Кому помогать? Детям или взрослым?

Благотворительный Фонд помощи взрослым «Живой», отметивший недавно свою годовщину, развивает не самое популярное в России направление благотворительной деятельности – помогает взрослым людям с тяжелыми заболеваниями.

1 из 1

У кого больше шансов на отклик со стороны аудитории, неравнодушной к теме благотворительности, - у ребенка или взрослого? Казалось бы, ответ очевиден: возраст в этом случае не должен играть какой-либо роли. Но на деле, как откровенно признают руководители российских благотворительных фондов, все не совсем так. «Взрослым меньше помогают, чем детям, - утверждают в фонде «Помоги.Орг». - Когда потенциальный «донор» видит фотографию ребенка, у него внутри рождается чувство умиления, которого фотография взрослого чаще всего не вызывает». Умиление, жалость, сочувствие и, в конечном итоге, конкретная материальная помощь – на все это может рассчитывать скорее голубоглазый очаровательный малыш, чем более или менее потрепанный жизнью человек «за» (30, 40 и т.д.). Не удивительно: ведь благотворительность для большинства россиян пока – вопрос прежде всего эмоций, а не рассудка.

Помогать детям «оправданно» - они беспомощны и милы, у них впереди непочатая жизнь, и они, в конце концов, абсолютно безвинны. А люди взрослые вызывают у окружающих не самые однозначные эмоции (ни ангелов, ни херувимов среди них не встречается) – и всегда массу вопросов. Неужели взрослый человек не в состоянии о себе позаботиться? А стоит ли ему помогать, может быть, он «заслужил» то несчастье, которое на него обрушилось? И вообще, он уже многое повидал, успел пожить в свое удовольствие… Вот и получается, что благотворительность в России имеет в общем и целом «детское» выражение лица. Между тем взрослых, нуждающихся в помощи – в деньгах на лечение, в заботе, в моральной поддержке, – вокруг нас очень много. Именно на «взрослой» теме специализируется отметивший недавно свою первую годовщину благотворительный фонд «Живой». У фонда пять учредителей (4 физических лица и одно юридическое), среди них директор благотворительного фонда «Детские сердца» Екатерина Бермант и председатель фонда «Здесь и сейчас» Татьяна Тульчинская. По словам руководителя фонда Татьяны Константиновой, идея организовать подобный фонд возникла у учредителей в тот момент, когда количество обращений за помощью в детские фонды от взрослых людей достигло «критической массы». Стало ясно, что взрослым в нашей стране не помогает никто, и эту ситуацию нужно менять. Сама Татьяна, прежде чем получить предложение возглавить новый фонд, участвовала в благотворительной деятельности как волонтер.

«Живой» оказывает помощь людям от 18 до 60 лет с различными болезнями, от ортопедических заболеваний до онкологии. Но при этом все подопечные фонда – люди с тяжелыми степенями заболеваний, когда возникает опасность для жизни, социальной адаптации и работоспособности. Это могут быть и по-настоящему сильные, сложившиеся личности, которым, тем не менее, необходима помощь окружающих. Потому что человек не может быть настолько сильным, чтобы ни в ком не нуждаться. А если и может – то только до тех пор, пока здоров. Болезнь способна из любого «выкачать» и силы, и деньги. И 40-летнего бизнесмена, нуждающегося в постоянном дорогостоящем лечении за рубежом, болезнь превращает в «ребенка», который заглядывает в глаза окружающим: кто может и, главное, хочет помочь? Желание помогать – на самом деле самое главное. Потому что возможность сделать это есть практически у каждого. Распространенная ошибка: думать, что, раз вы не можете пожертвовать тысячу рублей, нет смысла отдавать и сто. Старая поговорка остается верной: с миру по нитке. Суммы, способные продлить чью-то конкретную жизнь, зачастую складываются именно из тех денежных перечислений, которые кому-то кажутся недостойным, слишком мелким вкладом в общее дело. За всё время существования проекта, фонд «Живой» оказал помощь на сумму свыше 7 000 000 рублей. Некоторым нуждающимся фонд помогает постоянно – нередки случаи, когда человеку требуется повторное лечение, или ему необходимо периодически принимать дорогие лекарства.

Учредители «Живого» верят в то, что им удастся достучаться до потенциальных благотворителей и доноров и сделать их отношение к благотворительности чуть менее эмоциональным и поверхностным и чуть более рассудочным. Чтобы люди не просто шли на поводу у своих чувств, но и пытались поставить себя на место обратившегося в фонд взрослого человека, узнавшего, что у него тяжелая болезнь. С которой надо бороться всеми силами и средствами. А своих может и не хватить. Нельзя забывать: болезни абсолютно безразлично, сколько человеку лет – 5 или 35. Она ни с кем не советуется.

Зачем помогать? Это каждый решает для себя сам. Но стоит только попробовать, не особо задумываясь о целях, - как вы поймете, в чем на самом деле смысл ваших действий. С этого момента ваша жизнь неуловимо меняется, вы выходите за собственные пределы и можете уже без особого стыда (хотя, разумеется, с такой же, как и прежде, горечью) думать и говорить о людях, которым повезло куда меньше, чем вам. А ведь раньше вы боялись слишком пристально вглядываться в их лица и читать их имена…

В жизни каждого из нас, наверное, были моменты полного отчаяния, когда глаза застилает черная пелена, и тебе кажется - нет, ты даже уверен, - что никто не поможет. Цель благотворительного фонда «Живой» - не помочь всем на свете (это просто невозможно), но сделать так, чтобы отчаяния в нашей жизни стало хоть немного меньше, утверждает его руководитель Татьяна Константинова. Внести свою лепту в это дело может каждый из нас.