«Первое, о чем подумала: ''Я же еще не рожала! ''»: Виктория Лёвкина о борьбе со злокачественной опухолью мозга в 26 лет

26-летняя дочь Владимира Лёвкина Виктория рассказала Woman.ru, как перед Новым годом узнала, что больна раком, и в следующие несколько месяцев сделала все возможное, чтобы с этим справиться. К счастью, Вика повторила успех отца, который дважды побеждал онкологию. Ее реальная история перед вами.

Фото
Instagram @lyovkina

Есть молодые люди, которые в силу возраста не очень-то заботятся о своем здоровье. Вот я не из таких. Сколько себя помню, всегда жила активной жизнью, занималась спортом, правильно питалась и вообще старалась держать себя в тонусе. Тем не менее если я и делала какие-то обследования, то они не касались головы — просто потому, что я никогда на нее не жаловалась, не страдала от головных болей. Согласитесь, вряд ли в 26 лет без каких-либо предпосылок вас посетит мысль сделать МРТ…

Предновогодний сюрприз

29 декабря был самый обычный день, я находилась дома и занималась последними приготовлениями к Новому году, как вдруг просто упала в обморок. Очнулась уже в больнице — врачи везли меня куда-то на каталке. Как фильме — лица в масках и мелькающие лампочки на потолке. Снова выключилась. Очнулась в палате, к тому времени мне сделали КТ, которое выявило подозрение на опухоль мозга. Со мной была мама, она рассказала, что еще дома у меня случилось два эпилептических припадка.

Был уже поздний вечер, и нам в любом случае нужно было дождаться утра, чтобы хоть что-то прояснить.

Мама уехала, а я, оставшись наедине со своими мыслями, пребывала в шоковом состоянии. Мне кололи успокоительное, но оно подействовало не сразу. Было ужасно страшно. В первую очередь, пугало то, что я никак не могу себя защитить: дома я просто резко упала, а значит, и теперь в любой момент могло случиться что-то страшное.

Фото
Instagram @lyovkina

В отчаянии я успела написать своим друзьям, что у меня опухоль: мне хотелось попрощаться. Только наутро поняла, что натворила, и поспешила удалить свое сообщение. Конечно, к тому моменту многие успели его прочитать, кто-то позвонил моей маме, и вскоре шумная компания уже была у меня в палате — с наряженной елкой и подарками.

В тот же день стало известно, что полное обследование мне смогут провести уже в новом году, а именно — 3 января. Пришлось ждать.

Перспектива провести праздники в больничной палате и в абсолютном неведении не радовала, но спасибо моим друзьям: не было ни дня, чтобы ко мне кто-то не зашел.

По жизни я достаточно спокойна и уравновешенна, что помогло и в этот раз. Я понимала, что нужно просто ждать, поэтому не впадала в отчаяние. В те дни много думала о том, как теперь изменится моя жизнь, что необходимо делать и каким образом нужно перестроить процессы, чтобы не потерять работу и при этом выздороветь.

Не упустить время

3 января мне сделали МРТ, которое подтвердило наличие опухоли в правой лобной доле. Она росла очень давно, но из-за своего расположения не задевала никакие жизненно важные отделы мозга, поэтому я о ней не подозревала.

Тогда же удалось восстановить цепочку событий и понять, что произошло. Осенью 2019-го я несколько раз переболела обычным ОРВИ, при этом много работала, из-за чего организм был истощен. В итоге случился отек опухоли, который и дал о себе знать. Следующие несколько дней мне кололи лекарства, чтобы снять этот отек.

Предварительно диагноз поставили такой — «глиома второй или третьей степени».

Доброкачественная опухоль или злокачественная, устанавливать не стали: мне сразу сказали, что в моем случае возможна операция и полное удаление новообразования. Гистологию в этом случае проводят после хирургического вмешательства. 

Виктория Лёвкина с дедушкой Ники, мамой, сестрой Никой, мачехой и отцом
Фото
Instagram @lyovkina

Приехала мама, и, должна сказать, она очень хорошо держалась. Потом подоспели папа с Марусей (нынешняя супруга Владимира Лёвкина, — прим. Woman.ru), и втроем они зашли ко мне в палату — лица у всех зеленые… Я понимала, что их настрой передается мне и ни к чему хорошему это не приведет. Тогда я попросила с такими лицами больше в палату не заходить и заверила их, что все будет хорошо. Тем более нам сразу сказали, что опухоль операбельна.

Тогда же я попросила родителей ничего от меня не скрывать. Я понимала, что папа, зная больше меня в этом вопросе, может начать решать дела, ничего со мной не обсуждая, поэтому и настояла на полной открытости.

Напомним, в начале нулевых Владимиру Лёвкину поставили диагноз — лимфогранулематоз или рак лимфатической системы последней стадии. В 2003-м артист принял непростое решение, согласившись на сложную дорогостоящую операцию. Она, к счастью, прошла успешно. В середине 2010-х рак вернулся, но и в этот раз артисту удалось победить недуг буквально на четвертой стадии.

Признаюсь, я переживала, что родители будут ссориться, несмотря на то, что они расстались давно и в принципе у них хорошие отношения. Просто когда дело касается жизни ребенка…

К счастью, я ошибалась. Все изменилось только в лучшую сторону: эта ситуация очень сплотила нашу большую семью.

10 января, после курса уколов против отека, меня выписали. К тому моменту мы уже определились с клиникой, где будут делать операцию: было важно действовать быстро, чтобы не допустить новых эпилептических припадков и отека. Предварительно дату операции назначили на 15 января, но подтвердить (или отменить) ее должны были только 13 января. Все эти дни я старалась не думать о предстоящем хирургическом вмешательстве и просто занималась работой.

Немного расскажу о том, чем я занимаюсь. Еще на четвертом курсе института я стала работать в центре «Мосволонтер», где занималась разработкой и проведением обучающих программ для добровольцев. Затем три года проработала в Московском продюсерском центре на позиции PR-директора.

Фото
Instagram @lyovkina

Мне нравилась моя деятельность, но никогда не нравился офис и график 5/2. Сколько себя помню, я всегда искала «пути отступления» от такой системы.

Прошлым летом решилась и ушла на фриланс.

У меня два высших образования — организатор работы с молодежью и психолог-консультант. Сейчас я совмещаю эти два направления: у меня свое ИП по организации мероприятий, также я занимаюсь разработкой и проведением форумов и различных выездов для молодежи, веду тренинги по soft-skills (важные навыки для построения успешной карьеры, — прим. Woman.ru). Одним словом, интересных проектов много, а планов еще больше.

В тот период перед операцией я не знала, насколько моя история с онкологией затянется, поэтому старалась наладить рабочий процесс, чтобы в мое отсутствие все функционировало в обычном режиме. 

День 13 января был самым тяжелым: я поехала на прошлую работу, потому что просто не могла находиться дома одна.

С экс-коллегами у нас прекрасные отношения, так что мы душевно посидели, они меня очень поддержали. В тот момент мне позвонили и подтвердили назначенную дату операции, и я помчалась домой собирать вещи, чтобы на следующее утро поехать в больницу.

Операция

На месте я познакомилась со своим врачом и стала его обо всем расспрашивать: ночью специально подготовила список вопросов и все их задала. Доктор на них ответил, и я поняла, что он настроен позитивно. Понятно, что ни один специалист не даст вам 100% гарантии, но я о том и не просила. Меня, скорее, интересовал сам процесс операции — для собственного успокоения.

15 января ко мне приехала мама, и мы вместе ждали часа X.

Операция была назначена на 13:00, но увезли меня только в 15:30. Эти 2,5 часа были самыми сумасшедшими: успокоительные уже не колят, есть нельзя, родственники звонят, спрашивают, дедушка вообще сходит с ума…

Наконец меня увезли. Я смогла рассмотреть операционную и очень удивилась, что в комнате нет моего врача. Мне начали делать наркоз, но я не унималась: «Подождите. А попрощаться с Аланом Викторовичем?» На что медсестра мне ответила: «Во-первых, прощаться не надо, а во-вторых, он придет только через 30 минут, когда подействует наркоз». Я сказала: «Ну ладно, передавайте ему привет». На этом все — дальше уже ничего не помню.

Проснулась я в половине девятого вечера — в реанимации. Чувствовала себя настолько хорошо, что спросила: «А когда операция?» Медсестра ответила, что все позади и теперь мне нужно отдыхать.

Ночью я уже просила, чтобы меня перевели в обычную палату: там меня ждала мама, и я знала, что она очень переживает. Позвонить ей мне не разрешали.

Фото
Instagram @lyovkina

В итоге утром меня все же отпустили, хотя по правилам я должна была провести в реанимации 24 часа. Однако врачи видели, что я отлично себя чувствую, и пошли на уступки. Еще неделю я провела в больнице, восстанавливаясь.

Вскоре опухоль отправили на гистологию.

Я надеялась на лучшее, опираясь на свое самочувствие, но, увы. Точный диагноз звучал так: астроцитома третьей степени, то есть злокачественное новообразование.

Обнуление

Перед операцией мне выбрили только переднюю часть головы, так что обычными повязками это все очень легко прикрывалось. Я все так же ходила с длинными волосами, зная, что и на выбритом участке скоро все отрастет.

Фото
Instagram @lyovkina

Но когда пришли результаты обследования опухоли и выяснилось, что она злокачественная, мне прописали курсы лучевой и химиотерапии. Слава богу, последняя — в таблетках, а это более щадящая история. На протяжении шести недель, с середины февраля до конца марта, я регулярно приходила в больницу на процедуры.

Этот период был самым трудным: особенно, первые дни и вся вторая половина. После выписки из больницы я чувствовала себя хорошо, но лучи и химия с каждым днем забирали мои силы, появились слабость, сонливость, тошнота.

Становилось хуже и хуже, так как терапия имеет накопительный эффект.

Примерно через две недели я стала замечать, что у меня начинают сильно выпадать волосы. А по окончании курса я резко начала лысеть. Было ужасно неприятно, некомфортно: ходишь по дому, а на полу повсюду валяются волосы. И я решила побриться под ноль.

Отнеслась к этому как к смене имиджа. Ситуацию в каком-то смысле облегчало то, что в апреле уже был введен режим самоизоляции.

Кроме того, я понимала, что мне это нужно для моего внутреннего комфорта. Своеобразная точка: все, больше никаких больниц, химии и лучевой терапии. Это был момент переосознания.

Сейчас волосы потихоньку отрастают — кроме тех мест, где было прямое воздействие лучевой терапии. Врачи говорят, что волосы там могут начать расти через 3-6 месяцев после процедур, так что я не переживаю. Мне комфортно с короткой стрижкой.

Фото
Instagram @lyovkina

Жизнь после

Финальное МРТ после всех проведенных манипуляций я сделала в мае. Когда шла к врачам за результатами, очень надеялась, что все хорошо.

Надежды подтвердились: мне выдали заключение о наступлении ремиссии. Такое облегчение!

Но для родителей это был особенно важный момент. Я-то могу опираться на свое самочувствие, а им был необходим этот документ как подтверждение и возможность, наконец, выдохнуть.

Всем, кто интересуется финансовой стороной вопроса: лечение, все обследования, операция и последующие манипуляции делались по ОМС. Другое дело, что нужно писать во все инстанции, чтобы тебя приняли в нужные сроки, потому что есть все шансы попасть в большую очередь и упустить драгоценное время. Очень важно держать руку на пульсе и добиваться скорейших обследований. Хороших специалистов немало: главное — искать, сравнивать, читать отзывы.

В сентябре меня ждет еще одно МРТ, и теперь я обязана регулярно делать такие обследования: пока — каждые три месяца, а через год будет определена новая периодичность.

Рак, увы, не вылечивается, и есть высокая вероятность того, что все повторится.

Я не боюсь, а внимательно слушаю и соблюдаю рекомендации, подкрепляя процесс духовными практиками, активным образом жизни.

Фото
Instagram @lyovkina

Онкология абсолютно точно изменила меня. Я стала более счастливой, вот правда. Сегодня радуюсь каждому дню просто потому, что проснулась. Страхов стало значительно меньше, хотя появились и такие, каких раньше не было. Например, я всегда любила адреналин, экстремальные виды спорта, а сегодня их сторонюсь из-за потенциальной опасности для жизни. Надеюсь, временно.

Помню, когда после обморока очнулась в больнице, первое, о чем подумала: «Боже, куда меня везут? Я так молода. Я ведь еще не рожала!»

Наверное, поэтому в моей истории не было какого-то периода отчаяния или смирения: я знала, что сделаю все от себя возможное, чтобы победить болезнь. Ведь я столько всего не успела!

Последние три года я очень много работала над собой, общалась с психологом, астрологом и другими специалистами. Это помогло мне понять, чего я действительно хочу, найти ответы на важные для меня вопросы. Так, я уже рассказывала, как ушла из работы в офисе и запустила свои проекты. Также наладила отношения с родителями, рассталась с молодым человеком, с которым мы тем не менее остались друзьями. И когда вся эта история произошла, я была в ресурсе. Кроме того, я копила деньги на квартиру, и наличие сбережений тоже добавляло уверенности, что я со всем справлюсь.

Вопрос «Почему я?» в моей голове, конечно, возникал.

Найти на него ответ опять же помогло общение с разными специалистами. Мы пришли к выводу, что мне нужно было пройти через это, чтобы совершить квантовый скачок, перейти на новый уровень. Меня такое объяснение устроило.

...

Виктория Лёвкина рассказала о победе над злокачественной опухолью мозга

1 из 14

Возможно, именно поэтому я стала рассказывать о своей болезни. Онкология в достаточно юном возрасте не редкость, но принять тот факт, что твоя жизнь только начинается, а ты так серьезно болен, невероятно сложно. Пройдя через это, я хочу поделиться опытом, поддержать, где-то что-то подсказать. Мне пишут девушки и парни разных возрастов с похожими историями, с некоторыми я встречалась. Мы обсуждаем течение болезни, врачей, методы лечения, страхи, и я понимаю, что вот эти беседы «изнутри» помогают обеим сторонам. Им легче и мне легче. Когда ты чувствуешь, что не один, тебе многое по силам.

Фото: @lyovkina, @n.bsln/Instagram

Комментарии

98
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
Показать сначала
  • Новые
  • Старые
  • Тоесть она расстроилась, что ещё не родила, а может умереть? Конечно, жизнь бы имела больший смысл, если б у неё был ребёнок и она заболела онкологией с неизвестным исходом и риском оставить ребёнка сиротой. Как раз логичнее было бы поблагодарить судьбу за то, что у неё ещё не было детей.
  • Очень рада, что мне попалась эта статья. У меня рак легкого 4 стадии. Прошла 4 курса химии. Верю в лучший исход. У меня 2 е детей. Очень хочу увидеть внуков. Молодцы Левкины! И все те кто борется с этим недугом. Прорвёмся! Я вот тоже стала больше радоваться, смеяться, обниматься с близкими. Ценить жизнь. И нет страха. Главное жить и заниматься чем то интересным. Я сейчас изучаю нумерология. Верьте в себя, не давайте унынию овладеть вами! Удачи всем! Любви к жизни! Благодарности!
  • Крепкого всем здоровья!!!
  • Онкология наследственная.У меня мама от рака умерла умерла молодой правда и до рака имела группу она не пила не курила.
  • Я восхищаюсь вами, это очень сложно вот так все воспринимать не теряя оптимизма и жить дальше , такая молодец нет слов
  • Я понимаю, если бы она подумала, что ещё не объездила весь мир, не поднялась на Эверест или не опустилась на дно океана с аквалангом, или ещё что-нибудь столь же потрясающее и замечательное, но "ещё не рожала"... Ну да, 9 месяцев токсикоза и риска всевозможных болезней и побочек с последующими возможными разрывами на британский флаг прошли мимо тебя, это ужас какая потеря )) Как же до сих пор запудрены мозги у девушек, что дети считаются чем-то обязательным и необходимым.
  • Желаю улыбашке долгой ремиссии!🙏🏻
  • Нужно верит всегда! Кто то проживает с онкологией многие годы, а кто умирает от простого пореза.
  • "Я так молода! Я ведь еще не рожала!" Когда я в 24 года оказалась прикованной к постели, то первое, о чем я подумала, что не смогу стать матерью. И это был переворот в сознании. С тех пор, бездетные женщины за 30, живущие в свое удовольствие, вызывают гамму неприятных эмоций.
  • Зачем эти вечно смеющиеся фотографии? Понятно же, что это тяжело, проходить через это не каждый в силах. Так для чего вводить людей в заблуждение, что через всё это можно пройти, улыбаясь. Нет, нельзя, не каждый даже доходит до конца. По мне, так лучше ничего не постить, чем постить обманчиво-радужные фото. Сил, здоровья и терпенья всем, кто сейчас борется.