02.06.2011
Текст: Саша Глювейн
Фото: Getty/Fotobank.ru
«Don’t do it, Di»— было написано на значках, которые английские феминистки раздавали 29 июля 1981 года в Лондоне. Но 20-летняя Диана старательно пропускала мимо ушей слухи о Чарльзе и Камилле и верила в свою счастливую звезду.
  • принцесса Диана
    Диану называли «Народной принцессой», «Королевой Сердец» и «Розой мира». Ее боготворили и мужчины, и женщины.

Невеста для принца

Будущую супругу для сына королева Елизавета II выбирала, наверное, также тщательно, как выбирают породистую кобылу на племя. Это непременно должна была быть невинная девушка из хорошей семьи, чье имя не запятнано никакими скандалами или любовными историями, готовая подчиняться венценосному мужу и рожать наследников престола. Понятно, что Камилла, к которой Чарльз питал нежные чувства, не проходила минимум по 2 пунктам — во-первых, госпожа Паркер-Боулз, в девичестве Шэнд, к тому моменту уже была замужем, а во-вторых, всегда любила командовать, а не подчиняться.

Кандидатура леди Дианы Спенсер казалась идеальной – говорят, жениться на тихой, робкой Диане, с которой не будет проблем, принцу советовала не только мама, но и любовница. 33-летний Чарльз то ли внял советам самых близких ему женщин, то ли прислушался к словам отца, который переживал, что его сына скоро начнут принимать за гомосексуалиста — вскоре он сделал предложение. Сцена объяснения вышла несколько скомканной. Диана, услышав заветные слова, пришла в восторг и несколько раз повторила: «Я люблю вас, сэр» (А кто бы будучи на ее месте не пришел? Наследник британского престола мог вскружить голову любой юной особе. В нем было все, что так привлекает 20-летних девушек в зрелых мужчинах, — некая загадочность, холодность, отстраненность). Чарльз был гораздо более осторожен и предпочел напустить туману, ответив: «Кто знает, что такое любовь». Отличное начало семейной жизни, не правда ли? Особенно, если учесть, что жених видел невесту до свадьбы ровно 13 раз. На многое ли можно закрыть глаза, если твой избранник королевских кровей, Диане еще предстояло узнать.

Сказать, что девушка была вне себя от счастья — значит не сказать ничего. Наконец-то у нее появилась возможность переписать семейный сценарий и получить то, чего она больше всего хотела с самого детства, то чего у нее никогда не было — идеальную семью. Ее собственные родители сделали нечто, по тем временам очень стыдное — развелись (тогда девочке было чуть меньше 7). До развода они не раз бурно выясняли отношения - в ход шли не только слова. Диана вместе с двумя сестрами и братом осталась с отцом, который предпочел ничего не объяснять, их воспитание было отдано на откуп многочисленным нянькам и гувернанткам. Соседские дети шушукались за их спинами и разве что не показывали на детей лорда Спенсера пальцами как на диковинных зверушек. «Все вокруг было каким-то зыбким», - будет вспоминать потом леди Ди. У ее детей все должно быть совершенно иначе!

Ради жениха, который мог воплотить все ее мечты в жизнь, она была готова практически на все. Незадолго до официального оглашения помолвки Чарльз обнял ее за талию и заметил, что невеста несколько толстовата. Диана тут же принялась худеть с катастрофической скоростью, избавляясь от съеденного, она вызывала у себя рвоту. Первые тревожные звоночки о том, что нервная булимия не за горами, прозвенели уже тогда. Психологи считают, что попытки привязать свою жизнь к еде (не-еде) - это попытки справиться с жизнью, которая становится все менее подвластна человеку, а один из признаков заболевания — непомерно строгая самокритика. У юной леди Спенсер, отныне втиснутой в жесткие рамки официиальных протоколов, день ото дня росло ощущение, что она больше не принадлежит самой себе, кроме того, она всегда хотела быть безупречной, соответствовать самым высоким стандартам...

Когда в первый раз, в феврале 1981, снимали мерки для свадебного платья, талия у Дианы была 73, 5 см. В день свадьбы, 29 июля, замеры показали ровно 60. «Уже недолго осталось, и пора бы уже! Шесть месяцев помолвки - это действительно что-то. Такого определенно стоит избегать. Вся семья уже абсолютно измотана», - писала будущая принцесса Уэльская в преддверии свадьбы своей няне.

Казалось бы, девушке улыбнулась сказочная удача, но за роскошной «парадной» стороной жизни невесты принца таилась весьма неприглядная изнанка. За честь породниться с королевским семейством - впервые за последние 300 лет «простая» англичанка (пусть и знатного рода, но официально не королевских кровей) выходила замуж за наследника престола - ей пришлось заплатить очень дорого.

Можно ли подсчитать, сколько стоили ее издерганные нервы? На Диану возложили гору обязанностей, но никто не спешил ей помочь — зато на охоту вышли папарацци, следящие за каждым ее шагом (по началу скромная воспитательница детского сада просто от них сбегала). Она хотела быть идеальной, достойной любви наследника престола и постоянно боялась сделать что-нибудь не так или надеть нечто, недостойное ее нынешнего положения. Можно ли подсчитать, сколько стоила задетая гордость? Принц демонстративно не перезванивал невесте, присылал цветы, не утруждая себя надписыванием карточек, как ни в чем не бывало продолжал осыпать любовницу подарками (несмотря на мольбы и слезы нареченной) и … после свадьбы продолжал носить запонки, подаренные ему Камиллой.

Их свадьба стала событием века. Собор святого Павла, конечно, не мог вместить всех желающих — народ толпился на улицах. Динамики были выведены наружу, чтобы все желающие могли услышать «Да», свыше 700 миллионов человек из 58 стран наблюдали, как на экранах телевизоров гордый отец вел свою красавицу-дочь к алтарю.

Парадокс, но «Робкая Ди» (так прозвали невесту принца газетчики за то, что та постоянно краснела, когда на нее обращали внимание) сумела настоять на своем, когда речь зашла о важных для нее вещах. Впервые в истории Британии королевская невеста посмела нарушить традиции и исключила из своей клятвы слова о повиновении. После шумных споров и активного обсуждения неслыханной дерзости леди Дианы в прессе здравый смысл и прогресс победили, так что союз Чарльза и Дианы провозгласили «союзом равных».


Виндзорский любовный треугольник

Все сказки, как водится, заканчиваются свадьбой, предпочитая умалчивать о том, что порой случается потом. Медовый месяц пролетел очень быстро, свежеиспеченная принцесса все чаще оставалась в одиночестве. Ее отношениям с мужем было очень далеко до идиллии, а ведь именно этого ей хотелось больше всего! Диана боролась за свой брак, пытаясь любыми способами вернуть интерес супруга. Принцесса Уэльская вела себя как настоящая, пусть и не самая мудрая, женщина, наотрез отказываясь мириться с наличием любовницы у мужа. Она плакала, устраивала истерики, беременела (Диана так надеялась, что появление детей склонит чашу весов в ее сторону), дважды пыталась покончить жизнь самоубийством («Я была отчаянно несчастлива, и для любого человека, кроме Чарльза, это было очевидно. Я нуждалась в медицинском уходе — в такой депрессии я находилась! Пытаясь перерезать себе вены ножом, я изуродовала руки и грудь. Но даже это не произвело на Чарльза никакого впечатления») и просила помощи у свекрови. Елизавета II выслушав невестку, скорбно поджала губы и посоветовала... смириться. «Чарльз неисправим!», - вот и все, что сказала королева в ответ на жалобы леди Ди. Ее муж, которому вообще претило любое бурное проявление чувств, предпочитал обретать утешение в объятиях госпожи Паркер-Боулз, вместо того, чтобы налаживать контакт с женой, чье настроение постоянно менялось. Кроме того, в душе он ревновал - публика явно симпатизировала его очаровательной супруге, на фоне которой он как-то мерк и «терялся». «В браке с Чарльзом нас было трое, так что всем было слегка тесновато», - заметит потом принцесса Уэльская в откровенном интервью в программе «Панорама» на BBC.

Позже она станет находить утешение в детях, отдавая им всю свою нерастраченную любовь. Из Чарльза также выйдет примерный отец — оба невероятно гордились своими сыновьями Уильямом и Гарри, но так и не смогли выработать общую точку зрения на их воспитание.

К концу 80-х отношения в паре охладели настолько, что Диана и Чарльз встречались разве что на официальных мероприятиях, где, согласно протоколу, должны были присутствовать вдвоем. Их растущая неприязнь друг к другу перестала быть секретом. В декабре 1995 года Диана выступила в программе BBC «Панорама» и поведала миллионам телезрителей о «невидимом» присутствии Камиллы в их браке. Понимала ли она, каковы будут последствия этого признания? Конечно, да. И сделала все, чтобы королева потребовала расторгнуть брак. Девочка, мечтавшая о сказочном принце, выросла, повзрослела и набралась мужества признать — что ее собственные интересы и самоуважение важны не меньше, чем интересы неверного супруга (пусть все еще любимого), и вполне сопоставимы с интересами британской монархии.


Компенсация любви

За годы брака она отлично научилась притворяться, но больше не хотела этого делать. Принцесса Уэльская (этот титул Диана сохранила) получила развод, «переключилась» на любовь иного масштаба - более крупного, чем семейный — занялась благотворительностью (занятия ею традиционно одобрялись протоколом) и делала это не формально, а от всего сердца. Нерешительная супруга Чарльза умерла - на свет появилась новая Диана, храбрость которой была нужна другим людям. У нее появилась миссия: «Я всегда была есть и буду фигурой только гуманитарной, я хочу только помочь людям, чем могу, вот и все... Мир болен отсутствием человеколюбия и сострадания все сильнее и сильнее... Кто-то должен выйти отсюда, любить людей и сказать им это». Диана поддерживала английский балет, хосписы, лечебницы, детские больницы - помогала больным СПИДом, раком, лейкемией, боролась за запрещение противопехотных мин - лично сняла фильм, посвященный минным полям Анголы, роскошные наряды принцессы уходили с молотка на благотворительных аукционах. Ее духовной наставницей стала мать Тереза.


Любовники леди Ди

Таблоиды, делающие на чужом грязном белье деньги, захлебывались от восторга, вытаскивая на свет подробности интимной жизни принцессы. Пять тайных любовников, семь, четырнадцать... По большому счету, неважно сколько их было, ибо любая женщина имеет право на личное счастье (не путать с счастьем семейным).

В защиту Дианы отметим, что Чарльз никогда не отличался пылким темпераментом (он требовал от жены исполнения супружеского долга не чаще, чем один раз в три недели), а через 4 года после заключения брака интимные отношения прекратились вовсем. Добавим к этому разницу в возрасте — они повстречались в ту пору, когда мужская сексуальность потихоньку начинает угасать, а женская, наоборот, еще даже не начала раскрываться, уязвленное женское самолюбие и желание отплатить мужу той же монетой... Стоит ли удивляться поведению принцессы, отчаянно желавшей постоянного подтверждения собственной женской привлекательности?


Феномен «Королевы сердец»

Люди любили Диану — яркую, живую, элегантную, непосредственную, столь непохожую на типичных представителей британской аристократии. Во время развода симпатии народа были на ее стороне. То, что происходило тогда в королевской семье, было понятно каждой женщине. Проблемы, с которыми сталкивалась Диана (коварная соперница, неверный муж, равнодушная свекровь), были знакомы им не понаслышке.

Диана не была ангелом во плоти, но у нее хватило душевных сил не держаться за привилегии и титулы, прилюдно признать, что иногда сказки оказываются триллерами, и начать все сначала. И пусть она так и не смогла догнать призрачную любовь своего мужа, зато обрела другую любовь, гораздо более важную — любовь к себе...