла, - с вызовом проговорила Карина, откидывая тяжелую косу за спину, - Он такой же раненый, как все, лежащие в этом госпитале, и мой долг ухаживать за ним.
    - Ну, конечно, ведь ты у нас святая. Только запомни одно, моя дорогая. Если он позарится на тебя, или если я узнаю, что у тебя с ним роман, я прикончу и его и тебя. А это, чтобы лучше запомнила - Сергей подобрал с пола бутылку и швырнул ею в голову Карины. Вскрикнув от страха, она попыталась увернуться, но поздно. Тяжелая бутылка рассадила ей бровь. Вне себя от ужаса Карина выскочила из квартиры и помчалась обратно в госпиталь

  • Полчаса спустя Карина безудержно рыдала в кабинете главного врача Петра Антоновича Воронецкого. Этот старый и мудрый доктор давно знал о её проблемах, ведь к персоналу он относился так же, как к своим детям, ласково, но с должной долей строгости.
    - Я понимаю и сочувствую той ситуации, которая сложилась у тебя дома, - обратился Петр Антонович к Карине, сгорбившейся в большом кресле, - Плохо, что квартира записана на Сергея. Но я постараюсь пробить для тебя однокомнатную квартирку. А насчет угроз этого мерзавца не беспокойся. Он у меня и на пушечный выстрел к госпиталю не подойдет.
    - Спасибо вам, Петр Антонович, - тихо выговорила Карина, зябко кутаясь в вязаную шаль, лежащую у неё на плечах.
    - Ну а теперь идите, работайте и ни о чем не тужите. Бог даст, будет у вас свой угол, и все наладится. Идите.
    Карина поблагодарила главного врача и вышла. На лестничной площадке она увидела Лощинского, который курил, сидя на подоконнике. Увидя её, он улыбнулся:
    - Здравствуйте, Каринушка!
    - Здравствуйте, Василий Лукич, - тихо ответила девушка, отвечая на его рукопожатие, - Как вы себя чувствуете?
    - Вашими заботами, получше. Рана почти не беспокоит, вот только на душе гадко до сих пор. Это нескоро забудется, - вдруг Василий умолк и внимательно посмотрел на Карину, - У вас, я вижу, тоже не все гладко?
    - Да как вам сказать, Василий Лукич, - замялась девушка, но блестевшие в глазах слезы выдавали её с головой, - Всё так ужасно, - и Карина заплакала в голос, - Муж пьяный в обнимку с девицей Он пригрозил убить меня, если я уйду от него

  • Василий шагнул к девушке и крепко обнял её:
    - Ну же, не плачьте, - ласково сказал он, - Вытрите слезы. Поверьте, он их не стоит. Тот, кто поднял руку на женщину, не мужчина, а так себе- Карина смущенно улыбнулась сквозь непросохшие слезы, - Так-то лучше, - Лощинский легонько погладил девушку по голове
    - Спасибо вам, Василий Лукич за сочувствие, - Карина высморкалась в свой истерзанный носовой платок, - Понимание √ редкий дар, а вы такой мудрый, сильный, всепонимающий
    - Что делать, Каринушка, жизнь научила. Не знаю вот только, к худу или к добру. А сейчас извините, Бога ради, я должен побыть один. √ Василий почтительно поцеловал руку Карины и ушел вверх по лестнице в свое отделение. Он внезапно почувствовал, как в его груди что-то шевельнулось, что-то новое, незнакомое. Нет, он нисколько не влюблен, но почему же тогда у него пылают щеки, он страшно смущается, когда видит Карину. Почему? Этого Василий не знал и сам. Ответ на этот вопрос ему еще предстояло найти.
    Прошло две недели. Василия выписали из госпиталя. Он вернулся в свою странно опустевшую квартиру, забрал у соседки персидского кота по кличке Барс. Войдя в гостиную, Лощинский опустился в кресло, легонько поглаживая своего молчаливого друга и сказал:
    - Осиротели мы с тобой, Барсик. Твоя хозяйка бросила нас одних.
    Кот посмотрел в глаза капитана немигающим взглядом и жалобно мяукнул. Василий прижал его к себе:
    - Будем жить, приятель. Ты только потерпи немного. Бог даст, все наладится.
    Утро для капитана Лощинского началось с телефонного звонка. Проклиная того, кому не спалось с утра пораньше, Лощинский лениво взял трубку:
    - Лощинский.!
    - Вася, - пророкотал в трубку бас Вершинина, - Я нашел тебе работу.
    - Где?
    - В меховом салоне ╚Мадам Фур╩ на Павелецкой. Там нужен охранник. Будешь сидеть, охранять салон и во все глаза смотреть на красивых дам. Глядишь, и выберешь себе зазнобу.

  • - Сашка, я тебя за такие провокационные разговоры убью, - хохотнул в трубку Василий, - Слушай, если вечером свободен, заходи, буду рад.
    - Зайду. Словом, если не хочешь упустить, езжай на Кожевническую улицу. Как выйдешь из метро, иди направо от него и сам все найдешь. Начальника охраны зовут Руслан. Скажи, что тебя я прислал.
    - Слушай, Саша, я, конечно, благодарен тебе, но с чего это ты обо мне так печешься?
    - А ты забыл, как ты меня раненого тащил три километра на себе? На то и существует наше братство, чтобы выручать друг друга. Такое не забывается, Васяладно, я задерживаю тебя.
    - Да нет, я не спешу. Слушай, я хотел тебя спросить, только не хохочи и не пошли, а то я тебя знаю
    - Да не тяни ты, черт, - рокотнул в трубку бас Вершинина, - Ты вечно нальешь столько воды, что потом забываешь чего хотел спросить.
    - Словом, Сашок, чего можно подарить женщине?
    - Смотря какой, - раздумчиво ответил Вершинин. На какой-то момент он отодвинулся от трубки, и Василий понял, что Саша прикуривает сигарету. Этой привычке он научился у европейских ученых. (В свое время Александр получил в университете Сорбонны степень магистра филологических наук. Вот только зарубежный диплом никак ему не помог в получении престижной работы, и Александр был вынужден записаться контрактником и уехать в Чечню.) √ Тебе зачем? Неужели хочешь приударить за этой хорошенькой медсестричкой? Редкая девушка ╚Ом мани падме хум╩ драгоценный камень в цветке лотоса √ перевел он
    - Шел бы ты вместе с лотосом √ пробурчал озадаченный капитан, -Понимаешь, Сашка, я последний раз ухаживал за своей женой, но это было так давно, что я забыл, как это делать.

  • Круть зачиталась : ) Пора уже выходить ,а я читаю

  • Нереально примитивный стафф,
    как даблстафф мож и покатил бы, а так тока в кису с легонца насыпать. Брутальные о корифеях ( Пушкин, Толстой и пр.) запальцевали и гоните фуфло.
    Полюбасу админ мой брат.

Оставить комментарий
Внимание, перед отправкой своего сообщения ознакомьтесь
Форум: клуб woman.ru