14.01.2016
Миф о том, что послеродовая депрессия — всего лишь блажь новоиспеченных матерей, прочно укоренился в общественном сознании. Правда, в отличие от многих других стереотипов, у этого есть срок годности. Многие верят в него только до собственных родов. Конечно, далеко не все мамы готовы признаться в том, что не испытывали перманентный восторг, когда брали кроху на руки. Но звезды — Хайден Панетьерри, Гвинет Пэлтроу, Дрю Бэрримор — молчать не стали и поделились своими не самыми счастливыми воспоминаниями о самом счастливом периоде своей жизни.
  • Хайден Панеттьери

    Хайден Панеттьери

    В конце октября в эфире американского телешоу Live! with Kelly and Michael Хайден Панеттьери призналась, что ей было очень тяжело первое время после рождения дочери Кайи-Евдокии от украинского боксера Владимира Кличко

Как правило, молодые мамы с младенцами на руках отнюдь не горят желанием откровенно сообщать близким, что что-то идет не так. Во-первых, как-то стыдно, во-вторых, не принято. Считается, что после родов женщина, подарившая жизнь новому человеку, просто обязана светиться от счастья, несмотря на бессонные ночи, осознание того, что твоя жизнь больше тебе не принадлежит, и наличие кричащего малыша, который никак не хочет успокаиваться. Штамп этот куда устойчивее, чем курс национальной валюты, вот и остаются мамы со своими печалями и тревогами один на один.

Чтобы снизить градус тревожности, хорошо бы им напоминать, что рядом есть люди, которые всегда поддержат, и рассказывать о том, что на адаптацию в новом качестве требуется какое-то время. Далеко не все родные и близкие ведут себя именно так...

Например, бывший супруг Бритни Спирс, Кевин Федерлайн, после рождения второго сына продержался рядом с «издерганной» возлюбленной всего два месяца. Муж Дрю Бэрримор, по слухам, тоже собирается подать документы на развод: говорят, он больше не в силах игнорировать вечно плохое настроение своей знаменитой спутницы жизни.

Замалчивание проблемы, как несложно догадаться, на пользу ни маме, ни ребенку не идет. Согласно статистике, от 50 до 70% молодых мам сталкиваются с так называемой послеродовой хандрой (короче и проще на английском — baby blues). Обусловлено это явление резкими изменениями в гормональном фоне после родов. У 10-15% родивших послеродовая хандра перетекает в послеродовую депрессию. У 0,1 — 0,2% развивается послеродовой психоз.

Лишив покоя, отдыха и сна

«Обычная усталость проходит после сна или отдыха и не вызывает перманентного снижения настроения. Депрессия — это более стойкое состояние, с утратой интересов, снижением настроения, нежеланием общаться с людьми, замедлением темпа жизни и деятельности, отсутствием желания за собой ухаживать», — поясняет Ольга Филипповна Щербакова, медицинский психолог КДЦ МЕДСИ на Белорусской.

Внимательно прочтите следующий перечень характеристик, типичных для послеродовой депрессии:

  • потеря радости, ощущение, что все плохо;
  • повышенная раздражительность, плаксивость;
  • ребенок вызывает чувство раздражения, а то и злости, особенно когда плачет;
  • ощущение, что родственники не понимают, следят за каждым шагом;
  • ощущение беспомощности, бессилия, желание спрятаться, убежать куда-нибудь;
  • повышенная тревога за малыша, но при этом отсутствие радости от общения с ним;
  • высокий уровень напряжения, сдерживание негативных эмоций удается с большим трудом («все внутри сжимается, словно пружина»);
  • отсутствие или снижение сексуального желания;
  • непринятие своего тела (не хочется подходить к зеркалу);
  • нарушение сна и аппетита.

«Если вы заметите у себя (или у молодой мамы, за которую волнуетесь) 4 и более признаков, то это повод обратиться к специалисту, который правильно квалифицирует ваше состояние», — рекомендует психолог.

Кстати, то, с какой стороны мать держит своего ребенка на руках, может свидетельствовать о стрессе и даже послеродовой депрессии. 86% мам, не испытывающих стресса и не находящихся в депрессии, носят своих детей слева и говорят более спокойным голосом. А 32% мам, испытывающих психологический дискомфорт, держат ребенка с правой стороны.

Любопытно, что врачи до сих пор не знают точно, почему начинается послеродовая депрессия. С одинаковой вероятностью она может проявиться и у женщины, которая мечтала стать мамой, и у той, что вовсе не планировала беременность. Тяжесть протекания родов, наличие (или отсутствие) других детей также не имеют никакого значения.

Правда, есть некоторые факторы, которые необходимо учитывать: послеродовая депрессия может развиваться на фоне проблем с щитовидной железой, токсоплазмоза, недостатка железа и приема ряда сердечных препаратов.

Кто в группе риска

Психологи, в свою очередь, достаточно четко очерчивают круг молодых мам, которые попадают в группу риска.

Вероятность встретиться один на один с послеродовой депрессией велика у мам со слабым (подвижным) типом нервной системы — натур тонких и чувствительных. А также у мам, которые ранее уже переживали послеродовую депрессию, либо ранее переживали депрессию, не связанную с беременностью. К примеру, у актрисы Хайден Панеттьери было по-настоящему тяжелое детство из-за отца, страдавшего от алкогольной зависимости и часто поднимавшего руку на мать.

Женщины, имеющие конфликт со своими матерями, либо росли без матерей, либо испытывали недостаток материнской любви в детстве — тоже в этом списке.

Мамы, у которых напряженные отношения с отцами их детей, по достаточно очевидным причинам также могут страдать от послеродовой депрессии.

Кроме того, рискуют не понаслышке узнать об этой проблеме перфекционистки, которые хотят стать идеальными матерями, предъявляют к себе очень высокие требования (прим. Woman.ru: напомним, что ребенку вовсе не нужна идеальная мать, достаточно, если она будет любящей) и одновременно испытывают страх сделать с малышом что-то не так. Яркий пример — голливудская «отличница» Гвинет Пэлтроу, столкнувшаяся с послеродовой депрессией после рождения своего второго ребенка, сына Мозеса.

Удар по психике наносит и несоответствие реальности ожиданиям. Ведь роды могут протекать совсем не по учебнику акушерства и гинекологии, не так, как запланировала беременная, а гораздо тяжелее. А кроха может оказаться не таким «подарочным», как показывают в рекламе подгузников.

Если игнорировать депрессию и ничего не предпринимать, она может затянуться надолго и усилиться. И страдать от нее будет не только сама мама, которая в какой-то момент может задуматься о суициде (или, не дай Бог, наложить на себя руки), но и ее малыш.

Осторожно, дети!

«Ребенок очень чувствителен к состоянию мамы, между ними существует сильная эмоциональная связь. Не зря говорят «Счастливая мама — счастливые дети» и наоборот. Мамина депрессия будет сказываться не только на самочувствии ребенка, но и на его формировании отношения к миру на бессознательном уровне. Такие базовые ценности, как близость, доверие к миру формируются до года, поэтому очень важно, чтобы в этот период жизни мама была спокойна и счастлива», — утверждает Ольга Филипповна Щербакова, и с ней невозможно не согласиться.

К счастью, ни одна молодая мама в мире, даже та, что хочет быть безупречной, не обязана справляться с послеродовой депрессией сама. Для того, чтобы выйти из этого состояния, нужно сделать несколько вещей. Во-первых, признать, что проблема существует и обратиться за профессиональной помощью (не бойтесь навредить малышу, есть антидепрессанты, совместимые с грудным вскармливанием). Во-вторых, обязательно поделиться с родными и друзьями своими тревогами и трудностями (группа психологической поддержки еще никому не помешала, как и помощь по хозяйству или приходящая няня). В-третьих, осознать, что наличие ребенка не повод махнуть на себя рукой, растворившись в материнской любви. Вашему крохе, как и всем детям, нужна не идеальная, а счастливая мама, у которой находится время и лично для себя.

Помните об этом, как и о том, что врачи дают самые благоприятные прогнозы, когда речь идет о борьбе с послеродовой депрессией!

А вы верите в послеродовую депрессию?