08.12.2015

Киносериал «Измены», с успехом прошедший этой осенью на канале ТНТ, помог зрителям узнать о тех актерах, чьи имена до проекта были не на слуху. Например, своей харизмой и энергетикой нас покорил преданный слуга театра РАМТ Денис Шведов. Не менее внимательно мы следили за представительницами прекрасного пола. 32-летняя актриса Глафира Тарханова так органично вошла в образ дерзкой и капризной богачки Даши, что для нас стало большой неожиданностью, когда мы узнали, что в жизни она совсем не похожа на свою манерную, истеричную героиню. Мама троих сыновей, напротив, всегда сдержанна, скромна и приветлива. Woman.ru поговорил с Глафирой Тархановой о том, как ей помогает образование психолога, почему у многодетных матерей не бывает постродовой депрессии и зачем она хочет перекрасить волосы в розовый цвет.

  • Глафира Тарханова

    Актриса Глафира Тарханова родилась 9 ноября 1983 года в городе Электросталь

Выпускнице Школы-студии МХАТ Глафире Тархановой что в кино, что в театре всегда достаются нежные женские образы — в ее фильмографии десятки успешных ролей в фильмах и сериалах для Первого канала и «Россия-1». Однако киносериал «Измены» на ТНТ стал для актрисы отличным шансом проявить себя с другой стороны: оказалось, что она может играть не только «хороших девочек» и «тургеневских барышень».

В эксклюзивной фотосессии для Woman.ru Тарханова предстала в роли романтичной нимфы, девушки в стиле кантри и роковой красотки. Стоит ли говорить, что Глафира была убедительна и органична во всех трех образах?

Пока же стилисты готовили Глафиру Тарханову к съемке, красавица с интересом расспрашивала профессионалов о том, как лучше всего ухаживать за волосами, какими средствами и с какой периодичностью. И это не праздное любопытство. «С удовольствием записалась бы на курсы парикмахеров, да только времени нет», — поясняет нам с улыбкой актриса.

И в этом вся Глафира Тарханова. Несмотря на наличие двух высших образований (в 2005 году девушка окончила Школу-студию МХАТ, курс Константина Райкина, в 2008-м — факультет психологии МГУ, — прим. Woman.ru), 32-летняя актриса продолжает тянуться к знаниям. Ведь столько всего в этом мире ею еще не изучено!

При этом Глафира успешно снимается в кино и сериалах, играет в театре «Сатирикон», воспитывает с супругом, актером Алексеем Фаддеевым, трех сыновей: 7-летнего Корнея, 5-летнего Ермолая и 3-летнего Гордея. Как она все успевает, спросите вы? Вот и мы задались этим вопросом.

Woman.ru: Глафира, вы актриса и мама троих маленьких детей. Откройте секрет, как вы все успеваете?

Глафира Тарханова: Поверьте, особых секретов нет. Как и любой работающей маме мне хочется и уделять внимание детям, и самореализовываться в профессии. Признаюсь, совмещать трудно. Поэтому у нас есть замечательная няня, которая помогает мне с сыновьями. Я же не могу все время сидеть дома.

«Работа для меня — это не только творческий процесс, который приносит удовольствие и популярность. Актерство — это еще и работа в привычном понимании этого слова, а значит — деньги, доход. Это профессия, а не развлечение».

Когда сыновья были совсем малышами, я часто брала их с собой на съемки, так как не видела другого выхода — я была кормящей мамой. Сейчас уже на площадку их не привожу.

Woman.ru: Почему?

Г. Т.: Мальчики выросли. И я считаю, что нужно разделять работу и семью. Поэтому не люблю, когда коллеги без надобности привозят детей на съемки.

Woman.ru: Вы с детства хотели стать актрисой?

Г. Т.: Нет, о карьере актрисы я вообще никогда не мечтала. Я много чем занималась, начиная от фигурного катания и заканчивая русским народным пением, но в театральный кружок никогда не ходила. После 9 класса я хотела выйти из-под маминой опеки (родители Глафиры, Елена и Александр Тархановы, — актеры кукольного театра, — прим. Woman.ru) и собиралась уходить в медицинское училище. Однако в результате так сложилось, что поступила на оперное отделение школы имени Галины Вишневской, затем во МХАТ, а моя мама стала впоследствии мне главным помощником и подругой.

Woman.ru: У вас с мамой были серьезные разногласия?

Г. Т.: Я была довольно агрессивным подростком. Во мне играли гормоны, желание протестовать и бунтовать...

«Не скрою, во мне и сейчас есть эгоизм, который присущ детям, выросшим без братьев и сестер. Моя героиня Даша из «Измен» — единственный ребенок в семье, как и я. В этом мы с ней похожи».

Woman.ru: Поэтому у вас трое детей?

Г. Т.: Я хотела больше, чем одного ребенка, а дальше мы ничего не планировали. Если Бог даст, я с удовольствием стану мамой и в четвертый раз, это же так здорово!

Конечно, мои дети точно не вырастут эгоистами. Ну, если только старший, Корней — он три года прожил единственным ребенком в семье, и иногда это проявляется в его поведении (смеется). Например, ему периодически непонятно, зачем надо делиться с братьями сладостями. А вот средний, Ермолай, сразу спрашивает, получая конфету: «А для Корнея?».

Woman.ru: Вы строгая мама?

Г. Т.: Да, я довольно строгая. Просто так хочется, чтобы твои дети были лучшими, как бы ужасно это ни звучало (улыбается).

«Я «слишком перфекционист», и даже мое психологическое образование не всегда помогает это смягчить».

Хотя я все же стала более терпимой после получения второго высшего. Да, стрессов дома все так же предостаточно — дети живут в своем подвижном и эмоциональном ритме. Но в обществе я спокойный, неконфликтный человек.

Woman.ru: Чего никогда не позволите себе с детьми?

Г. Т.: Руку на сыновей никогда не поднимаю, а вот покричать могу. Опять же, стараюсь сдерживать себя, потому что в идеале мама должна кричать только тогда, когда ее ребенку угрожает опасность. Но я же не робот, поэтому продолжаю работать над собой.

Woman.ru: Супруг, трое сыновей, вы просто окружены мужчинами! Не подумываете о девочке?

Г. Т.: Может, мне бы хотелось дочь, но на все воля Божья. Девочка (и я это понимаю четко) — это совсем другой мир, другие заботы. Как-то раз мы со старшим, Корнеем, пришли в гости к моей подруге, а у нее дочь подрастает, ровесница Корнея. Я тогда сыну еще сказала: «Тебе там будет интересно, у них много игрушек!». Позже ко мне сын подходит и говорит, мол, мама, нет игрушек. Захожу к ним в детскую и понимаю: и правда, ничего интересного для мальчишки. Ни одного робота, самолета или машинки. И мне было так это странно и непривычно!

Woman.ru: Чем увлекаются ваши дети?

Г. Т.: Корней занимается бальными танцами, также мы недавно записались в секцию тхэквондо. У него в принципе хорошая память, музыкальный слух. Но, несмотря на свои творческие способности, он твердо уверен, что в будущем станет инженером, и непременно будет конструировать роботов (улыбается).

«Средний, Ермолай, по жизни богатырь. Он даже спит с игрушечным мечом! И этих мечей у него огромное количество. Помимо всего прочего он очень хозяйственный: постоянно мне напоминает, чтобы я, выходя из дома, не забыла телефон или ключи».

Мне кажется, он вырастет таким настоящим мужчиной. У него, кстати, уже и девушка есть! (Смеется.) Ее зовут Майя, и между ними такая трогательная связь... Они могут играть вдвоем, а потом в один миг взять и обняться. По телефону часто болтают, делятся историями, обсуждают что-то.

Про младшего, Гордея, пока не могу так много рассказать, он совсем еще малыш. Одно ясно точно: он капризуля, потому что младшенький и с пеленок окружен заботой и вниманием. Это естественно.

Woman.ru: В будущем вы бы хотели, чтобы сыновья пошли по вашим стопам?

Г. Т.: Обычно актеры скорее не хотят этого, потому что знают, какие сложности есть в этой профессии. По телевизору мы же видим только успешных артистов, а не тех, кто сидит дома без работы, или у кого сложилась трагическая судьба. Но настаивать с мужем мы, естественно, не будем. Пусть дети сами выберут свою дорогу.

Woman.ru: Сыновья уже проявляли интерес к жизни театра и кино?

Г. Т.: Дети пока не интересуются нашей с мужем работой — у них самих очень насыщенная жизнь (улыбается). На съемки или репетиции мы с Лешей их не берем. А по телевизору они не смотрят мои работы. Зачем?

«Мальчики еще маленькие, для чего им объяснять, почему я сейчас на экране обнимаю другого мужчину? Я для них мама, а не актриса. И супруг разделяет со мной эту точку зрения».

Woman.ru: Какие возникают сложности в семье, в которой оба супруга — творческие люди, актеры?

Г. Т.: В любом браке не должно быть легко. Ведь это работа над собой и над отношениями. Здесь нет особой разницы, чем занимается твой муж. Как раз наоборот, большой плюс состоит в том, что у нас с Лешей есть общие интересы, и мы можем обмениваться творческими впечатлениями. А это, по моему мнению, «двигатель» отношений. Если твой партнер ничем не интересуется и не может делиться эмоциями от любимого дела, то такая пара распадется рано или поздно.

Woman.ru: В плане творчества Алексей для вас самый строгий критик или, наоборот, преданный поклонник?

Г. Т.: Мы, наверное, немного странные актеры, но работаем каждый сам по себе. Мы не смотрим новые сериалы, фильмы с участием друг друга. Можем просто обсудить проект сам по себе, и все. На спектакли мужа я не хожу, так же, как и он на мои. Тем более у нас театры разные по стилистике, по атмосфере — я работаю в «Сатириконе», а Леша служит в Малом театре. Советовать что-то по работе бессмысленно. Мы очень бережем творческое ощущение друг друга и стараемся не мешать каждому заниматься своим делом.

Woman.ru: Что вам важно получать от профессии, помимо удовольствия?

Г. Т.: Для меня важно, чтобы мне давали возможность проявить себя. Киносериал «Измены» для меня стал в этом плане настоящим подарком. Ведь, что ни говори, но у режиссеров и продюсеров касательно меня уже выработался некий стереотип: они знают, какие роли могу исполнить.

«Но благодаря Вадиму Перельману и «Изменам» я показала, что умею играть не только «хороших девочек». И вообще я готова к экспериментальным образам»!

Woman.ru: Согласились бы ради роли поэкспериментировать со внешностью?

Г. Т.: Подстричь или перекрасить волосы я совсем не против, но вот почему-то все никак не предложат (смеется). Я готова, красьте хоть в розовый! Что касается экспериментов с весом — я с удовольствием согласилась бы похудеть или, наоборот, набрать килограммы ради стоящего проекта. Но тут проблема в том, что я к этому готова, а наша киноиндустрия — нет. Потому что подобные проекты связаны с определенными затратами — времени и средств. Мы же пока действуем по шаблонам.

Woman.ru: На что вы никогда не пойдете ради роли?

Г. Т.: Не соглашусь участвовать в проекте, в котором есть откровенные сцены. Это очень неприятно, даже когда тебя заменяет дублерша. Я считаю, что у меня должна быть своя личная зона, в которую я имею право не впускать телезрителей.

«И если я готова обнажать душу, то это не значит, что я согласна обнажаться в прямом смысле этого слова. Это моя принципиальная позиция».

Woman.ru: К слову, фигура у вас потрясающая! И не сказать, что вы выносили и родили троих сыновей...

Г. Т.: Да, многие мне говорят при встрече: «Какая вы маленькая, худенькая!». А мне все время кажется: «Какая же я здоровая, огромная!» (смеется). Особенно, когда вижу себя по телевизору. Хотя понимаю, что экран полнит.

Woman.ru: Занимаетесь спортом?

Г. Т.: Периодически хожу на фитнес или на йогу. Но делаю это не столько из желания похудеть, сколько чтобы уделить немного времени себе. Еще ограничиваю себя в питании. Устраиваю разгрузочные дни. Например, на яблоках. Пью воду, чай с медом в течение дня.

Woman.ru: С каждой последующей беременностью страх поправиться у вас уже не возникал?

Г. Т.: Знаете, каждая беременность была моим заслуженным отпуском, и я расслаблялась, отдыхала, пока вынашивала сыновей. Поэтому могла съесть много плюшек и потом не мучиться угрызениями совести. Мне повезло: худеть после родов я начинала сама по себе, без особых усилий. Возможно, дело было в том, что довольно быстро возвращалась к прежнему рабочему графику... Да и кому я нужна в кино такая большая и толстая? (Смеется.) Так что профессия обязывала.

Woman.ru: Вы, наверное, не смогли бы долго находиться в декрете?

Г. Т.: Я абсолютно не домашний человек. Правда, когда после первых родов я вышла в свет, у меня появилось ощущение полной профнепригодности. А прошло-то на тот момент всего 3 месяца после рождения Корнея! Непривычно было заниматься вновь работой, а не ребенком. Не знала, что надевать... В общем, беременность — это большой стресс. Для мужчин, кстати, тоже. Потому что женщина за девять месяцев привыкает к собственным изменениям и переменам настроения, а для мужчины это все слишком нелогично и непонятно.

Woman.ru: Сталкивались с послеродовой депрессией?

Г. Т.: «Нет, мне было некогда депрессовать. Честно говоря, я вообще не уверена, а бывает ли у многодетных мам депрессия? (Улыбается.) Я пришла к выводу, что нет».

Ведь для того, чтобы она появилась, нужно закрыться ото всего мира и погрузиться в себя.. А когда и, главное, зачем заморачиваться, искать проблемы где-то еще, если их и без этого навалом?

Woman.ru: Вы всегда так позитивно смотрели на мир?

Г. Т.: Благодаря психологическому образованию я стала проще ко всему относиться, особенно к проблемам, и особенно, когда они таковыми не являются. Проблема — это когда ребенок заболел. И то, надо понимать, когда это действительно серьезно, а когда это нормально и в порядке вещей.

Всегда стараюсь рассуждать здраво и рационально, хотя с детьми такой оставаться трудно. Взрослая жизнь размеренна, расписана по минутам, а у детей все более подвижно и непредсказуемо. Поэтому очень часто от «взрывов» меня спасает профессия — на сцене и перед камерой я выплескиваю накопившиеся эмоции.

Woman.ru благодарит за помощь в организации фотосессии Международную студию Wella.