Правитель России и женских сердец

Много ли вы знаете об Александре Васильевиче Колчаке? Адмирал царского флота, один из главарей белогвардейской контрреволюции, ставленник Антанты - скажете вы и, безусловно, в какой-то степени будете правы. Хотя, наверное, вряд ли можно одной только этой строкой охарактеризовать одновременно столь богатую на события и в то же время столь сложную жизнь этого человека.

Нужно сказать, что еще будучи только выпускником Морского корпуса, он уже обращал на себя внимание женского пола не только какой-то своей особенной внутренней красотой, но и подчеркивающими ее внешними атрибутами - черным с золотом мундиром и холеными усами. А чего стоили его необыкновенные рассказы о непокоренных землях, ступить на которые он мог только мечтать…

Кстати, мечты этого человека часто имели обыкновение сбываться. Так, случай предоставил ему возможность побывать участником экспедиции в поисках знаменитой земли Санникова. Чего только ни пришлось вытерпеть молоденькому лейтенантику Колчаку в этой экспедиции - спать в сыром мешке на снегу, постоянно ощущать дикий холод и голод. От цинги он потерял чуть ли не половину своих великолепных зубов, от круглосуточного сияния солнца стали нестерпимо болеть глаза, суставы уродливо распухли, постоянно душил тяжелый кашель. Но это, по его мнению, было ничто по сравнению с потерей большинства его товарищей в ледяной пустыне Арктики.

Интересно, что именно в это время Колчак стал семейным человеком. После трехлетнего пребывания в Полюсе холода начальник экспедиции Александр Васильевич Колчак возвращался в село Казачье, что на реке Яна. И первое, что он услышал, так это весточку о том, что к нему приехала какая-то барышня, причем из самого Петербурга!

Барышней оказалась Соня Омирова - выпускница Смольного института благородных девиц, с которой он до того, как попасть в экспедицию, проводил большую часть своего свободного времени и которую очень уважал за то, что барышня знает пять языков и преподает (то есть сама зарабатывает себе на жизнь). Для Колчака было совершенно невероятно, что эта нежная барышня проделала тысячи верст на кораблях, лошадях, собаках, оленях, чтобы встретить его, полуживого, с надорванным здоровьем.

Не сделать предложение девушке, которой, как оказалось, он нужен не только в здравии, но и в болезни, он просто не мог. И 5 марта 1904 года молодые обвенчались. А вскоре вновь разъехались в разные стороны. Софья - в Петербург, а Александр - на русско-японскую войну, в Порт-Артур. Соединив однажды, судьба изредка сводила их, чтобы затем опять надолго развести.

Именно поэтому Колчак практически не знал своих детей. Первая девочка родилась (и вскоре скончалась), когда ее отец воевал с японцами; сын Ростислав появился в то время, когда Александру Васильевичу предстояло отправиться в очередную экспедицию; дочь Маргарита (скончавшаяся через два года после рождения) тоже не была обласкана вниманием отца - он в это время во всю был занят подготовкой к войне с Германией.

Но, видимо, Соня по-настоящему любила мужа, поскольку не роптала на такое положение дел. Она знала, за кого выходила замуж, и точка. Именно поэтому все ее письма начинались с нежных слов обращения: "Дорогой мой Сашенька!" и заканчивались: "Любящая тебя Соня". Даже тогда, когда Колчак безнадежно потерял голову от другой женщины - Анны Тимиревой, Соня сделала вид, что ничего не замечает. Эта сильная и мужественная женщина нашла в себе силы, чтобы как ни в чем не бывало общаться с молоденькой и такой прехорошенькой Анной.

Соня тогда не знала, что между Анной и ее мужем ровным счетом ничего пока еще не было. Ведь для русского офицера Колчака любая измена, в том числе и супружеская, казалась делом совершенно немыслимым. Да, между Анной и Александром состоялось объяснение в любви, но не более того. Несмотря на то, что после назначения в Севастополь Колчак стал писать нежные письма не только жене, но и Анне…

К 1916-му году Александр Колчак сделал себе просто головокружительную карьеру - от простого лейтенанта до вице-адмирала, командующего Черноморским флотом. Но уже в 1917-м в большевистских газетах Колчака поливали всякой грязью: писали, что якобы он вовсе и не участвовал ни в каких боях и не был грозой германским кораблям; что адмирала он получил, танцуя на царских балах; что обогатился он на этой войне невозможно как. В итоге черноморские матросы милосердно предложили своим офицерам, в том числе и Колчаку, сдать оружие (балтийские же просто расстреляли своих командиров).

Колчак был серьезно раздосадован тем, что в Петрограде в борьбе за власть Керенский и большевики совершенно забыли о войне с внешним врагом. Поняв, что Россия вроде как не собирается воевать со страшным врагом - Германией, Колчак "записался" в английскую армию, которая от войны не отказывалась. Но каково же было его удивление, когда Александр Васильевич осознал, что Британия ждет от него иных подвигов, а именно - возглавить "белое движение", чтобы покончить с большевиками.

В то время, когда жена Соня ожидала мужа в Севастополе, прячась под чужой фамилией то от большевиков, то от немцев, к Колчаку в Китай, куда он был отправлен союзнической армией, приехала его Анна. Александр Васильевич был настолько рад этой встрече, что на какое-то время перестал тревожиться о жене, России, флоте… Страсть к этой женщине полностью поглотила его.

В 1918-м году белогвардейская армия Колчака захватила Сибирь, Урал и дошла до Волги. Причем, народ встречал его криками: "Спаситель наш, Александр Васильевич". И как знать, кем сейчас для нас был бы Колчак, если бы, помимо военного дела, в котором он был докой, он еще что-то понимал бы в политике. Увы, такого таланта у него не было. Может быть, поэтому с ним и случилось то, что случилось. В ночь на 7 февраля 1920 года Колчак, дослужившись до Верховного Правителя России, был расстрелян, а его тело сброшено в прорубь.

Что до его любимых женщин, то Анна в период ареста Александра Васильевича "самоарестовалась" и все это время находилась с ним в соседней камере. В Советской России ее несколько раз сажали с формулировкой "обвиняется во враждебных настроениях к советской власти, поскольку в прошлом являлась любовницей Колчака". Соню спасли от гибели англичане, именно благодаря им она вместе с сыном перебралась в небольшой городок во Франции и до последних дней тревожилась за жизнь сына Ростислава и его семьи. Ей казалось, что длинные руки большевиков достанут их и здесь.