Не успели утихнуть страсти по двум московским Неделям Моды, как жители столицы, с трепетом следящие за перипетиями модной индустрии в России, снова начеку. Не иначе, как кто-то, «отбившийся от коллектива» воду боломутит. И точно: дизайнерский дуэт NINA DONIS, не примкнувший в нынешнем сезоне ни к одной из Недель, свой автономный показ устраивает! Да не где-нибудь, а в Доме, где все пропитано волшебным духом театра. В Доме Киноактера. В театре.

Смелое решение дизайнерского дуэта Нины Неретиной и Дониса Пуписа проводить показ в театральном зале, кажется, никого из собравшихся не смущает. То и дело снующие туда-сюда фотографы все также беспристрастно проникают в самые потаенные уголки помещения, чтобы после предоставить своим редакциям фотографические доказательства того кто, где, как и с кем. Сегодня им несказанно повезло. Вон юморист, бессменная «Клара Захаровна» ОСП-Студии Павел Кабанов со спутницей. А вон - ведущая телепрограммы «Мода нон-стоп». А это, это кто? Неужто САМА?.. Так и есть! Вот радость-то! Эй, ты, очнись, ты кого снимаешь! Вон, смотри, сама Рената что-то Алене Долецкой на ушко шепчет! Бегом к ней!

В этой суете гости показа не замечают, как оказываются вовлеченными в некое действо. Ну, а как еще можно назвать то, что, приглядевшись, ты понимаешь, что сидишь прямо посреди сцены Дома Киноактера? А что там, за занавесом, - тайна за семью печатями. Страшно хочется заглянуть. Но – нельзя. Всему свое время.

Неожиданно, безо всяких объявлений и объяснений, синий бархат занавеса колышется, раздвигается и… взору зрителя предстает подиум, освещенный мощными софитами в лучших театральных традициях, уходящий вглубь зала. Зрительского зала.

Еще несколько секунд, пара ритмичных ударов - и Она на сцене. На подиуме. На СЦЕНЕ. Она – неизменное творение Нины и Дониса, результат долгой и кропотливой совместной работы. Она не меняется с годами, меняются ее наряды – в соответствии с модой, которую задает она сама.

На этот раз, мастеря себе одежду на осень 2006-го и зиму 2007-го годов, Она больше думает о внутреннем, чем о внешнем. Отсюда наряды – замысловатые, если не сказать вычурные, эклектичные, если не подумать аляповатые, почти весенние, если не представить летние.

Она ценит дружбу и верит в любовь: шифоновые платья-майки с рукавами-фонариками – самый «писк» девичьих посиделок и романтичных прогулок под луной. Она уверена, что люди делятся только на добрых и злых (как вариант: хороших и плохих), а не на белых, черных, голубых или розовых: в ее «коллекции» много вещей в стиле «унисекс». Она любит свою страну и искренне переживает за потерю чувства собственного достоинства у российского народа: ее юбки и кофты выкроены по старинным русским лекалам. Она верит, что можно изменить мир, и ходит на митинги с этой целью – в черных лосинах, с замысловатым платьем поверх, расшитым тесьмой и бахромой, с V - образным вырезом. Она, несмотря ни на что, уверена, что деньги не правят миром: свое платье – тельняшку из серо-синего материала она сшила сама и не стесняется об этом рассказывать. Она верит в силу личности: минимализм ее плиссированных плащей-пальто словно говорит: «Не суди меня по одежке!» Она не выбирает из двух зол меньшее, а стремится к совершенству: пусть клетчатое шерстяное платье будет коротким, но теплым. Она не считает, что искренность и честность – это проявления слабости: свою любовь к рюшам и оборкам она смело выставляет на всеобщее обозрение.

Помимо всего прочего, Она любит наряжаться и наивно полагает, что выглядит гламурно, если в ее костюме есть что-то золотое: а уж сколько «гламура», если все платье облечь в золото! Ей нравятся костюмы фигуристов семидесятых годов, правда, видоизмененные под влиянием рэперской культуры, которую она впитала в себя, как губка, прожив пару лет в Лондоне. Кстати, у столицы Туманного Альбиона она также переняла манеру ходить в шлепках – круглый год. У нее нет предрассудков. Она просто живет. Так, как хочет. Так, как может. Так, как может только Она.

Антонина Голубева