Собака Светланы Конеген написала книгу о бомонде

Эта маленькая лохматая нахалка в изящном ошейнике от Гуччи, воспитанница известной телеведущей и тусовщицы Светланы Конеген. В своей книжке «Собачья площадка» она протявкала такую голую правду о нашей светской жизни, что по праву заслужила титул самой горячей головы.

Дуся Конеген заразилась графоманией от своей хозяйки

- Ну и нагнала ты на всех страху. Даже в меру светский Александр Журбин сказал на презентации: «Я благодарен этой собаке за то, что не стал очередным ее героем: читал просто с замиранием сердца».

- А что вы хотите? Вы же лживые, циничные, безнравственные, нелепые и уродливые априори люди. Я честнее и добрее, чем вы все вместе взятые. Переучить вас мне вряд ли удастся, так хотя бы поставить в неловкое положение… А ведь изначально замысел был другим — героями моей «Энциклопедии светских кобелей и сук» должны были стать представители высокой культуры, которые по сути мне гораздо ближе. Но издатели говорят, что они на хер никому не нужны.

- Да уж, сегодня пишут все кому не лень.

- Чего греха таить, моя хозяйка с детства страдает графоманией, а это, как известно, хуже СПИДа и столь же безнадежно и неизлечимо. Рано или поздно она должна была заразить этим меня. Так что теперь мы лечимся одной и той же вакциной.

- Помогает?

- Да что вы! Графомания — это болезнь-наслаждение. Знаете, какие сильные чувства владели мною при рассказе о Янке Чернильнице, в прошлом владелице сочинского богоугодного заведения «Лазурная», а ныне дрессировщице крошечного бишон-фриза неопределенного пола и возраста по кличке Биланка? Да что там Янка! В моей книжке есть героиня не менее яркая — крикливая и чванливая шавка неизвестной породы по кличке Волочок. Помните ее свадьбу, ставшую воплощением российской мещанской мифологии, связанной с представлением о прекрасном? Или, например, знатный графоман, здоровенный бульдог Димка Бык. Когда он сидит в прямом эфире, создается впечатление, будто бы там, под столом, целомудренно прикрывающим его чресла, ширинка всегда расстегнута, и собачий член бесстыдно торчит наружу… Просто грех это не описать. Впрочем, и у него есть конкуренты. Хотя бы кобель породы бриар Федька, который так самозабвенно купается в лучах рекламной славы, что даже не задумывается, что с ним стрясется, когда ее естественный лимит закончится! Недаром поговаривают, что неуемное пристрастие Федьки к самым различным продуктам фармацевтики (далеко не всегда легальной) отбило у него не только последнее собачье чутье, но и способность шевелить извилинами своей огромной башки…

Три самые известные собачьи книги

  1. «Книга Милли» Спрингер-спаниель Буша-старшего о жизни в Белом доме.
  2. «Рассказывает Кони» Лабрадорша Владимира Путина на английском языке об отношениях с хозяином.
  3. «Собачья площадка» Йорк Дуся известной телеведущей Светланы Конеген о светской жизни Москвы.

- Но все они могут подать на тебя в суд…

- Все герои книги — собаки, поэтому, если кому-то захочется идентифицировать себя с той или иной жучкой, ради бога. Цирка в таком судебном процессе будет предостаточно.

- Светской тусовке досталось по самое не могу, но нечестно делать исключения — свою хозяйку ты обошла стороной…

- Ее трогать невыгодно. Она девушка сволочная, от нее чего угодно ждать можно.

- Почему же про политиков ничего не написала?

- Наша политика настолько обезличена, что народ срывает раздражение исключительно на представителях шоу-бизнеса. Конечно, я регулярно бываю в Госдуме, провожу совещания, серьезно занимаюсь политическим консалтингом. У меня со всеми хорошие отношения, кроме Алексея Митрофанова: он меня панически боится. Иногда в ресторане орет: «Светка, убери Дусю, она ко мне в штаны лезет». Вот ведь правда, чем больше кобель… простите, мужик, тем больше у него проблем психологических. А вот светскую тусовку мое присутствие, бесспорно, облагораживает.

- Если ты отождествляешь себя с людьми, то твоя хозяйка…

- Она уверена, что я провоцирую в ней какое-то человеческое начало. Без меня она бы только и лаяла на окружающих. Да ладно врать. Не похожа она на собаку. Ну, экстравагантна бывает иногда, не больше… Мы все-таки с ней лучше знаем друг друга. Уверяю вас, из нас двоих больше на человека похожа именно я. Для нее нагадить на чужой лестничный коврик — одно удовольствие. Каждую субботу ходит исповедоваться и просит батюшку ее от этого избавить. Батюшка говорит: «Бесовщина!» Результат вы можете видеть по нашей изрезанной входной двери.