10 интересных фактов о Коко Шанель

Текст: Ольга Соловьева

Фото: EAST-NEWS; Getty/Fotobank.ru; Rex,TopFoto/Fotodom.ru; ИТАР-ТАСС

19 августа 1883-го на свет появилась та, что совершила революцию в мире моды, создала культовый аромат и дала ответ на вечный женский вопрос «Что надеть», сконструировав маленькое черное платье. Представляем 10 интересных фактов о великой Мадемуазель

...
Мадемуазель Шанель была сомнамбулой. Во время одного из приступов лунохождения в «Ритце» она не только выкроила из купального халата костюм, но и прикрепила к лацкану цветок, вырезанный из белого полотенца
1 из 67

Габриэль Бонёр Шанель была настоящей бунтаркой. Ей не нравилось собственное детство, она переписала биографию заново, с чистого листа, придумав себе целых трех любящих тетушек, заботливого папу (на самом деле после смерти матери девочка росла в сиротском приюте при монастыре, она видела своего отца в последний раз, когда ей было 12. – Прим. Woman.ru). Затем настал черед нового имени (в юности Габриэль выступала в кабаре, в ее репертуаре было две любимых песенки – Ko Ko Ri Ko и Qui Qua Vu Coco: так и появилось прозвище. – Прим. Woman.ru), и, кажется, Шанель удалось сделать то, о чем мечтают женщины старше двадцати пяти: говорят, она «скостила» свой реальный возраст на 10 лет.

«Коко Шанель говорила мне: «Человек-легенда обречен растворить себя в мифе – и тем самым укрепить миф». Сама она так и поступила. Выдумала себе все – семью, биографию, дату рождения и даже имя», – заметил однажды Сальвадор Дали.

Монашки научили ее шить и вышивать – согласитесь, этого явно недостаточно, чтобы перекроить представления о женской моде и о правах женщин, – но Коко все же сделала это.

Ей хватило дерзости использовать для создания своих костюмов, ставших легендой, джерси – материал, который считался исключительно мужским. С появлением элегантных нарядов от Chanel женщины впервые за несколько веков почувствовали себя свободными - она одела женщин в брюки, которые подарили им свободу и скорость передвижения.

«Женщины носят духи, которые им дарят другие. Но должны носить те, что нравятся им самим!» – утверждала Коко и создала Chanel No.5. Кстати, даже дизайн флакона культового аромата стал еще одним посягательством на маскулинность. Лишенный всякой вычурности – гладкий и плоский, как будто мужской, – сегодня он занимает свое место среди экспонатов Музея современного искусства в Нью-Йорке. Сам же парфюм – это еще один, как сказали бы сегодняшние психологи, стильный выход из зоны психологического комфорта. В то время (шел 1921 год) считалось вызывающим «носить» аромат, в котором было больше одной ноты. Как правило, духи приличных женщин пахли каким-то одним цветком – розой, ландышем и т.д.

У Мадемуазель были свои представления о том, каким должен быть запах женщины. Согласно легенде, парфюмер Эрнест Бо (эмигрант из России, кстати) ошибся с концентрацией альдегидов – в результате получился сложный аромат, состоящий более чем из 80 ингредиентов. Так закончилась эпоха монопарфюмов. Культовый аромат Chanel No.5 и сегодня входит в десятку самых продаваемых парфюмов в мире.

Шанель была первым и единственным кутюрье, которому удалось найти верный ответ на вечный вопрос «Что же надеть?»: маленькое черное платье – универсальный наряд практически на все случаи жизни.

В 1926 году американский Vogue не преминул сообщить, что популярность LBD (аббревиатура LBD – первые буквы английского little black dress. – Прим. Woman.ru) равна популярности автомобиля Ford: и это было настоящее признание!

С нее началась эпоха self-made woman: Коко доказала всему миру, что женщина – это не беспомощное существо, не способное даже одеться самостоятельно, не модный мужской аксессуар, а личность, способная зарабатывать деньги своим собственным умом и талантом. Мадемуазель, всю жизнь игравшая на «чужом» – исконно мужском поле – все-таки делала это очень по-женски, безапелляционно и элегантно одновременно, заставила представительниц прекрасного пола если не поверить в себя, то по крайней мере усомниться в том, что женщина должна всю жизнь провести на кухне – беременная и босая.

Знаете ли вы, что...

  • Коко любила повторять, что в поисках новых идей рылась в гардеробах своих любовников. Ее творения – это своеобразный творческий отчет о переменах в личной жизни. Так, в период тесного общения с дягилевским балетом и увлечения князем Дмитрием Романовым, двоюродным братом Николая II, прослеживались русские мотивы. В период романа с герцогом Вестминстерским, самым богатым человеком Великобритании, – английские.

  • Шанель никогда не рисовала эскизы, она работала «вживую» – на манекенщицах, потому что считала, что платье должно двигаться, и вместо карандаша использовала исключительно портновские ножницы да булавки. Ей «достаточно было пары ножниц и нескольких точных движений рук, чтобы из груды бесформенной материи возникла сама роскошь».

  • Она одевала богатых и знаменитых – жен финансовых воротил и популярных актрис, а дружила с людьми творческими – Серты, Дягилев (прим. Woman.ru: Дягилев... боялся Мадемуазель: он впервые встретил женщину, которая помогла ему и ничего не требовала взамен. Сергею она как-то одолжила большую сумму денег на постановку и очень просила никому об этом не рассказывать), Стравинский, Пикассо, Дали, Кокто, Макс Жакоб, Кристиан Берар, Жан Ренуар и многие другие.

  • Мадемуазель первой стала смешивать бижутерию и драгоценности. Дело в том, что она не любила «камни ради камней – большие, как пробка от графина, бриллианты, которые служат знаком богатства мужа или любовника женщин, которые их носят. Я не люблю драгоценности ради драгоценностей, бриллиантовые серьги или нити жемчуга, которые вынимают из сейфа, чтобы показаться в них вечером, а потом кладут обратно в сейф и которые чаще всего принадлежат какому-нибудь акционерному обществу. Все это – драгоценности-которые-можно-продать-в-случае-кризиса». И при этом не считала ношение бижутерии чем-то предосудительным: «Украшений должно быть много. Если они настоящие, это отдает хвастовством и дурным вкусом. Я делаю фальшивые и очень красивые. Они даже красивее настоящих».

  • «Я никогда не стремилась иметь деньги, – утверждала Коко, – но стремилась к независимости». И это было чистой правдой – хотя стартовый капитал Мадемуазель и принадлежал ее покровителю, однако вскоре, благодаря сочетанию таланта, упорства и везения она действительно стала независимой, а потом и весьма состоятельной особой.

  • Мадемуазель Шанель была сомнамбулой. Во время одного из приступов лунохождения в «Ритце» она не только выкроила из купального халата костюм, но и прикрепила к лацкану цветок, вырезанный из белого полотенца.

  • Коко никогда не была замужем (говорят, что она отказала герцогу Вестминстерскому под тем предлогом, что герцогинь может быть сколько угодно, а мадемуазель Шанель только одна. – Прим. Woman.ru) и принципиально не заканчивала демонстрацию коллекции подвенечным платьем.

  • «Не могу же я заставить платить женщин, перед которыми становлюсь на колени, чтобы поправить юбки», – ворчала Коко и не брала денег у знаменитых актрис: например, у Ингрид Бергман или Роми Шнайдер, которые одевались у нее. Шанель также одевала Одри Хепберн, Элизабет Тейлор и Джеки Кеннеди-Онассис.

  • Каждое утро Коко Шанель, которая принципиально ночевала в «Ритце», возвращалась в свои апартаменты, сделав предварительный звонок: она просила помощниц, чтобы к ее приходу салон благоухал духами Chanel No.5. «Клиенты придут на запах», – была уверена она. В шлейфе любимого аромата Мадемуазель начинала рабочий день. Культовый аромат Chanel No.5 и сегодня входит в десятку самых продаваемых парфюмов в мире.

  • В 1954-м Коко заявила, что устала носить в руках ридикюли, которые, вдобавок ко всему прочему, имели свойство постоянно теряться. На следующий год она представила миру моды оригинальное решение вопроса – стеганую сумку Chanel 2.55 (вновь за цифровым кодом скрыты вполне прозаические вещи, а если точнее – дата создания модели: 2 – это февраль, а 55 – год. – Прим. Woman.ru) на длинной цепочке, которую удобно носить на плече. Что именно вдохновило Мадемуазель – куртки жокеев, витражи аббатства, в котором она росла, или же диванные подушки в ее квартире на rue Cambon, 31? Нам остается только гадать.