...
Аромат Chanel №5
1 из 21

Два года назад случилось небывалое. Лицом аромата Chanel №5 был назначен Брэд Питт. Актер, увидеть которого в этой рекламе не ожидал никто, мечтательно глядя вдаль, еще раз напомнил нам, что мир меняется, мы вместе с ним, но вечные ценности метаморфозам не подвержены.

Мир действительно меняется, а правила постоянно переписываются. В том числе и в Chanel. С легкой руки великого fashion-комбинатора Карла Лагерфельда в этом сезоне it girls променяли любимые сумки Chanel Boy и 2.55 на потрепанные с виду рюкзаки, а модели на весенне-летнем показе Chanel Haute Couture демонстрировали тот самый кутюр в кроссовках вместо традиционных туфель. Стоит ли удивляться, что аромат Chanel №5 давно не служит дополнением к некогда стандартному сочетанию «твидовый жакет — нитка жемчуга»? Для его преданных поклонниц вроде Джессики Альбы и Кейт Мосс «номер 5» — пусть и классика, но самая что ни на есть современная, уместная как на приеме у Анны Винтур, так и на отвязной вечеринке.

Пройдите тест и откройте свою неповторимую формулу женственности! Узнайте, какие ароматы Chanel подходят именно вам.

Несмотря на то, что Chanel №5, как и фамильные бриллианты, модные девушки смело носят с рваными джинсами, сам аромат не изменился ни на пол-тона. Задача марки — сохранить его композицию в первозданном состоянии. Как живая легенда, он этого заслуживает.

Композиция Chanel №5 — это роза, жасмин, иланг-иланг, ирис, цитрусовые, ветивер, сандал, ваниль, пачули. И приличная доза альдегидов — химических веществ, чей собственный запах напоминает ледяной арктический воздух. Альдегиды преображают благоухание цветов, делая их звучание интенсивным, как будто звенящим. По-своему, «номер 5» опередил сегодняшний тренд на молекулы и химические опыты с привычными ингредиентами.

Несмотря на достижения технического прогресса, нововведений в производстве Chanel №5 ждать не стоит, и в этом, пожалуй, главная фишка аромата. Пока многие бренды упрощают технологии или пытаются заменить дорогостоящие ингредиенты на более дешевые, в Chanel принципиально не меняют процесс создания своего парфюмерного талисмана. Только Грасс, только майская роза сорта сентифолия и только поля семьи Мюль, на которых с прошлого века выращивают сырье для Chanel №5. Внимание к деталям — сколько бы оно ни стоило — всегда было сильной стороной марки.

Французский город Грасс в десяти километрах от Канн — столица ароматов, откуда еще со времен, описанных в романе «Парфюмер» Зюскинда, по миру разлетались шедевры высокой парфюмерии.

Полевые работы


В долине Le Petit Champ de Dieu в пригороде Грасса расположены поля семьи Мюль. Уже шесть ее поколений выращивают розу, жасмин и ирис — три кита Chanel №5. Здесь и происходит перерождение розы из цветка в так называемый конкрет — твердую субстанцию, из которой впоследствии производят бесценный абсолю — благоухающий маслянистый концентрат, передающий запах цветка и наделяющий композицию отменной стойкостью.

Розовые поля Мюлей растянулись на семь гектаров. На них растет около 50 тысяч розовых кустов. Картина абсолютно идиллическая — ровными рядами посаженные розовые кусты и вьющиеся над ними в густом цветочном дурмане божьи коровки. Однако и в этом раю есть свои проблемы. Божьи коровки здесь не просто так: они борются с другими насекомыми, осаждающими лакомые цветки. Проблема еще и в том, что избавляться от тли с помощью серьезных химических веществ нельзя: те меняют запах роз. Поэтому вся надежда на максимально безвредные инсектициды и божьих коровок — таких неочевидных хранительниц Chanel №5.

Собирают розу в мае — с восьми до одиннадцати утра. В это время ее бутоны полностью раскрываются, источая неповторимый сладковато-кремовый запах, отличающий сентифолию от других сортов. Средняя норма каждого сборщика — от 5 кг за утро. В каждом килограмме — около 500 цветков. Сборщицы, а это преимущественно женщины, ловко подламывают бутоны у основания и отправляют в свои огромные фартуки, откуда розы перемещаются в мешки. Плотно набивать их запрещено — чтобы опять-таки не изменить аромат. Пострадать он может и от длительной транспортировки, поэтому фабрика, где бутоны перерабатываются в конкрет, находится рядом с полями.

Высокая кухня


То, что предстает перед глазами на фабрике Chanel, напоминает скорее гигантскую кухню. Котлы, бойлеры, трубы — и огромная конструкция, похожая на подставку для пятиярусного торта. С нее-то все и начинается. Розы высыпают из мешков в экстрактор (так называется конструкция), разравнивая розовую пену слой за слоем вилами. На каждом уровне помещается по 50 кг лепестков — то есть чудо инженерной мысли вмещает 250 кг бутонов. Затем нежные лепестки безжалостно обрабатывают горячим паром.

При обработке цветов используется газ гексан — бесцветный и лишенный запаха.

На выходе, спустя несколько часов, полученная масса напоминает пропекшийся бисквит — безжизненные бутоны приобретают коричневатый цвет, но лишаются своего аромата. Зато его приобретает полученная жидкость. Вываренные розы отправляются вновь на поля — в качестве компоста, а та самая жидкость помещается в очередной аппарат — сепаратор. Задача следующего цикла — избавиться от гексана. Жидкость нагревают до температуры 68,7 С, при которой газ закипает и испаряется. Потом конкрет охлаждается и застывает, превращаясь благодаря цветочным воскам в плотную массу янтарного цвета.

На производство 1 кг конкрета уходит 400 кг лепестков. В свою очередь из 1 кг конкрета можно выделить лишь 600 гр абсолю.

На данном производстве все заканчивается изготовлением конкрета. Абсолю майской розы из него выделяют уже в другом месте — с помощью алкоголя, обработки паром и многократной фильтрации. В результате этих манипуляций и получается золотисто-маслянистая смесь — тот самый драгоценный абсолю.

Процесс переработки конкрета в абсолю происходит строго по запросу Chanel. Преимущество конкрета в том, что он может храниться годами, что очень удобно на случай неурожая цветов, а от него, увы, никто не застрахован. Запасы конкрета — своего рода «стабилизационный фонд», благодаря которому мир, как бы он ни менялся, никогда не останется без Chanel №5.