...
В СМИ появилась информация, будто в пропаже более 21 млн. рублей, собранных на лечение Жанны Фриске, виновата ее мама, Ольга Владимировна
1 из 15

26 апреля российские СМИ облетела многозначительная запись адвоката Александра Добровинского на Facebook. Юрист написал в социальной сети короткий пост, который вызвал очень бурную реакцию у интернет-пользователей и журналистов.

«В ближайшие часы информагентства опубликуют данные о том, кто все-таки «увел» 20 млн рублей, предназначенных для лечения Жанны Фриске. Напомню, что деньги фонда исчезли со счета за несколько недель до смерти бедной Жанны. А вот понесут ли эти негодяи наказание — не знаю...» — заявил мужчина. И вечером того же дня, действительно, появилась информация, что деньгами скончавшейся летом прошлого года артистки распоряжалась ее мама, Ольга Владимировна.

Фанаты, узнав эту новость, были шокированы: неужели мать могла собственноручно лишить любимую дочку средств на лечение? Представители Фриске не заставили себя ждать и незамедлительно прокомментировали слухи.

«Существует адвокатская этика и закрытая следственная информация. Если господин Добровинский перечитывал адвокатскую этику, то он должен публично сказать, откуда у него эта информация. Кто ему раскрыл тайну следствия?» — в разговоре с корреспондентом журнала StarHit заявил близкий к семье источник. Добровинский пока что не ответил на этот вопрос. Более того, он удалил скандальный пост, вызвавший столько споров.

Напомним, что ранее, когда «Русфонд» предъявил обвинение родным и близким певицы в хищении средств, отец покойной артистки заявил, что за все произведенные им и его женой траты готов отчитаться.

Остальная же часть собранных фанатами средств, по словам Владимира Борисовича, находилась в распоряжении Дмитрия Шепелева. 32-летний телеведущий, в свою очередь, отметил, что все документы и чеки, свидетельствующие, что он платил за лечение Жанны, у него имеются, а куда пропала большая часть лежавшей на карточке исполнительницы суммы — для него загадка.

Словом, истинная судьба «миллионов Фриске» по-прежнему не ясна. Разбирательства продолжаются.