Как любила и сводила с ума мужчин сильно моложе себя Александра Коллонтай, первая в мире женщина-министр

Расположения привлекательной интеллигентки из обеспеченной семьи пытались добиться многие ее современники, но чувства в большинстве случаев оставались неразделенными. Кого же на самом деле любила боровшаяся за равноправие Коллонтай и как относилась к многочисленным поклонникам?

Александра Коллонтай появилась на свет в марте 1872 года в зажиточной семье. Отец, генерал Михаил Домонтович, и мать, дочь финского лесоторговца Александра Массалин-Мравинская, в малышке души не чаяли, окружив Шурочку любовью и достатком. Отец сделал все, чтобы девочка получила разностороннее образование: нанял для нее лучших учителей, гувернанток. Александра с юных лет была настоящим полиглотом — она прекрасно владела французским, английским, немецким, финским и другими европейскими языками. Шурочка так же, как и ее отец, интересовалась историей и с удовольствием изучала этот предмет.

Нетипичная для девушки тяга к знаниям и саморазвитию смущала ее мать. Массалин-Мравинская мечтала поскорее выдать красавицу-дочь замуж, желательно еще и за обеспеченного и знатного мужчину. У Александры же имелись другие планы — она хотела поступить в университет. Родительница была категорически против этого и убеждала Шурочку в том, что женщинам высшее образование не нужно. Главное — удачно устроить личную жизнь и уметь вести хозяйство. Домонтович-младшая не стала перечить и позже в своих дневниках писала о том, что отношения с матерью у нее были не самыми теплыми, а вот с отцом она общалась очень хорошо.

На радость матери проблем с ухажерами у Шурочки никогда не было. К 16 годам у нее имелось столько поклонников, что им в прямом смысле приходилось выстраиваться в очередь, лишь бы станцевать с ней на балу. Вот только разборчивая девушка замуж не стремилась и потенциальных кавалеров отвергала. Генеральский сын Иван Драгомиров не смог смириться с отказом и свел счеты с жизнью.

Александра переживала из-за этого инцидента. Чтобы дочь перестала тосковать, отец отправил ее развеяться в Ялту. Во время одного из светских приемов на Шурочку Домонтович обратил внимание генерал Иван Тутолмин, который был старше нее на 35 лет. Офицер весь вечер танцевал только со статной голубоглазой девушкой и так был очарован, что прямо в день знакомства сделал ей предложение руки и сердца. Такого поворота событий генеральская дочь не ожидала и отказала Тутолмину. Родители Александры были в ярости из-за того, что та отвергла завидного жениха, который потом оставался холостяком до конца своих дней.

Шурочка в ультимативной форме заявила, что если и выйдет замуж, то только по большой любви. В 1893 году так и произошло.

Избранником Александры Домонтович стал ее дальний родственник, выпускник военно-инженерной академии Владимир Коллонтай. Родители пытались расстроить этот брак, ведь будущий зять был очень беден и никаких перспектив не имел. Александра даже грозилась устроиться на работу учительницей, чтобы сводить концы с концами. Мать будущей революционерки отвечала ей: «Ты даже свою постель аккуратно заправить не можешь, какая еще работа! В доме с тобой обращаются как с царевной, и ты никогда никому не помогала». Но и это не помогло — Александра поступила по-своему. В 1894 году у четы Коллонтай родился сын, которого молодые родители назвали Михаилом в честь деда.

Однако степенная семейная жизнь быстро наскучила Александре. «Я любила своего красивого мужа и говорила всем, что я страшно счастлива. Но мне все казалось, что это «счастье» меня как-то связало. Я хотела быть свободной. Маленькие хозяйственные и домашние заботы заполняли весь день, и я не могла больше писать повести и романы, как делала это, когда жила у родителей. Но хозяйство меня совсем не интересовало, а за сыном могла очень хорошо ухаживать няня Анна Петровна. Но Аннушка требовала, чтобы я сама занималась домом. Как только маленький сын засыпал, я целовала его мокрый от пота лобик, плотнее закутывала в одеяльце и шла в соседнюю комнату, чтобы снова взяться за книгу Ленина», — писала в своих дневниках Коллонтай.

Владимир обожал жену, но этого Александре было недостаточно. Годами позже она признавалась, что законному супругу так и не удалось пробудить в ней женщину. Чтобы хоть как-то разнообразить рутину, Коллонтай приводила домой любовников. В какой-то момент даже получилось так, что она начала жить под одной крышей с Владимиром и его сослуживцем Александром Саткевичем. Но и эти свободные отношения не приносили молодой матери никакого удовлетворения.

Отдушиной для нее стали встречи в публичной библиотеке, в ходе которых либерально настроенная молодежь обсуждала актуальные политические вопросы. Особенно живо Коллонтай интересовалась темой равноправия и отношений между мужчинами и женщинами. Тогда-то Александра и поняла, что институт брака нуждается в серьезных изменениях. 

Побег из семьи

К 1898 году Александра Коллонтай окончательно пришла к выводу, что тихая семейная жизнь ей не подходит и она растрачивает весь свой потенциал впустую. Тогда молодая женщина приняла сложное решение: она бросила мужа с маленьким сыном и переехала в Швейцарию. На полпути Александра порывалась сесть на встречный поезд и вернуться в Санкт-Петербург. «Больше я к прежней жизни не вернусь. Пусть мое сердце не выдержит от горя из-за того, что я потеряю любовь Коллонтая, но у меня другие задачи», — писала она в дневниках, которые, к слову, прилежно вела на протяжении всей своей жизни.

Обосновавшись в Цюрихе, россиянка поступила в местный университет на факультет экономики и посещала лекции профессора-марксиста Генриха Геркнера. За время учебы она успела познакомиться с философом, теоретиком-марксизма Георгием Плехановым, английскими экономистами и убежденными социал-демократами Сиднеем и Беатрисой Вебб и, конечно же, с известной феминисткой и социалисткой Розой Люксембург.

Александра Коллонтай всегда интересовалась проблемой равноправия полов и была сторонницей марксистского движения

Новая жизнь увлекла Александру. Владимир неоднократно просил ее вернуться, но она отказывалась. Мужчина, вопреки прогнозам родственников жены, добившийся немалых высот в военной службе, тосковал недолго — несколько лет спустя он снова женился.

Время от времени Коллонтай наведывалась в Санкт-Петербург. Там она познакомилась с Владимиром Лениным и экономистом Петром Масловым. Последний, к слову, вскоре стал ее любовником и убедил примкнуть к партии меньшевиков. Ради Петра, покорившего ее прежде всего своими познаниями в области марксизма, Александра готова была на все. Однако ухажер не мог полностью отдаться чувствам. Все потому, что он был женат и боялся гнева законной супруги, у которой начали появляться подозрения. После тайных встреч с пассией Маслик, как ласково называла его Коллонтай, пулей летел домой. Вскоре двойная жизнь начала утомлять Петра, и их с Александрой отношения сошли на нет.

В 1911 году сторонница революционного движения познакомилась с пролетарием и ближайшим сторонником Владимира Ленина Александром Шляпниковым. Новый избранник Александры оказался моложе ее на 13 лет, но это нисколько не смущало пару. Поначалу в их отношениях царили гармония и понимание — она даже писала за него статьи. Но вскоре Коллонтай начала тяготить интимная жизнь с Шляпниковым.

«Меня прямо пугает мысль о физической близости. Старость, что ли? Но мне просто тяжела эта обязанность жены. Я так радуюсь своей постели, одиночеству, покою. Если бы еще эти объятия являлись завершением гаммы сердечных переживаний… Но у нас это теперь чисто супружеское, холодное, деловое… если бы он мог жить тут как товарищ!.. Но не супружество! Это тяжело», — писала Александра Коллонтай.

Революционерка не знала уже, как избавиться от назойливого молодого ухажера. На выручку пришел Владимир Ленин, который попросил обладающую прекрасными ораторскими навыками Александру Михайловну отправиться в США и прочитать там несколько лекций. Шляпников хотел уехать с ней, но Коллонтай провела его, поменяв билеты на другую дату.  

Новая надежда

В Россию Александра Коллонтай вернулась в 1917-м, уже после Февральской революции. В тот же год не стало ее бывшего супруга Владимира. С тех самых пор все свое время она посвящала участию в маршах и митингах. После эмоциональных выступлений Александры Михайловны публика носила ее на руках. Энтузиазм Коллонтай и ее умение разжигать толпу восхищали и Ленина. В октябре 17-го Владимир Ильич назначил свою сторонницу народным комиссаром общественного призрения. Заняв стол высокий пост, она начала с еще большим рвением бороться за права женщин и создала отдел по охране материнства и младенчества.

Несмотря на то, что к тому моменту Александре Коллонтай исполнилось 45 лет, по свидетельствам современников, она выглядела значительно моложе своего возраста. Нарком была невероятно хороша собой и по-прежнему пользовалась бешеной популярностью у мужчин. «Народный комиссар государственного призрения в элегантном узком платье темного бархата, отделанном по-старомодному, облегающем гармонично сложенное, длинное и гибкое, свободное в движениях тело. Правильное лицо, тонкие черты, волосы воздушные и мягкие, голубые глубокие и спокойные глаза. Очень красивая женщина», — восхищался представитель французской военной миссии Жак Садуль

17-й год стал для Коллонтай судьбоносным во всех отношениях — она познакомилась с молодым красавцем-моряком Павлом Дыбенко. Встреча произошла при необычных обстоятельствах: Владимир Ильич решил отправить именно хрупкую Александру Михайловну на укрощение недовольных матросов балтийского флота. Мало того, что мужчины с замиранием сердца слушали ее речи, так еще и откровенно флиртовали с ней. Однако взаимности удалось добиться только лишь статному брюнету Дыбенко.

Отношения Павла Дыбенко и Александры Коллонтай были очень страстными. Их роман напоминал сюжет мыльной оперы

Ощутимая разница в возрасте в глаза не бросалась — 28-летний Павел и 45-летняя Александра выглядели ровесниками. Но между ними была самая настоящая пропасть: Коллонтай — образованная и интеллигентная женщина благородных кровей, а Дыбенко — выходец из обычной крестьянской семьи, бывший портовой грузчик с взрывным характером.

«Богатырь с ясными молодыми глазами», — так описывала своего избранника Александра Михайловна.

После встречи с Павлом Александре казалось, что она впервые в жизни по-настоящему полюбила. В марте 1918-го Дыбенко арестовали — по официальной версии, «за беспричинную сдачу Нарвы». Коллонтай сделала все возможное, чтобы ее возлюбленный вышел на свободу. «Вся душа моя, сердце, мысли мои, все с тобою и для тебя, мой ненаглядный, мой безгранично любимый. Знай — жить я могу и буду только с тобой, — без тебя жизнь мертва, невыносима», — писала нарком избраннику. Коллонтай все же спасла Дыбенко от смертной казни. Помог поход в ЗАГС — они сочетались первым гражданским советским браком, о котором написали в газетах (ранее признавались только церковные браки, — прим. Woman.ru). В качестве законной супруги Александра помогла дорогому Павлуше, как она сама его называла, добиться оправдательного приговора.

Отношения с Дыбенко в какой-то момент заставили Коллонтай, которой ранее было совершенно незнакомо чувство ревности, серьезно понервничать. Из-за того, что супруги постоянно находились в разъездах, они не так уж и много времени проводили друг с другом. Во время отсутствия жены молодой брюнет, любивший от души повеселиться, времени даром не терял. Роман с некой Ниной он тщательно скрывал от Александры. Но правда все же выплыла наружу. Когда революционерка разбирала вещи благоверного, из кармана его пиджака выпало письмо от поклонницы, из которого и выяснилось, что муж изменял.

Коллонтай, считавшая Дыбенко своей второй половиной, была оскорблена до глубины души. Она закатила ему громкий скандал, заявив, что разойдется с ним. Павел на коленях вымаливал прощение, но Александра не стала унижаться перед ним и сама поставила точку в их отношениях, заявив, что уезжает одна в Москву.

«Ты не жена, ты — человек!» — писала Александра Михайловна в своем дневнике.

Дыбенко не был готов к такому повороту событий и предпринял попытку покончить с собой, однако выжил. Но даже из чувства жалости Коллонтай не стала оставаться с ним. Чтобы навсегда разорвать отношения с Павлом, она попросила отправить ее в Норвегию на дипломатическую работу.   

Право на счастье

Дыбенко предпринял еще одну попытку вернуть жену. Он отправился вслед за ней в Норвегию, но его признания совсем не тронули Коллонтай. Павел Ефимович наконец понял, что утерянное доверие он никогда не восстановит, и в гордом одиночестве вернулся в СССР. 

На Западе карьера Коллонтай пошла в гору, и она надолго задержалась в незнакомой стране. Освоиться госпоже-дипломату помогал интеллигентный и обходительный француз Марсель Боди, который вместе с ней трудился в посольстве. Александра Михайловна сама не заметила, как полюбила мужчину, который был младше нее на 23 года.

В Норвегии Александра Михайловна сблизилась с молодым сотрудником посольства Марселем Боди

Коллонтай считала Боди своей ровней и мечтала провести с ним остаток дней. Однако этим грезам не суждено было сбыться: Марсель был женат и не мог оставить семью. К тому же представители советской власти, узнав об этом романе, были в ярости. Александра Михайловна получила выговор.

На Родину Коллонтай не тянуло. Родителей давно не было в живых. Дыбенко в 1938 году расстреляли. Единственный сын Михаил перебрался в Берлин, да и у него была своя жизнь, в которой мать почти не принимала участия.

Какое-то еще время она представляла интересы СССР в Скандинавских странах. Но на склоне лет Александра Михайловна перенесла инсульт и была частично парализована — ей все же пришлось вернуться в Москву. В Первопрестольной Коллонтай выделили большую квартиру в самом центре и закрепили за ней должность советника в МИДе.

...
Александра Коллонтай вошла в мировую историю как первая женщина-министр. С 1917 года по 1918-й она занимала должность наркома государственного призрения в первом Советском правительстве, после чего перешла на дипломатическую службу
1 из 12


В марте 1952-го Александры Коллонтай не стало — он не дожила всего нескольких дней до своего 80-летия.   

Комментарии

99
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
Показать сначала
  • Новые
  • Старые
  • Интересная статья, спасибо👍🏻🤓
  • Бездельница, никогда не работала ради денег , по мужикам да тусовкам . Так, если коротко подитожить ( где деньги брала на Швейцарию и тп? )
  • Примером для других назвать нельзя, думала она и руководствовалась она не головой, а тем самым органом.
  • Нимфоманкой была
  • Кого она там сводила альфонсов. В молодоси возможно могла влюбить, что не редкость какая то. То то изменяли ей молодые, конечно она до должности добралась министра начальницы тогда это редкость было, ведь женщин руководителей не было почти. А мужчин охочих до денег с=статуса полно было, в Москве слезам не верит показан Рудик например
  • Люди живут за чертой бедности, а эти деньги на *** спускают, а те и рады стараться, гордятся.
  • Если сравнивать Коллонтай с теперешними красавицами, то она, возможно, и проигрывает. Но ее нужно все-таки сравнивать с современницами. К тому же человека нужно видеть в динамике, только фото не достаточно. Да и фото в то время были не моментальные, нужно было несколько минут стоять с каменным лицом, пока фотограф аппаратуру настраивает. А вообще Коллонтай жила как хотела во многом потому, что могла себе позволить. Деньги и связи - это сила. Была б она простой женщиной, пришлось бы ей делать то, что скажут.
  • Ужас, мож еще Розалию Землячку вспомним?Или первую жену Троцкого?А то и самого Льва Давыдыча давайте восхвалять. Как можно восхищаться этими революционерами?
  • "для баб с форума стелющихся перед мужиком и мечтающих лишь о "женском счастье был бы милый рядом" поступки и жизнь Великой Коллонтай не понять! ваш уровень это до 9-11 класс и замужество по залету. А Александра и правду была независимой и сильной женщиной. всех дам с прошедшим праздником." Звезде не хозяйках и РЕАЛЬНО не зависимая и сильная это разные вещи . Ее тяготило ахаттся со многими но она это делала -зачем? Она ж независимая, ага . Что взамуж после 9 , что «независимые» скачки по мужикам всю жизнь , это две стороны одной медали= глобальная неуверенность в себя , комплексы и ограниченность.
  • "Лиля Брик- это Настя Рыбка по тем временам. За распущенность ее и любили. Коллонтай из той же оперы в принципе, но с закосом под аристократию." Во во удивительно что многих такое восхищает ахают тут и охают . Что до не политической работе-так это все можно было делать не опускаясь до проститутства скакания по морякам, да молокососным «дипломатикам» , не позоря родителей и ребенка.