«Я очень устал. Я только что закончил фильм, а это полтора года тяжелейшего труда», – так описал свое состояние режиссер Филипп Янковский, завершивший работу над своим самым серьезным фильмом, арт-нуаровской драмой «Каменная башка» с Николаем Валуевым в главной роли. О том, как боксер Валуев стал Валуевым-актером, – в интервью режиссера журналу «Собака.ru».

Филипп Янковский
Режиссура – это немножко шаманство

Николай Валуев на главную роль планировался изначально. Но так как он боксер, то главным для меня было понять, присутствует ли в нем органика, необходимая для кино. Мы встретились втроем: продюсер Сельянов, Валуев и я. Сценарий тогда был всего на нескольких страницах – история боксера Егора Головина, Каменной башки. В процессе общения я понял, что Коля – именно то что нужно и что я смогу эту картину сделать Дальше сценарий писался уже под данные Валуева. Коля играет в картине не потому, что он боксер, а потому, что он очень фактурный. И ничего общего между биографией Валуева и главного героя нет. Но в этом герое, как и в Коле, внешность совершенно не совпадает с внутренним содержанием.

А какой он – Николай Валуев?

Он замечательный... Такой большой, что слово «парень» к нему даже не применимо. Внутренне он полная противоположность тому образу, который делает из него спорт. В мире спорта его называют «русским медведем». Конечно, если его не знать, он вызывает подобные ассоциации: (Филипп широко разводит руки) здоровый человек, боксер. Но в душе он добрый, ранимый, очень приятный собеседник, шутит смешно и к себе относится с иронией. А какой он актер, пусть решает зритель. От себя могу добавить, что он очень способный и трудолюбивый человек. Работа над ролью – это плод тяжелого труда, особенно работа над главной ролью. Это нелегко и для профессиональных актеров, что уж говорить о человеке вообще из другой сферы деятельности. Но могу сказать, что я получил удовольствие от работы с ним. И то, что мы сделали, уверен, должно выстрелить.

В анонсах жанр фильма определяют в лучшем случае как «спортивную драму», нередко как «боевик». А на самом деле какой жанр у этой картины?

«Каменная башка» – это арт-нуар, многослойная зрелищная драма. Зрители должны понимать, что идут не на фильм про бокс (надеюсь, прокатчики правильно позиционируют фильм). Основная моя задача в этой картине – через героев, через сюжет пробиться к состраданию, и если не заглянуть в душу зрителя – это слишком громко сказано, – то хотя бы немного оголить ее. Чтобы зритель, видя перипетии, происходящие с героем, сострадал ему. Эта картина, помимо всего прочего, о том, как все используют друг друга. А главный герой, со временем понимая это, прощает предавших его людей и жертвует собой ради другого человека. У этого героя очень большая духовная подоплека. Недавно были пробные просмотры. Женщины рыдали. Кто-то даже спросил, на женскую ли аудиторию рассчитана картина. Я удивился, потому что когда снимал фильм, даже и не думал о половой принадлежности. Это же не «Секс в большом городе» (смеется). Эту картину я делал для всех. И это мой самый серьезный фильм. А вы, когда пойдете в кино, не забудьте взять носовой платок – обрыдаетесь. Фильм вызывает сопереживание.

 Филипп Янковский
В «Каменной башке» внешность героя совершенно не совпадает с внутренним содержанием

Вы помогали Валуеву на съемках?

В картине есть один очень важный момент – переход от состояния замкнутости и потерянности к пробуждению, оживлению, возвращению к самому себе. Я понимал, что этот переход будет сложным для Коли. Тем более кино снимается не по порядку. Поэтому вместе с педагогом из Петербурга Кириллом Датешидзе мы окружили Николая заботой и любовью. Когда я был занят другими сценами или другими актерами, он исполнял роль связующего между мной и Колей. А главное, он помогал держать Валуева в ритме. Ведь самое сложное для людей, которые попадают в кино, – верно распределить себя на съемочный день. Потому что в кино, к примеру, съемка начинается в восемь, затем два часа перерыв, потом опять съемка, затем перестановка, обед – в итоге можно устать и расплескать чувства. Актеры это знают, поэтому и придерживают себя. Я понимал, что у Коли так не получится, просто потому что он этим никогда не занимался. Но вот с помощью Кирилла, который не отходил от Валуева ни на шаг, удалось удержать его в ритме. Потом настал такой момент, когда я пришел на съемочную площадку и увидел уже не Валуева, а Егора Головина. Валуев через какое-то время вжился в образ, стал Егором.

В день нашей беседы открывался кинофестиваль в Выборге: картина «Каменная башка» – в конкурсной программе. Зашел разговор о фестивалях и фестивальном кино.

У многих фестивальных фильмов странная судьба (с сарказмом). Их возносят до небес, критики писают кипятком, а в прокате они собирают три копейки, и на выходе получается, что люди не хотят их смотреть. Вопрос: хорошо ли это? Фильмы делают художники, а продают коммерсанты. И коммерсантам важно, чтобы что-то звенело, взрывалось, показали грудь, попу, стошнило кого-то, фаллоимитаторами подрались. Тогда это привлекает попкорновую публику. А от серьезных фильмов мы отвыкли. Я когда был на премьере «12», заметил, что люди стесняются своих эмоций. Они привыкли, чтобы их тупо развлекали. Слезы, чувства есть, а они их стесняются. Но если хочешь показать свои чувства, плачь, ты же в темноте, никто тебя не видит, никто не кинет в тебя камень, стрелу не пустит. Русскому зрителю необходимы картины, которые что-то делают с душой, теребят ее в разные стороны. И если картина дает выплеск эмоций, значит, ты молодец.

А если просто кино, от которого весело, значит, не молодец?

Люди не совсем понимают, что они смотрят (Филипп сочувственно улыбается). Режиссура – это немножко шаманство, а люди буквально все воспринимают. Есть две такие профессии – футбольный тренер и кинорежиссер. У каждого есть свое мнение по поводу поведения этих людей. Нет человека, который не знает, кого в состав нужно поставить, как надо играть «Зениту» или сборной России. Любого останови, и он скажет. Хотя сам не может ничего в этом смысле ни показать, ни даже сказать, но мнение есть. То же в кино – это такая мировая тенденция.

Текст: Татьяна Гиль
Фото: Павел Самохвалов