Фото №1 - «Она лежала и ухмылялась, глядя мне в глаза»: как мать увела мужа дочери

«Я росла без отца и никогда не знала его. Мама родила меня в 16 лет. Мы жили с ней в маленьком городке в Подмосковье, где все друг друга знают и обсуждают. Конечно же, ранняя беременность моей матери долгие годы оставалась главной темой для сплетен.

Мама одна из самых красивых женщин на моей памяти: точеная, женственная фигурка, копна золотистых волос, огромные синие глаза и чувственные пухлые губы. У нее хорошо выделенные высокие скулы, за которые она всегда благодарили свою бабушку с папиной стороны — она была татаркой. Я, без ложной скромности, скажу, что внешне очень похожа на маму и не обделена мужским вниманием. Именно это и стало нашим с мамой камнем преткновения.

 Я в детстве видела ее с разными мужчинами, некоторых из них она мне представляла. Но когда я подросла и мое тело оформилось, мама начала прятать своих кавалеров. А в 13 лет она меня внезапно решила обрить налысо. Я тогда гостила у бабушки в деревне почти три месяца. Вернулась подросшей, загорелой и с выцветшими на солнце волосами — синеглазая блондинка с кожей шоколадного цвета — ну, прям, подмосковная Барби. Это маму сильно расстроило: как я позже узнала, она испугалась, что я уведу у нее мужиков. В 13 лет я не понимала, в чем на самом деле кроется причина маминой злости. В итоге после возвращения из деревни я стала лысой, потому что якобы у меня появились вши. Я плакала, но была ребенком и не могла себя защитить. А со временем все это как-то само забылось.

В 19 лет я начала встречаться с 27-летним парнем — Максимом. Тогда мне казалось, что у нас с ним огромная разница в возрасте, но это мне очень нравилось. Рядом с ним я себя чувствовала в безопасности. Он был из хорошей семьи, которая всегда его поддерживала и помогала ему с бизнесом. Макс руководил тремя продуктовыми ларьками и был обеспеченным парнем. За мной многие увивались и оказывали знаки внимания, но так как ухаживал Макс, никто не ухаживал. Он делал мне подарки, заезжал за мной в институт, покупал мне интересные книги и поддерживал мои увлечения. Это была какая-то другая, неизвестная мне до этого близость. Когда мне стукнуло 20 лет, Максим заявил, что нам с ним пора начать жить вместе. Я была рада, но знакомить его с мамой мне не хотелось, ведь она смешивала с грязью всех моих поклонников. Именно по этой причине я почти год держала в тайне наши с Максимом отношения. 

Съехаться с мужчиной и ничего не объяснить маме я не могла, поэтому пригласила его к нам на обед. Маме объяснила, что приду домой с парнем. Она сразу начала расспрашивать про него, я рассказала кто он, чем занимается и призналась, что мы с ним будем жить вместе. Ее реакция меня сильно удивила — она просто молча выслушала мои ответы и с горящим взглядом спросила: «Во что же мне нарядиться?»

День знакомства настал, и все прошло хорошо, кроме одного: мама встретила нас практически в нижнем белье (платье-ночнушка), настаивала, чтобы Макс пил одну за другой и все время в шутку делала мне унизительные замечания. Мы уехали, а на следующий день я собрала вещи и окончательно перебралась к возлюбленному. Через три месяца он сделал мне предложение. Мы начали планировать свадьбу, я поделилась новостью с мамой, и тут начался какой-то бред. Она постоянно просила помощи у Макса: то ей надо что-то передвинуть в квартире, то ее нужно куда-то довезти, то еще какая-то мелочь. Меня это раздражало, но я не стала накалять обстановку, к тому же сам Макс не жаловался. Через четыре месяца мы сыграли свадьбу, и все было замечательно. Я училась, подрабатывала по профессии — переводила тексты в нотариальном бюро — занималась домом и своим любимым мужем.

Фото №2 - «Она лежала и ухмылялась, глядя мне в глаза»: как мать увела мужа дочери

Однажды Макс приехал вечером с работы и привез грязные контейнеры для еды. «Мне сегодня твоя мама принесла горячий обед. Надо будет ей вернуть их», — объяснил он. Я удивилась, но не придала этому значения. Прошел почти месяц, и я вспомнила про контейнеры — захватила их на работу, чтобы занести маме. Отпросилась у начальника и ушла пораньше, позвонила в домофон к маме, но никого не было, и я открыла своими ключами. Вошла в квартиру, увидела, что все мамины вещи висят на вешалке, а рядом с ними мужская куртка. В этот момент мне стало так неловко, я решила, что она с мужчиной, но потом я внимательно пригляделась — это была куртка моего мужа.

В такие моменты человек всегда знает, в чем дело, но где-то внутри него теплится надежда на то, что он ошибся, и сейчас случится чудо, которое объяснит все эти сомнительные совпадения. У меня сердце готово было выпрыгнуть из груди, во рту пересохло, воздуха не хватало, в голове орал оглушительный сигнал тревоги, но ноги все равно пошли в сторону спальни.

Мама лежала и курила, а мой Максим натягивал трусы, которые я ему подарила на 14 февраля. У меня перехватило дыхание, и я просто смотрела на них и не могла произнести ни одного слова.

До меня доносились фразы мужа: «Я себя ненавижу за это, надо было давно это прекратить, я люблю тебя, она ничего не значит для меня». Пока он думал, что оправдывается, я смотрела в глаза маме: она была напугана, мне показалось, что я увидела даже сожаление на ее лице, но потом она, не отводя от меня глаз, начала ухмыляться. Это была самая мерзкая подлость.

Я не помню больше ничего из этого дня, но когда я очнулась, была уже в нашей с Максом квартире. Я не могла плакать вообще, не испытывала никаких эмоций. Собрала свои вещи и сказала Максу, что подаю на развод. Я не скандалила и даже не затронула этой темы. Пояснила ему, что считаю правильным получить от него деньги в качестве моральной компенсации. Он их мне дал, и я сняла себе квартиру. Мать даже не пыталась связаться со мной, я тем более не хотела ничего о ней знать.

Я училась и продолжала работать. Накопила денег и переехала в Москву, где заранее нашла работу. Я направила все свои силы на то, чтобы выбраться из этого города и стать счастливой. И сейчас, спустя уже столько лет, я могу громко заявить, что я достигла этой цели. Я состоялась как профессионал, как женщина, жена и мама. Но мои дочери никогда не узнают эту историю и не познакомятся со своей бабушкой. Я ее не простила. Этот негатив я преобразовала в движущую силу, которая и помогла мне добиться всего. А про Макса, я слышала, что он запил, начал играть в карты и проигрывать… Не то чтобы я обрадовалась, но в глубине души удовлетворение испытала».

Фото: Getty Images