Фото №1 - «Пропавший»: история девушки, едва не сошедшей с ума из-за исчезновения возлюбленного

Слежка 

Я ехала домой, когда на мой сотовый телефон пришло новое сообщение. В тот момент я застряла в транспортной пробке в туннеле на Кингсуэй, остановившись на повороте в крайнем правом ряду у самого берега реки. Включив радио, я услышала в выпуске новостей известие об аварии в туннеле и обещание, что затор скоро рассосется. Альтернативного маршрута не существовало. Два плотных потока машин забили обе полосы около въезда в туннель. Водители нервничали.

Сообщение пришло с очередного телефонного номера, которого я не знала: «А я тебя вижу!»

Я уронила телефон на пассажирское сиденье и быстро осмотрелась по сторонам. Вокруг меня стояли в пробке сотни автомобилей. Они занимали две полосы в направлении Уолласи, как и две встречные. Транспорт практически не двигался. Повсюду я видела грузовики и легковые машины, ни один из которых я прежде не встречала. Чуть приподнявшись на своем месте, попыталась разглядеть, кто стоял перед грузовиком, расположившимся непосредственно передо мной, но кузов оказался слишком широк для этого. Затем посмотрела в зеркальце заднего обзора, но за мной пристроилась машина, заполненная пассажирами. На соседней полосе находился автобус.

Фото №2 - «Пропавший»: история девушки, едва не сошедшей с ума из-за исчезновения возлюбленного

Я никак не могла успокоиться. Где, черт побери, он может находиться? Я посмотрела в боковое зеркальце, чтобы не задеть случайного мотоциклиста, а потом открыла дверь и выскочила наружу. Внимательно присматривалась ко всем машинам, но не замечала знакомых. Вероятно, он сменил машину, как и номер телефона.

Как я могла обнаружить его, если он сидел за рулем незнакомого автомобиля?

Раздался громкий звук клаксона, заставивший меня вздрогнуть, а женщина из машины сзади что-то кричала сквозь приспущенное стекло. Я сообразила, что поток впереди наконец-то начал медленно продвигаться вперед. Мне пришлось снова сесть в свой автомобиль и тронуться с места. Каким-то чудом я избежала аварии. Я оплатила проезд через туннель специальной карточкой и направилась в сторону Уолласи. Мои нервы уже не выдерживали напряжения. Я постоянно смотрела назад в стремлении заметить знакомую машину.

Еще одно напоминание 

Оказавшись дома, я едва успела открыть дверь, как замерла посреди холла. А это еще что такое? Мне в нос ударил запах мужской туалетной воды «Поло». Ральф Лорен. Мой подарок Мэтту на Рождество в прошлом году.

Я медленно попятилась к входной двери и встала, упершись в нее спиной. Теперь аромат стал ощущаться слабее. Я скинула туфли и сделала несколько шагов вперед по ковровому покрытию, расстеленному по центру холла, с полом из паркета, составленного из полированных досок дуба. Закрыла глаза и глубоко вздохнула. Нет, запах никуда не делся — холодноватый цитрусовый аромат парфюмерии Мэтта.

— Мэтт! — истерично крикнула я. — Мэтт, ты здесь?

Бросилась в кухню и быстро оглядела ее. Я почти ожидала увидеть его сидящим за столом, пьющим чай и играющим в одну из самых примитивных игр, заложенных в программу мобильного телефона.

— Мэтт! Мэтт!

Со скоростью гончей я ворвалась в гостиную. Мэтта там не было. Комната имела тот же вид, в каком я оставила ее утром. Я взлетела по лестнице наверх, распахивая двери и непрерывно выкрикивая его имя, бросаясь на пол, чтобы заглянуть под кровати, открывая платяные шкафы на случай, если он затаился где-то среди моей одежды. Но так и не увидела Мэтта. Потом встала на лестничной площадке, пытаясь отдышаться. У меня кругом шла голова. Я знала, что он побывал здесь. Я точно это знала.

Снова глубоко втянув в себя воздух, поняла, что запах был слабее наверху, но вернулась в свою спальню. Здесь тоже ощущался тот же аромат. Ванная. Никаких следов. В гостевой комнате и общей ванной туалетной водой не пахло вообще.

Фото №3 - «Пропавший»: история девушки, едва не сошедшей с ума из-за исчезновения возлюбленного

Пришлось спуститься вниз, пытаясь определить, в какие места дома Мэтт заходил. В гостиной все оставалось по-прежнему, но присутствовал цитрусовый аромат, которого не было утром. В кухне он ощущался сильнее всего, я понимала, твердо верила, что Мэтт какое-то время стоял там же, где теперь я, тщательно изучая комнату. Мой взгляд блуждал с предмета на предмет. Что он здесь мог делать?

А потом до меня вдруг дошло. Прежде чем утром отправиться на работу, я сложила свои записки на липких листочках в одну кипу рядом с холодильником, опасаясь неожиданного визита Кэти. Мне бы не хотелось показывать ей свои заметки. А теперь они снова были аккуратно разложены в виде решетки, как любила располагать их я сама, с тщательно соблюденными интервалами.

Можно было провести линию вдоль краев, она оказалась бы идеально прямой. Мне по натуре свойственна точность во всем.

Если Мэтт видел эти записи, то не мог не осознать, как много значил для меня. Он должен был обратить внимание на мой список, на то, что я вычеркнула из него спортивный зал, отели, офис, компании проката автомобилей. Мэтт обязан был оценить мою старательность, стремление ничего не упустить из виду, заметив, что я искала адреса его матери, парикмахера, мастерской, где проводили техническое обслуживание автомобиля. Он видел записанные мною номера и пояснения. И теперь точно знал, что его уход сводит меня с ума.

Он ли проделал этот трюк? Интересно, о чем Мэтт думал, стоя здесь и глядя на мои записи? Чувствовал ли он себя виноватым? Или же радовался увиденному?

На мгновение я допустила, что это мог быть не он, но потом покачала головой. Я же уловила его привычный аромат. И если раньше мне приходилось гадать, то теперь в моем распоряжении имелось доказательство. Неожиданно я кое-что вспомнила. Если злодей совершает преступление, то непременно оставляет что-то там, а что-то забирает с собой. Это была истина, справедливая для всех преступлений. А сейчас я имела дело с явным правонарушением — незаконным вторжением в мое жилище, проникновением в личную жизнь. 

Фото №4 - «Пропавший»: история девушки, едва не сошедшей с ума из-за исчезновения возлюбленного

Конечно, полиция обычно искала оставленные преступниками образцы ДНК в виде частичек кожи, капли крови или пота. Я не располагала их возможностями, но кое-что предпринять тоже могла. Мэтт оставил после себя свой запах, устойчивый цитрусовый аромат. Но что он унес с собой? Я снова внимательно осмотрела комнату. Он находился здесь, он разложил заново мои записи — это не вызывало сомнений. Я пересчитала листки. Все оказались на месте. И на первый взгляд ничто не пропало. Я зашла в гостиную, поднялась в спальню, но и там никаких пропаж не бросилось в глаза.

Поскольку в гостевой комнате аромата не ощущалось, я решила, что туда он не заглядывал.

И стоило мне в очередной раз осмотреть кухню, как я поняла, что исчезло. Записка с одним лишь словом «Удовлетворена?», как и конверт, не были больше прикреплены к дверце холодильника. Их не было вообще. Остался только магнит в форме вопросительного знака. Мне стало по-настоящему плохо, и на сей раз я была, как никогда, близка к обмороку. Но успела ухватиться за спинку стула и сесть. Записка оставалась моей единственной уликой. Она доказывала, что я пока не свихнулась.

Теперь кто-то лишил меня и ее.

Фото: Getty Images