Фото №1 - Когда твой мучитель — собственный отец: дело семьи Фритцль
Элизабет Фритцль

Считается, что авторы киносценариев так и норовят что-то преувеличить — для пущего эффекта. Однако в случае с фильмом «Комната» все было наоборот. Зритель увидел отретушированную версию того, что творилось в пасторально-тихом австрийском городке Амштеттен в течение четверти века.

Империя маньяка

Инженер Йозеф Фритцль, примерный семьянин, отец семерых детей, милый и обходительный господин из тех, кто на хорошем счету в любом обществе, оборудовал в подвале своего дома настоящий бункер. Сделал он это с согласия властей, получив разрешение на перепланировку.

Помещение с очень низкими потолками (в нем невозможно было стоять, выпрямившись во весь рост) он обил резиновыми ковриками, чтобы ни один звук из подвала не доносился наружу. Массивная металлическая дверь закрывалась на кодовый замок. Инженер Фритцль спускался в подвал каждый день (когда был дома, конечно), в одно и то же время, чтобы в спокойной обстановке «сделать еще несколько чертежей». Супруге строго-настрого запрещалось спускаться туда. Ни один из квартиросъемщиков также не смел приближаться к укрытию. Йозеф запретил это делать, якобы беспокоясь о том, чтобы никого не ударило током.

Зачем он все это делал? У Фритцля был план, не суливший ничего хорошего одному очень близкому для него человеку — собственной дочери Элизабет.

Фото №2 - Когда твой мучитель — собственный отец: дело семьи Фритцль
Йозеф Фритцль

28 августа 1984 года Йозеф начал воплощать заранее придуманную схему в жизнь. Он затащил в подвал 18-летнюю Элизабет, которую перед этим усыпил, надел на нее наручники и приковал к стене. Еще через день «встревоженный» отец отправился в полицию, чтобы заявить об исчезновении дочери. Несколько недель спустя супружеская чета получила письмо от нее (прим. Woman.ru: его действительно писала Элизабет, но не по доброй воле), в котором девушка сообщала, что решила уйти из дома, чтобы стать независимой. В послании также шла речь о «людях, которые за ней присмотрят». Полиция решила, что Элизабет попала в секту (именно эту версию будет педалировать ее отец).

Девушку, якобы попавшую в секту, будут искать по всей Европе и не один год, пока папа будет регулярно приходить к ней в подвал, чтобы в очередной раз изнасиловать, принести еды или же продолжить ремонтные работы в бункере, общая площадь которого составляла 60 квадратных метров.

Из воспоминаний полицейских, участвующих в расследовании дела: «Фритцль мог бы убить детей, и никто бы не услышал. Дети могли бы убить отца, и никто бы не услышал. Но в этом случае они были бы обречены на мучительную смерть рядом с его телом. Ведь только Йозеф знал код от электронного замка».

Друзья Йозефа, узнав о том, что он вел двойную жизнь, недоумевали, как же выживала его дочь с детьми, ведь Фритцль любил путешествовать и однажды улетел в Таиланд на целых 4 недели. Ответ на этот вопрос дает австрийская пресса, цитирующая дневник Элизабет. В это время ей приходилось ловить крыс голыми руками…

Властитель судеб

Трое из шести выживших детей Элизабет воспитывались наверху в «нормальной» семье — они ходили на занятия юных пожарников, занимались спортом при отделении полиции, играли на музыкальных инструментах и приносили домой хорошие оценки. Тех, кто оставался внизу, мать учила говорить и ходить, читать и писать практически на пальцах. Игрушек в бункере (в отличие от учебников, которые все же имелись) почти не было.

Из дневника Элизабет Фритцль: «Дети были в восторге от зеркала (прим. Woman.ru: далеко не сразу, но в темнице появилась плита, кушетка, туалет и душ) и особенно от весов. Они съедали что-нибудь и тут же вставали на них, чтобы узнать, покажут ли те прибавку веса».

Фото №3 - Когда твой мучитель — собственный отец: дело семьи Фритцль

В подвале становилось все теснее, и Йозеф начал по одному забирать малышей с собой, каждый раз изображая сцену «Плохая мать подбросила ребенка дедушке и бабушке, не забыв положить записку». Так на поверхности в мае 1993 успешно «легализовалась» 9-месячная Лиза, в декабре 1994 — 10-месячная Моника. Через три года, в августе 1997-го, на том же месте перед входной дверью Йозеф «нашел» Александра — малышу тогда было чуть больше года.

Хотите знать, чем руководствовался Фритцль, решая, кто должен остаться в бункере, а кто может его покинуть? Он брал наверх самых голосистых, тех, кто плакал громче всех…

Когда Элизабет родила близнецов, и один из мальчиков скончался (у крохи были проблемы с легкими), Йозеф сжег его тело в печке, а прах развеял по саду, чтобы его не обвинили в убийстве.
Любопытно, что пока в семье появлялись «подкидыши», полицейские даже не подумали проверить, на самом ли деле эти дети являются внуками Фритцлей!

В апреле 2008 года эта история закончилась. Йозеф позвонил в службу спасения и рассказал о том, что обнаружил девушку, предположительно свою внучку, лежащую у дома без сознания. 19-летнюю Керстин (старшую дочь Йозефа и Элизабет) тут же увезли в больницу, она была в критическом состоянии. Врачи изумились, узнав, что у девушки нет вообще никаких документов. Кроме того оказалось, что у нее нет ни одной пломбы во рту. Письмо, которое было у «дедушки» с просьбой «блудной матери» позаботиться о больной Керстин, не слишком впечатлило медиков. Пациентку, органы которой начали отказывать один за другим, поместили в реанимацию и погрузили в глубокий искусственный сон. Однако врачи так и не смогли поставить ей диагноз, чтобы прояснить клиническую картину. Им нужно было обязательно поговорить с матерью.

Тут наконец-то насторожилась полиция. Симптомы болезни девушки, ее необычная бледность и отсутствие пигментации — все это сыграло против Йозефа, которого начали подозревать, по крайней мере, в скрытии фактов (далее последовали подозрения в инцесте и жестком обращении с детьми).

За Фритцлем организовали слежку, к делу подключился и Интерпол. По местному телевидению то и дело крутили ролик с обращением к матери девушки. Его-то и увидела Элизабет в своем подвале. Она стала умолять отца позволить ей поехать к дочери и взять с собой двух других детей, которые до того времени света белого не видели — в буквальном смысле слова. И Йозеф дал свое разрешение…

Йозефа, отбывающего пожизненный срок в одном из специализированных тюремных заведений для душевнобольных, постоянно сторожат четверо охранников. Но даже эта мера не всегда помогает — старика регулярно избивают другие заключенные.

Элизабет и ее дети получили новые документы и уехали из города, но папарацци не прекращают охотиться за ними, надеясь раздобыть очередную сенсацию.
Напоследок мы хотим поделиться с вами фразой, сказанной малышом Феликсом, когда он первый раз оказался на свежем воздухе. «Как же хорошо!» — вздохнул он. — И на вопрос о том, что именно хорошо, ответил: «Все!»

...
Розмари и Йозеф Фритцль со стороны казались счастливой семейной парой, они жили в достатке, растили семерых детей. Семерых же детей родила Йозефу и его дочь Элизабет, которую он держал в подвале собственного дома с тех пор, как девушке исполнилось 18. Когда страшная правда выплыла наружу, всех интересовал один и тот же вопрос — знала ли Розмари о том, что творит ее муж? Мы уверены, что нет. Робкая, тихая, необразованная... Она вышла замуж, едва ей минуло 17, и всю жизнь считала мужа царем и богом. А тот знай себе муштровал и жену, и детей. Когда он входил в комнату, в ней воцарялась полная тишина, даже если за минуту до этого дети в ней пищали и кричали
1 из 23