Фото №1 - Откровения нимфоманки: «К психологу я пошла, когда на новой работе переспала с 12 коллегами»

В прошлые столетия женщинам с повышенным сексуальным влечением ставили диагноз «бешенство матки», «лечение» прописывалось радикальное — электрический ток. Таких дам обвиняли в одержимости дьяволом, безумии и даже сжигали на кострах как ведьм. Самым «действенным» способом избавления от болезни была клиторидэктомия. К слову, это варварство процветает и по сей день в некоторых африканских странах, где женщин лишают возможности получения удовольствия. Мол, для зачатия оргазм не требуется.

Сегодня сексологи не так категоричны в постановки диагнозов. Согласно современной терминологии, нимфомании как болезни не существует, а подобные отклонения сексуального поведения классифицируются как гиперсексуальность. Хотя не всегда женщина с гиперсексуальностью может страдать зависимостью от секса. Другими словами, сегодня диагноз нимфомания ставить некорректно, его заменили на сексоголизм. А в 2018 году сексуальную зависимость внесли в Международную классификацию болезней — от нее страдает примерно от 3 до 6% населения планеты. 

Так в чем разница между нимфоманкой и женщиной с повышенным сексуальным влечением? Последняя любит секс, часто им занимается и иногда меняет партнеров чаще, чем среднестатистическая дама. А нимфоманка одержима получением сексуального удовлетворения, и для нее зачастую не имеют значения пол, возраст, внешний вид и прочие критерии выбора партнера.

Это они говорят: «Мне было все равно с кем, лишь бы я получила удовлетворение».

Но так ли все равно? В какой момент женщины понимают, что пора остановиться? И может ли она сделать это без помощи специалиста? Вот несколько реальных историй нимфоманок.

Фото №2 - Откровения нимфоманки: «К психологу я пошла, когда на новой работе переспала с 12 коллегами»

Рената (имя изменено по просьбе героини), 40 лет

«Я росла без особой опеки, но в довольно благополучной семье. Мама с папой много работали, поэтому я часто гуляла во дворе одна и вообще была предоставлена сама себе. Когда мне исполнилось девять, у нас в доме появилась Кира. Ей было 14 лет, но почему-то она любила проводить время со мной, вместо того чтобы гулять со сверстниками. Однажды она предложила сыграть в игру: я должна была притвориться соблазнительной незнакомкой, а она — мужчиной, который похитит меня и сделает мне приятно, несмотря на то, что я буду умолять его прекратить. Я не поняла, что это значит, но Кира мне все объяснила, и я согласилась. У нас был секс без проникновения. Так в девять лет я впервые испытала оргазм вместе с партнером. В этот момент я решила, что именно это ощущение удовольствия, эта близость и есть та любовь, которой мне не хватает. Я открыла новый яркий мир, где легко могла получить дозу «любви и внимания».

Чтобы вы понимали, как быстро я разобралась в вопросе: в 13 лет мы с Кирой тайком включили порно на кассете ее родителей у них дома. Во время просмотра мне стало скучно, потому что мои фантазии были куда изощренней кино для взрослых. По мере того, как я взрослела, я стала понимать, как много мальчиков в школе обращают на меня внимание. Это мне ужасно нравилось, и я пользовалась своей привлекательностью, чтобы получить секс. Я всегда была гораздо опытней всех, с кем спала, и их восхищение по этому поводу приводило меня в восторг.

Я чувствовала себя сильной, нужной, любимой и самой лучшей.

Потом в университете я оказалась в компании творческой тусовки. Там все откровенно обсуждали вопросы секса, порно и свободных отношений. Я спала со всеми. Искала новые места, где могла подцепить «жертву». Мне безумно нравилась моя жизнь, об отношениях я вообще не думала. Для меня это было сложно и бессмысленно — я искала только одноразового секса и удовлетворения собственных фантазий. Мне было наплевать на тех, с кем я сплю. После секса я быстро собиралась, уходила и забывала о человеке моментально. Так продолжалось довольно долго, но в 28 лет я впервые начала подозревать, что с моей жизнью что-то не так. Все вокруг внезапно переженились и родили детей, а я даже думать об этом не хотела.  Задала себе вопрос: я хочу отношений? Да нет, обойдусь спокойно. И тут я впервые ощутила какую-то пустоту внутри.

А потом я встретила мужчину, с которым захотелось чего-то серьезного, да вот только в постели он меня совсем не привлекал. Мне нужна была его близость и поддержка, а он был холодным и отстраненным. Чтобы заглушить эту боль невзаимности, начала пить. Когда он заметил это, предложил сделать паузу в наших встречах, я согласилась. Это было началом ада. Вместо того, чтобы понять, что я на высокой скорости качусь на дно и обратиться к психологу, я зарегистрировалась на сайте знакомств. За один день я могла переспать с 5-7 парнями (и девушками), но возвращалась домой неудовлетворенной, мастурбировала и только потом вырубалась. В метро каждый человек казался мне пригодным для секса. Если раньше я тешила себя тем, что я выбираю интересных людей, то сейчас мне было все равно с  кем заниматься сексом. Как итог — я не вылезала из кабинета венеролога. Дальше — хуже. Меня стала одолевать похоть к родному брату. Ужас от этой мысли пульсировал в голове, но я не могла избавиться от наваждения. Так я добралась до депрессии: лежала сутками в постели и не могла подняться. Резала себя, часто думала о смерти, потому что не видела другого пути прекратить мою одержимость. После этого я обратилась к психологу. Терапия дала свои плоды, но сильное желание заниматься сексом осталось. Но чем больше полнился мой список случайных партнеров, тем острее я чувствовала насколько я одинока. Иногда хотелось просто выть.

Фото №3 - Откровения нимфоманки: «К психологу я пошла, когда на новой работе переспала с 12 коллегами»

Однажды мой психотерапевт посоветовала мне обратиться в группу зависимых людей. На первой встрече я рассказала свою историю без купюр и услышала о жизни других, их истории были похлеще моей. Одна из женщин призналась, что ей, как наркоману с каждым разом нужны наркотики сильнее, нужен был еще более извращенный секс. Она перепробовала вообще все и дошла до сношения с животными. Меня это шокировало, и я пообещала себе, что никогда не дойду до такого. Я прошла программу 12 шагов. Сейчас уже более 4 лет и 9 месяцев я чиста. Я работаю и помогаю таким же женщинам, как я, справляться с зависимостью».

Фото №4 - Откровения нимфоманки: «К психологу я пошла, когда на новой работе переспала с 12 коллегами»

Ольга (имя изменено по просьбе героини), 36 лет

«Я из состоятельной и благополучной семьи. Училась в дорогой частной школе. Рано повзрослела и округлилась. В 13 лет попала в компанию взрослых ребят и стремилась им соответствовать, поэтому соглашалась на все, чтобы заслужить внимание и любовь. В том числе и на групповой секс. Я стала самой популярной девчонкой в школе, потом в институте, потом на работе.

Сначала я гордилась собой и своими сексуальными победами. Мне нравилось поражать всех умениями, я считала себя настоящей гейшей. За день я могла переспать с несколькими партнерами, которых потом не вспоминала ни разу. Особенно меня привлекали несвободные мужчины. Когда я видела, как тот или иной кичится своим семейным счастьем, показывает «прилизанные» фото с женой и детьми, у меня начинался настоящий зуд и появлялась цель: во чтобы то ни стало соблазнить его. Доказать себе, что вся эта семейная жизнь — фейк. Что каждый готов изменить ради хорошего секса.

Я кайфовала от того, что могу найти ключик к каждому. Я не была проституткой, но иногда мне делали очень дорогие подарки, от которых я не отказывалась.

Впервые мысль о том, что я несчастна закралась у меня, когда я поехала с очередным женатиком в гостиницу. Он после секса моментально собрался и убежал, а мне сказал, что оплатил номер на всю ночь, и, если я хочу, то могу остаться до утра. В тот момент я себя почувствовал какой-то униженной и поняла, что не только я использую партнеров, но и они — меня. Однако даже после такого я продолжила свою сексуальную одиссею.

Фото №5 - Откровения нимфоманки: «К психологу я пошла, когда на новой работе переспала с 12 коллегами»

Пойти к психологу, а потом к психиатру решилась лишь после того, как, перейдя на новую работу, обнаружила, что с 12 мужчинами из этого коллектива я успела переспать еще до того, как устроилась туда (в разные годы). На сессиях с психотерапевтом я осознала, что зависима от секса, но не смогла себя заставить пойти на встречу анонимных сексоголиков. Я считала этих людей конченными извращенцами, а себя просто сильно любящей секс. Хотя, чего уж скрывать! — мои сексуальные фантазии могли бы повергнуть многих в шок. Как раз в этот момент мне встретился мужчина, который помог мне притормозить. Я как будто заморозилась. Но после трех лет отношений с ним все началось сначала. Я снова начала видеть сексуальный объект в каждом мужчине.

Это происходит со мной и сейчас. Препараты, которые мне выписал психиатр, не помогают. Чем больше у меня секс-встреч, тем больше мне хочется. Меня уже не удовлетворяет традиционный секс во всех его проявлениях, мои фантазии сводят меня с ума. Я скрываю все это от мужчины, а он ведь сделал мне предложение. Я очень боюсь его потерять, потому что больше никогда и ни с кем у меня не было такой близости. Врач настоятельно рекомендует хотя бы попробовать сходить на встречу сексоголиков, а я, как парализованная, не могу себя заставить. При одной мысли у меня начинается паническая атака. Это кошмар наяву, потому что я осознаю проблему и ее разрушительные последствия, но пока не в состоянии побороть своих демонов».

Фото: кадры из фильма, Getty Images