Сила, покоренная слабостью

Когда Ивана Поддубного однажды спросили: "Есть ли на земле кто-нибудь, кто вас может одолеть?" он неожиданно ответил: "Есть. Бабы! Они всю жизнь меня, дурака, с пути-дорожки сбивали". Хотя если честно, то, наверное, именно "бабам", встретившимся на пути Поддубного, нужно сказать отдельное спасибо. Ведь если бы не они, может, и не знали бы мы никакого Ивана Поддубного.

Нужно сказать, что если родственники Ивана по материнской линии славились своим здоровьем и долголетием, то по отцовской - богатырской силушкой. Отец Ивана мог запросто остановить бричку, едва взявшись за ее колесо, да что там, быка мог за рог пригнуть к земле! Однако жили Поддубные очень бедно, и когда по этой причине за Ивана не отдали его любимую девушку, он осерчал и уехал из родного села Красеновка в Севастополь, где устроился в порт (вот где пригодились его недюжинные способности) грузчиком.

Только таскать на своей спине многопудовые мешки пришлось ему не так уж и долго. Зайдя из любопытства в цирк и увидев в нем, кроме всего того, чем обычно привлекают публику, гимнастку, безбоязненно расхаживающую высоко над ареной по канату, молодой грузчик влюбился в нее. А чтобы быть поближе к своей любимой, Иван ушел из порта и устроился в цирк кидать гири. Он даже всерьез собрался жениться на этой "девке" (несмотря на весомую разницу в возрасте: ей - под сорок, ему - двадцать семь), да только вот сбежала она в скорости с каким-то купчиком. Не повезло Ивану с любовью и на этот раз.

Хотел было Иван уйти из цирка, да администрация сильно уговаривала остаться. Еще бы, ведь публика в буквальном смысле слова ломилась посмотреть на подвиги Поддубного. А удивляться действительно было чему. То он на вытянутой руке удерживал трех гимнастов, то на плечах держал телеграфный столб с несколькими людьми. Но главным номером его программы была, конечно же, борьба "на кушаках", где дольше пяти минут перед Поддубным никто из борцов устоять не мог.

Так к тридцатилетнему Ивану пришла признательность публики, благосостояние и очередная любовь. Когда гимнастка Маша попросила Ивана снять ее с трапеции и оказалось, что эта девушка, выделывающая чудеса в воздухе, едва достает Ивану до подмышек (заметим, что в Поддубном по тем временам было слишком много сантиметров - целых 185), он воспылал к ней самыми сильными чувствами. И с этого момента каждый вечер неизменно провожал ее домой, по большей части отмалчиваясь и смущенно накручивая свой рыжий ус. Однако и на этот раз с любовью Ивану не повезло - на очередных гастролях Маша разбилась.

Убитый горем Поддубный решает навсегда покончить с цирком и отправляется в Петербург, в столичное Атлетическое общество, приглашение от которого было получено в самый момент развития отношений с Машей и посему поначалу не было уделено ему должного внимания. Дело в том, что Общество получило приглашение участвовать в чемпионате по французской борьбе, а достойных кандидатов, кроме Поддубного, о котором гремела слава по всей Руси, не нашлось.

Сразу же по прибытии в Петербург для Поддубного начинается новая жизнь: сплошные тренировки и знакомство с французским языком. А затем следует и сам Париж, где на протяжении одиннадцати вечеров русский Иван легко укладывает соперников на обе лопатки. Казалось, что статус чемпиона уже в кармане у русского силача, однако на ринг вышел француз, обмазанный маслом, и выиграл это последнее сражение. Поддубный не скрывал своего негодования, ведь в перерывах он обращал внимание судей на то, что его противник играет не по правилам.

Уже после сражения Поддубному понятно объяснили, что на чемпионатах мира честного судейства не бывает. А тем, кто начинают качать права, предоставляют возможность побороться с соперником, больным фурункулезом или заражением крови. Совет "лучше принимать все как есть" Поддубный выслушал, но про себя все же решил уже в самое ближайшее время одержать победу над коварными французами.

Следующий чемпионат проводился в Петербурге, а финансировали его опять-таки французы, надеявшиеся оставить за собой все имеющиеся призы. Понимая, что трюк с маслом повториться уже не может, французы сначала пытались вымотать Поддубного затяжной схваткой, а затем, когда Иван играючи положил соперника на обе лопатки, тот выкрикнул судьям, что не желает продолжать схватку. И получилось, что Поддубный вроде и не победил хитрого француза. Зато на другой день уже ученый Иван уложил своего соперника-француза на обе лопатки прежде, чем тот успел опомниться и что-то выкрикнуть судьям. Более того, заметив непонятную суету среди судей, он, подняв руку, пробасил на весь зал: "В афишах заявлено, что победителя ожидает сумма в 5 тысяч рублей и чемпионская ленточка". Интриги французов рассыпались в пух и прах.

В сорок лет шестикратный победитель мирового чемпионата, обладатель уникального титула "Чемпион чемпионов" в очередной раз влюбился, да так, что окончательно решил уйти из спорта. На сей раз предметом его обожания была довольно дородная ("существенная", по словам Ивана) женщина - Антонина Николаевна Квитко. Сыграв на широкую ногу свадьбу, молодожены поселились в родном селе Поддубного, в Красеновке. Да не в какой-нибудь завалившейся избенке, а настоящей усадьбе, имели 120 десятин земли, огромный сад, коляску.

Но и на этот раз Поддубного преследует рок: после того как младший брат, назначенный Иваном управляющим, в запале спалил мельницу, в которую были вложены все средства Поддубных, семья стояла на грани разорения. Иван вновь вернулся в цирк. Но как говорится, пришла беда - отворяй ворота. От обнищавшего Поддубного вскоре сбежала Антонина Николаевна, прихватив все его золотые медали. От такого поворота событий Иван чуть было не оказался в сумасшедшем доме.

Через два года после этих неприятных событий Иван Поддубный встретил свою настоящую любовь - Марию Сергеевну Машошину, с которой он прожил до конца своих дней. Так слабость, в конце концов, победила силу…